До окончания срока Атамбаева
осталось

№13 от 7.04.2016

Ж. Бирназаров. «Апрельские события глазами курсанта»:

«…Проанализировав события 7 числа я пришел к выводу, что мы были грубо говоря «мясом, мальчиками для битья, козлами отпущения». Так же с нами поступили и 24 марта. Но тогда не было жертв. Если сравнить эти две революции, то 24 марта, по сравнению с апрельским, был мирным митингом. 24 марта не трогали солдат, которые стояли у флагштока. 7 апреля солдат, охранявших флаг государства — пост №1, избили и отобрали оружие. Я просто не понимал логику действий толпы!
Солдаты в чем виноваты? В том, что они в тот день заступили в наряд? Того требует Устав. Эти же солдаты стоят сегодня и завтра будут стоять на страже и защищать народ, Родину».

Алмаз Атамбаев, 16 марта 2016 г., г.Ош:
«Отдельные (политики. – ред.) зарабатывают деньги на крови.
У некоторых единственная цель – это власть. Части оппозиционеров нужны только должности, взятки, собственный желудок. Для них народ, согласие, будущее Кыргызстана не стоят ни гроша».

 

 

Приграничный конфликт с Узбекистаном и история с переданной соседям горой обрела неожиданное продолжение. Своим распоряжением в понедельник, 4 апреля, премьер-министр Темир Сариев забрал у РУз четыре пансионата на Иссык-Куле – «Рохат-НБУ», «Дилором», «Золотые пески» и «Бустон». В правительстве решились на обмен: здравницы против Унгар-Тоо? Однако, не равнозначный обмен получается.

В кабмине КР упорно отрицают, что Орто-Токойское водохранилище и гора Унгар (Ункур) переданы Узбекистану. «Мы будем до последнего стоять на своем и не отдадим водохранилище», – уверяют в аппарате правительства.

По Унгар-Тоо же позиция неоднозначная. Стоит отметить, что документа о том, что гора находится на спорном участке и все еще не описана ее территориальная принадлежность, кабмин общественности не представил. Кроме того, накануне на сайте одного из информагентств опубликованы документы, якобы, доказывающие, что передача горы Узбекистану таки состоялась. И «сделку», якобы, признал экс-президент страны Курманбек Бакиев в 2006 году. В сообщении говорится, что «23 сентября 2006 года – по итогам внеочередного совместного заседания в Ташкенте подписан протокол кыргызско-узбекской межправительственной комиссии по вопросам делимитации и демаркации государственной границы КР и РУз». «В протоколе внеочередного Совместного заседания узбекской части узбекско-кыргызской межправительственной комиссии по делимитации и демаркации Государственной границы Республики Узбекистан с Кыргызской Республикой и правительственной делегации Кыргызской Республики по делимитации и демаркации кыргызско-узбекской государственной границы «Ункур-Тоо» названа по-узбекски – горой «Унгартепа», а сама она значится «находящейся на территории Республики Узбекистан». Это было 23 сентября 2006 года. Через 10 дней состоялся официальный визит президента Курманбека Бакиева в Узбекистан. 4 октября 2006 года – пресс-служба Бакиева сообщила «об успешном визите в Ташкент, о достигнутых успехах», а в его совместном с И.Каримовым заявлении говорится об удовлетворении «утвержденным Протоколом совместного заседания правительственных делегаций Кыргызской Республики и Республики Узбекистан от 23 сентября 2006 года», – пишет ИА.

Обнародование этой информации через СМИ, подконтрольное «Белому дому», свидетельствует, что нынешняя власть вновь переводит стрелки на предшественников. Получается, что пансионаты отобраны у узбекской стороны в качестве компенсации? И что теперь глава кабинета министров, прежде яро отрицавший передачу этих земель РУз, скажет?

Но ответить премьер-министру страны Темиру Сариеву, похоже, нечего. Глава кабмина бегает от журналистов, прячась за спины своих телохранителей. Накануне на мероприятии, где презентована книга депутата Омурбека Текебаева о временном правительстве, СМИ попытались получить комментарий у Сариева, однако тот спешно ретировался, не желая общаться с прессой.
В официальном сообщении аппарата правительства о пансионатах говорится, что «решение принято в соответствии с соглашением о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 года, ратифицированного постановлением Жогорку Кенеша от 12 января 1994 года № 1404-XII, Постановления Верховного Совета КР «О принятии в собственность Республики Кыргызстан объектов курортно-рекреационного хозяйства, находящихся в пользовании юридических лиц других государств СНГ» от 16 декабря 1992 года № 1080».
Как отмечается, Фонду по управлению государственным имуществом поручено принять в государственную собственность объекты курортно-рекреационного хозяйства, расположенные на территории КР и находящиеся в пользовании юридических лиц Узбекистана:

– пансионат «Золотые пески» в селе Бостери Иссык-Кульского района, общая площадь 28,35 гектара;
– пансионат «Дилором» в селе Кара-Ой Иссык-Кульского района, общая площадь 21,77 гектара;
– пансионат «Рохат-НБУ» в селе Кара-Ой Иссык-Кульского района, общая площадь 19,05 гектара;
– пансионат «Бустон» на территории Кун-Чыгышского айылного аймака Тонского района, 10,65 гектара.

Никакие пансионаты, и это очевидно, не стоят земель КР, тем более, Унгар-Тоо, на которой расположена радиорелейная станция «Кербен-24», обеспечивающая ТВ, радио и сигналом сотовой связи весь Аксыйский район, а также часть Алабукинского и Чаткальского Джалал-Абадской области. В обмен же власти КР отбирают лишь постройки из кирпича и железа советского периода.

Соб. инф.

Лидер фракции «Ата Мекен» Омурбек Текебаев презентовал книгу о Временном правительстве. Как пояснил депутат, в написании книги участвовал он не один. Соавтором указан Марат Укушев – бывший заведующий юротделом администрации президента Акаева и эксперт отдела при Бакиеве. Примечательно также, что ответственный редактор труда Зайнидин Курманов, при Бакиеве был спикером парламента.

В своей книге Текебаев описывает причины, повлекшие недовольство народа и предшествовашие «апрельской народной революции» 2010 года, и аксыйскую трагедию, добрая часть труда посвящена мартовским событиям и пяти годам правления Курманбека Бакиева.  Как пояснил автор, он, будучи активным участником событий 2010 года, решил рассказать о работе ВП. По его словам, идею создания книги ему подсказала президент переходного периода Роза Отунбаева.
«Она рассказала, что во время командировки узнала, что есть книга о временных правительствах разных стран. Мы подумали, что было бы хорошо издать книгу и о нашем временном правительстве. Но реализация идеи затянулась, потому что было много других дел. Мы решили именно в этом году презентовать эту книгу, поскольку указом президента, 2016 обьявлен годом истории и культуры. Здесь присутствуют члены временного правительства. К сожалению, мы не все наши замыслы успели воплотить в жизнь. В частности, судебную реформу. Поскольку правительство было расформировано», – сказал Омурбек Текебаев.

Презентацию посетили члены ВП Роза Отунбаева, Темир Сариев, Эмильбек Каптагаев, а также депутаты Жогорку Кенеша предыдущего и нынешнего созывов, общественные деятели и журналисты.

Каждому желающему дали слово. ППП Отунбаева, выступая, заявила, что временщикам есть, чем гордиться. «В этом зале находятся те, кто буквально кланялся, служил Бакиеву. А теперь пришли и поддерживаете нынешнюю власть. Вот меня ругают, критикуют, придумали, что я член массонской ложи и что лоббирую интересы Фонда Агахана, а он очень много делает», – заявила Отубаева. Она отметила заслуги ВП, в частности, что им удалось создать прецедент мирной передачи власти. И упрекнула Текебаева, что его книга оставила много вопросов, ответы на которые не даны.
Нынешний премьер-министр Темир Сариев также был членом ВП, он рассказал, как временщики работали «до 3 ночи, в четвертом часу расходились, а в 8 утра вновь собирались в кабинете и спорили до хрипоты. «Были времена, когда мы даже ругались, повышали голос друг на друга, переходили на ты, но никто не хлопнул дверью и не ушел, бросив на полпути. Все переживали за будущее страны», – сказал глава правительства.

Ответредактор книги Заниддин Курманов сравнил членов временного правительства с фараоном Рамзесом. «Политики обязательно должны о себе рассказывать, чтобы память о них сохранилась в истории. Впервые догадался это сделать великий Рамзес. Он жил долго и когда решил узнать о том, что сделали его предки, обнаружил, что о них ничего не известно, поэтому свои деяния он решил описать в летописях. О правителях, которые не описывают свои деяния, быстро забывают», – заявил Курманов.

Каждому присутствующему досталось по экземпляру труда. Книга выпущена тиражом около тысячи экземпляров, ее объем более 500 страниц.

Соб.инф.

Сегодня ровно шесть лет, как в Кыргызстане в очередной раз силовым способом свергли власть. События 7 апреля 2010 года нынешние правители страны называют «народной революцией», их оппоненты – государственным переворотом. Оценку событиям давать еще рано, уверены эксперты, но результаты подвести самое время.

В результате апрельских событий к власти пришли те же соратники Курманбека Бакиева, что бок о бок с ним в марте 2015 года свергали Акаева. Сегодня они поливают вчерашних единомышленников грязью и обвиняют во всех грехах. Даже спустя шесть лет, нынешние рулевые не перестают кивать на предшественников и списывать на них огрехи.

И если первые несколько лет эйфория от свалившейся власти не давала членам временного правительства трезво взглянуть на ситуацию, то сегодня розовые очки потихоньку временщики один за другим снимают. Какую теперь оценку событиям дают они сами и считают ли, что апрельская революция достигла своих целей?

Омурбек Текебаев,
заместитель главы временного правительства по конституционной реформе:

– Нам удалось изменить характер государственной власти. Она стала подконтрольной обществу. Политическая система кардинально отличается от систем соседних стран и относительно реальной конкуренции, справедливых и честных выборов, парламентской формы правления и свободы СМИ. Все относительно, конечно. Как показывают международные организации, в Кыргызстане самые открытые процесс бюджетообразования в Центральной Азии. Это говорит о том, что наша политическая система реально меняется.

Главная цель – свергнуть семейно-клановые системы и создать условия, чтобы не было возврата назад и на основе демократической формы управления развить экономику. С последним пунктом у нас проблемы, поскольку это зависит не только от усилий местного правительства, но и геополитических и геоэкономических обстоятельств.

Исмаил Исаков,
курировал вопросы обороны и безопасности:

– Цели, которые поставила перед собой апрельская революция, практически не достигнуты. Мы хотели построить демократическое общество, установить диктатуру закона, чтобы Кыргызстан проводил внешнюю всестороннюю политику. Хотели добиться, чтобы правоохранительная и судебная системы обеспечивали права граждан и кыргызстанцы жили достойно, а не с мизерными пенсиями и пособиями. Говорили о необходимости бороться с коррупцией. Обещали вернуть тарифы на электроэнергию и коммуслуги, как прежде. Но, к сожалению, ни одна из озвученных целей не достигнута. Наоборот, сегодня судебная система и правоохранительные органы, вместо того, чтобы обеспечивать законность, допускают факты явного ущемления прав граждан. Цены на электроэнергию вновь поднялись.

Плодами революции воспользовались те, кто сегодня у власти. Это те же люди, которые довели страну до катастрофы. Те же кадры, что оказывали медвежью услугу президенту Акаеву, помогли Бакиеву уйти от ответственности и засесть в Беларуси. Сейчас сидят те же люди наверху и вновь оказывают медвежьи услуги власти.

Дамира Ниязалиева,
куратор временного правительства по вопросам здравоохранения:

– Каждый год 7 апреля общество задается этим вопросом и начинается спор между сторонниками и оппонентами. В 2010 году назрела классическая революционная ситуация, когда, как сказал великий Ленин, «верхи не могли править по новому (не было новой модели), а низы не хотели жить по старому». Основная цель митингов и революции были – облегчение жизни простых кыргызстанцев, искоренение семейного правления, вся власть должна перейти народу. По истечении 6 лет можно с уверенностью сказать: Кыргызстан идет верным путем, может быть, не так стремительно как хотелось бы, но мы упорно идем к главной цели апрельской революции. Прошедшие годы – слишком малый срок, чтобы зажили раны в сердцах и были ощутимые экономические результаты. При этом есть и ошибки и пробуксовки по некоторым вопросам, что было использовано недавно оппозицией. Но народ Кыргызстана принял мудрое решение и в нашей стране сегодня – мир и спокойствие. Если вернуться к достигнутым целям, то мы смогли встать на демократичный путь развития, через референдум приняли новую Конституцию и перешли к парламентской форме правления, быстро вошли в правовое поле. Но, к сожалению, не исполнено требование народа о люстрации окружения семейно-клановой власти Бакиева, и кадровая политика правительства до сих пор вызывает недовольство народа. Считаю также большим достижением переход к новой форме проведения выборов с помощью биометрических данных. Конечно, ее надо еще усовершенствовать для исключения случаев подкупа голосов. Вступление в ЕАЭС дает большую надежду на то, что Кыргызстан сможет конкурировать с остальным полюсом современного многополярного мира. Много реформ и планов заложено в Стратегии устойчивого развития до 2017 года. В этом направлении ведется определенная работа и, думаю, будет возможность нашему народу через год оценить ее результаты. Нашу страну можно сравнить с ребенком который учится ходить: его первые шаги, он неуверенно шагает, падает, встает и идет дальше с каждым разом все тверже делая свои шаги. Сегодня нужен мир, взаимопрощение, понимание, дружба, и тогда мы обязательно достигнем все цели и задачи, поставленные аксыйскими, мартовскими и апрельскими событиями. Есть и определенные проблемы, которые не решаются из-за отсутствия профессионализма горе-министров, в связи с чем борьба с коррупцией, объявленная президентом, тоже сводится на нет этими же «разгильдяями».

Эмильбек Каптагаев,
экс-руководитель аппарата временного правительства:

– Надо открыто и прямо сказать, что революция достигла своих целей. После революции изменились само государство, система правления, политическая атмосфера, политкультура. Все изменилось в лучшую сторону. Недавно прошли выборы и нареканий к власти по подтасовкам, давлению и применению административного ресурса нет. Нет прежней системы, когда можно было просто взять и за минуту написать протокол и объявить победителей. В 2007 году на выборах голосование фактически никакой роли не играло. Итоги подводились в кабинете «Белого дома», кому сколько мест дать и какую конфигурацию парламента создать. Сейчас такое невозможно. Сейчас говорят о политических гонениях, возможно, какие-то элементы просматриваются или можно интерпретировать. Но политических гонений, которым мы подергались до революции, сейчас нет. Сегодня невозможно просто взять кого-то убить или сжечь. Пресса не могла что-то написать открыто, для этого нужны были смелость и позиция.

Иса Омуркулов,
член временного правительства и экс-мэр Бишкека:

– Первоначально в идее революции было заложено – смена системы правления. Новая Конституция, принятая 27 июня 2010 года, дала возможность изменить президентскую форму на парламентаризм. Она дает возможность всем без исключения участвовать в выборах. Фальсификаций не было, можно сказать. И это признали во всем мире. Семейности и клановости нет. Нет таких партий, как «Алга Кыргызстан» или «Ак-Жол». Доминанта нет, когда путем фальсификаций добивались большинства в законодательной палате. Шесть партий – это показатель объективности и демократичности. В выборах на местах также есть регионы и города, где СДПК проиграла. Председатель правительства сегодня не член социал-демократической партии. И вообще, не является представителем ни одной парламентской фракции. Свобода слова – пожалуйста. Сегодня каждый может выступать на информационном поле, говорить, писать, показывать буквально все. Нет гонений и преследований, заказных политических убийств журналистов. Это результат революции. Борьба с коррупцией поставлена во главу угла, нет авторитетов во власти, привлекаются и депутаты, и крупные чиновники. Это очень смелая и правильная идеология. Сейчас главное выправить политическое управление государства, тогда и плоды будут.

Одно дело принять правильную Конституцию и законы и совсем другое – исполнять их. Человеческий фактор, подбор и расстановка кадров – это уже другой вопрос. Весь спектр законодательной системы позволяет всем жить и работать. Другой вопрос: они работают или нет? И есть ли от этих законов результат?

Без малого шесть лет продолжается это позорное судилище с назначенными виновными. Прения, длившиеся месяц, завершились и суд второй инстанции удалился в совещательную комнату для вынесения приговора. На скамье подсудимых томятся бывшие высокопоставленные чиновники времен правления Бакиева и военнослужащие спецподразделений «Альфа» и СГО «Арстан» вместе со своими командирами. В июле 2014 года Военный суд Бишкекского гарнизона вынес приговор по делу о событиях 7 апреля 2010-го. Бывшие президент Курманбек Бакиев, глава Службы госохраны Жаныш Бакиев и премьер-министр Данияр Усенов заочно получили пожизненное лишение свободы. Сына экс-президента — Марата Бакиева приговорили к 10 годам тюрьмы. Бывший председатель СНБ (ныне ГКНБ) Мурат Суталинов осужден на 20 лет. Два бывших заместителя председателя СГО Нурлан Темирбаев и Данияр Дунганов получили по 25 лет. К 10 годам приговорили экс-руководителя аппарата главы государства Каныбека Жороева, бывших генпрокурора Нурлана Турсункулова, госсоветника Эльмурзу Сатыбалдиева и главу секретариата президента Оксану Малеваную. Троих арестовали в зале суда, последняя в розыске.

Два экс-командира спецподразделений «Альфа» ГКНБ Алмаз Джолдошалиев и «Арстан» СГО Байыш Эсенбай уулу приговорены к шести годам тюрьмы. Их подчиненные оправданы. Освобожден от наказания и бывший министр обороны Бактыбек Калыев. Адвокаты обвиняемых и потерпевших не согласны с вердиктом и подали апелляцию в вышестоящую инстанцию.

В сентябре 2014 года началось их  рассмотрение. Суд постоянно откладывался. То не было свидетелей, то вовремя какая-нибудь из сторон не представляла необходимые документы. То суд изучал приобщенные фото- и видеоматериалы почти 6 месяцев. Недовольство затягиванием процесса выражали все его участники – и подсудимые и потерпевшие, при этом последние утверждали, что это обвиняемые «тянут резину» и поэтому заседания постоянно переносятся.
Но как гласит известная мудрость царя Соломона, все проходит, вот и судейская коллегия второй инстанции, выслушав доводы защиты, гособвинения, самих подсудимых, ушла «колдовать» над приговором.

Естественно, что представители прокуратуры, как им и положено, требовали оставить в силе вердикт предыдущей инстанции, но в отношении не всех подсудимых. Они попросили для бывшего сотрудника СГО Расула Байтурова 14 лет тюрьмы, а для военнослужащих спецподразделения «Альфа» Сергея Цигельникова и Олега Ребенка — 12 и 14 лет. Отметим, что они были оправданы.

А вот потерпевшие потребовали наказание ужесточить. Для бывших руководителей аппарата президента и секретариата они хотят пожизненного срока заключения, на такой же мере «апрельские герои», вернее, юристы, представляющие их интересы, настаивают и в отношении бывшего госсоветника. При этом в прениях они не привели никаких доказательств, подтверждающих, что все — Жороев, Малеваная, Турсункулов (бывший генеральный прокурор, Сатыбалдиев лично принимали участие в расстреле так называемых мирных демонстрантов, пришедших к ограде «Белого дома» с автоматами Калашникова и гранатометами наперевес. По сути, все обвинения свелись к одному — все вышеупомянутые бывшие большие чины были членами некоего штаба, который, собственно и взял руководство страной в свои руки в те трагические апрельские дни и они же подготовили указ о введении ЧП и приказывали военнослужащим палить по манифестантам. Но штаба, как такого, и это было доказано в суде, создано не было. Да и не обладали эти люди такими полномочиями, чтобы раздавать приказы – «стрелять на поражение». Отдавать его мог только главнокомандующий, а им по Конституции является президент страны. Да и как иначе было остановить беснующуюся толпу, палящую по сотрудникам органов правопорядка из крупнокалиберного оружия и таранившей на БТР ворота «Белого дома», стратегического и охраняемого объекта, к слову?

В чем виноваты, опять же, те же командиры – Данияр Дунганов, Алмаз Джолдошалиев или Нурлан Темирбаев? В том, что исполняли свой долг и не могли опять же по уставу и внутренней инструкции не подчиниться приказу или уж, тем более, обсуждать его? Да и доказано было в суде первой инстанции, опять же, что погибшие на площади (мы не берем в расчет пострадавших 7 и 8 апреля мародеров в разных частях города) пали не от пуль оружия, которое было выдано военным «Альфы», СГО и «Арстана». Но пострадавшая сторона доводам разума и логики не следует. Оно и понятно. Не они своим эмоциям хозяева. Их дергают за ниточки и спекулируют памятью убитых «кукловоды» седьмого этажа «Белого дома».

Суд длится шесть лет, и истина, которая должна быть установлена в ходе всех этих разбирательств, известна всем. Однако и главные законники страны, и власти в лице президента и его команды, состоящей из водителей-телохранителей, делают вид, что именно эти люди, которых они же назначили подсудимыми и есть основные виновники апрельской трагедии. И у президента в очередную годовщину событий не хватает ни смелости, ни политической воли посмотреть в глаза фактам, попросить прощения у тех, кого тогдашние апрельские оппозиционеры вывели на площадь и дали в руки оружие, прекрасно осознавая, к каким последствиям это может привести, а также и у тех, кто 6 лет совершенно незаслуженно живет с ярлыком «убийцы».

Соб.инф.

О вопиющих фактах хищения в Судебном департамента при Верховном суде КР стало известно Res Publica. Редакции стали доступны материалы, свидетельствующие о миллионных ущербах государству. В чьи карманы утекают деньги из госказны?

В декабре 2015 года СД при ВС КР объявил тендер на приобретение 38 автомобилей марки «Тойота Камри» на общую сумму 32 миллиона сомов. Была ли острая необходимость в приобретении машин – вопрос риторический. Запросы министерств и ведомств в последнее время перестали удивлять. Нередки случаи, когда их уличали и в весьма неординарных желаниях, как то Минфин, который не так давно объявил тендер на услуги парилки, бассейна и дайвинга. Только после критики в СМИ министерство отказалось от покупки и ответственный сотрудник получил выговор…

Между тем, в Судебном департаменте отменять многомиллионный тендер не стали. В конце декабря ведомство приобрело 18 машин. Каждая оформлена по 740-750 тысяч сомов (около $10 тысяч). Фактическая же стоимость «Тойота Камри» на тот момент на рынке составляла примерно $7-7,5 тысяч. Разница в цене – почти 4 миллиона сомов (по тогдашнему курсу доллара США около $54 тысяч).

Как выявила проверка, среди приобретенных иномарок были машина в аварийном состоянии. Следовательно, их стоимость была еще ниже, чем рыночная. К тому же, при покупке авто, завезенных в страну из Японии, в департаменте не удосужились потребовать у владельцев заключение экспертов об отсутствии заражения машин радиацией.

Как рассказал один из продавцов автомашин Таалай (в интересах следствия его данные не разглашаются), к нему обратился его знакомый, попросил помочь продать машину «Тойота Камри». «Мой приятель работает на автомойке. Он знает, что я занимаюсь перепродажей авто. Сказал, что к нему обратились клиенты, хотят срочно купить «Камри». Мы встретились, договорились о цене – $7,5 тысяч. Оформили гендоверенность на частное лицо, фамилию не помню, а он после без моего участия переоформил машину в ГРС», – пояснил молодой человек.
По его словам, он не знал, что продал машину представителю Судебного департамента и по какой цене ее позже оформили в документах.

В феврале 2016 года Счетная палата закончила аудит в СД при ВС КР, в ходе которого выявлено множество нарушений использования бюджетных, специальных и депозитных средств. В частности в отчете СП говорилось, что при лимите в 1920 литров ГСМ для одной машины (госномер 17 KG), сверхнормы выписано еще 502,5 литров топлива на сумму 18,9 тысяч сомов. Кроме того, на лицевом счете «Топливо» на другую автомашину (госномер 1602 ВА) числились несписанными 2 тысячи 375 литров ГСМ на сумму 100,4 тысячи сомов, но в наличии их не оказалось. В бухгалтерии отсутствовали ежемесячные материальные отчеты водителя, а также контроль со стороны ответственного лица, контролирующего путевые листы, лимиты и расходы бензина.

Аудиторы СП пришли к выводу, что в СД учет автотранспортных средств налажен не на должном уровне, отсутствуют карточки учета на каждое авто, не ведется контроль за расходом ГСМ и запчастей.

Всего, по данным Счетной палаты, на балансе департамента числится 24 машины стоимостью 8 миллионов 522 тысячи 600 сомов, из них рабочие только 21 авто.

При этом, СП выявила еще один факт – компьютеры и кресла к ним, которые приобретены по завышенным ценам. Тендер проведен в 2011 году. Тогда на покупку компьютеров выделено $700 за единицу, а фактически, как выяснило МВД, техника приобретена по $300 за комплект. Кресла стоимостью 4 тысячи сомов, в департаменте оформили по 18 тысяч каждое.

Сообщается также о дебиторской и кредиторской задолженности, которая на январь 2015 года составляла почти 65 миллионов сомов.

В 2014 году СД, в нарушение процедур, приобрел холодильники и микроволновки за наличные деньги на рынке «Джунхай» за 1 миллион сомов. Строительные и ремонтные работы руководство департамента также проводит «из одного источника», каждый раз прибегая к услугам одной и той же компании, но оформляя ее по документам под разными названиями. При этом на местах судьи и работники жалуются на некачественный ремонт. По факту завышения объемов работ возбуждены уголовные дела в отношении областных структур СД при ВС КР. Однако они тут же прекращаются или приостанавливаются.

Работники СД, а также судов в регионах не раз обращались в АКС и МВД. Но реакции не последовало. Они уже даже не знают к кому обращаться. Разбазаривание бюджетных средств происходит в период, когда государство находится в тяжелом экономическом положении. Или на коррупционные схемы в Судебном департаменте кто-то специально закрывает глаза?

Махинур НИЯЗОВА.

(Окончание. Начало в № 10).

Еще недавно здание приюта, построенное в советское время, а затем выкупленное администрацией района, было в идеальном состоянии, с новой мебелью. Сейчас на приют грустно смотреть: мебель местами сломана, на балконах заметна плесень от сырости, здание нуждается в ремонте и утеплении. Дети сюда поступают сложные, некоторые агрессивные, могут сдирать постельное белье, потому что никогда на нем не спали, некоторые даже приборами не умеют пользоваться и не моют руки перед едой. Воспитатели учат детей правильному поведению.
При этом здесь много талантливых ребят, к 8 марта они подготовили концерт с песнями и танцами. Дети общительные, играли с нами, показывали дневники с тройками и четверками, рассказывали о своей жизни, о любимых мамах и папах, которые пьют и бьют, но скоро обязательно заберут их домой. К примеру, маму 15-летней Вики лишили родительских прав, а бабушка до сих пор не оформила опекунство. Девушка заканчивает девятый класс и уже решила, что пойдет в техникум учиться на повара. Тринадцатилетняя Руфина попала в приют после того, как соседи написали заявление на ее мать и отчима, которые каждый день устраивали скандалы. Домой она вернется, когда комиссия решит, что условия в доме пригодны для проживания ребенка. Почти каждый день к ней приходит отчим. Я его тоже увидела: почему-то накричал на Руфину, потом они поговорили спокойно, и он передал ей пакет с едой. Тяжелее всего приходится самым маленьким деткам: им не хватает ласки и тепла, они стараются не отпускать твою руку, называют «эже» («тетя»), обнимают.

На условия в приюте или на еду дети не жаловались. Им здесь нравится. Девочки свободно общаются с заместителем директорам и персоналом. На привезенные подарки — сумки и платья — не набросились, выбирали, что лучше. А вот заказанные на 8 марта тушь, средства гигиены и колготки разобрали сразу. Маленьким детям волонтеры раздали сладости и игрушки.
Отпускать нас не хотели, но мы должны были уезжать — рано утром предстояло везти «гуманитарку» в детские дома Каракола.

«Ираде» нужны баня и корова

Приехав в Каракол, первым делом мы отправились в муниципальный семейный дом «Ирада», где под наблюдением директора-воспитателя Гульзаны Сарчаловой, еще двух воспитателей и медсестры живут 5 девочек и 10 мальчиков. Это обычный частный дом, две большие комнаты отведены под спальни для мальчиков и девочек, есть небольшая библиотека, зал, комната для игр, ванная комната и кухня.

Меня предупреждали, что в регионах детдома хуже обеспечены. Так и есть: сюда мы привезли, казалось бы, обычные предметы обихода — тазы, ведра, тарелки, вешалки, мячи, шампуни, носки. Как и в Токмаке, этот дом в 2008 выкупили и обустроили датчане, потом он перешел муниципалитету. Местные власти выделяют на питание одного ребенка лишь 50 сомов в день. Гульзана рассказала, что выживать помогают доноры и простые люди. Ее зарплата, а она работает на полторы ставки, как директор и воспитатель, составляет 7200 сомов, другие воспитатели получают по 5000 сомов.

Дети живут дружно и все делают по дому сами — убирают, помогают готовить еду, смотрят за курами и собирают яйца. Еще изготавливают бумажные пакеты, а на вырученные за них средства оплачивают интернет. Гульзана сказала, что могла найти работу лучше, но переживает за своих воспитанников и не оставит их. Если кто-то хочет усыновить ребенка, а один раз это уже произошло и теперь планируется усыновление второго малыша, Гульзана лично проверяет семьи заявителей.

Этому семейному дому очень нужна баня. Пока же дети пользуются маленькой душевой кабиной и 20-литровым водонагревателем. А еще нужна корова, тогда в доме будут молоко, творог, масло.
Тринадцатилетний Денис показывает мне свой дневник с тройками и четверками и говорит, что хочет стать сварщиком. У него есть два брата и сестра, но мама пьет, а папы нет, поэтому в период учебного года он живет в «Ираде», а на лето его забирает бабушка. Вместе с другими детьми Денис ходит в местную школу. Нет, там их не обижают, потому что «мы за своих стоим».

Самому старшему, Кубану, уже 18 лет, но он не умеет писать и читать (у него ментальные отклонения), хотя дети помогают ему освоить грамоту. Сейчас Гульзана старается добиться от местного муниципалитета должности сторожа в их детдоме, чтобы парень и дальше был рядом. Самому маленькому, Артему, — четыре года. Папы нет, мама под следствием. Разговаривает он на киргизском языке, русский понимает. Тут все маленькие дети говорят на киргизском, а постарше — двуязычные. Праздники отмечают и православные, и мусульманские, все вместе ходят к своим друзьям и Гульзане.

Образцовый детский дом

Недалеко от Каракола в селе Ак-Суу находится еще один детский дом. Расположен он на большой территории бывшей спецшколы для больных детей. Приехали мы 7 марта без предупреждения и самостоятельно стали обследовать территорию. Советские корпуса и статуи, дети на улице. По дороге увидели воспитательницу, которая сообщила, что директора нет, и показала корпуса для мальчиков и девочек. Увидев ковровые дорожки, в каждой комнате по четыре кровати, чистое белье, покрывала, на стенах ковры в национальном стиле, я сначала не поверила своим глазам, решив, что это не жилой, а показательный корпус. Но тут в комнату вошел парнишка, который подтвердил, что дети действительно живут в этом корпусе. Мальчика зовут Бек, он из Каракола, мама умерла, брат живет с дедушкой, а ему нравится жить тут.

На территории детдома есть спортплощадка, теплица, где уже посажены огурцы, кроме того, учреждению выделено десять гектаров земли, где растут пшеница и картофель. Детей приучают к труду, девочки и мальчики вместе с воспитателями сами шьют постельное белье и осваивают народное творчество, изготавливая киргизские настенные ковры «туш кийиз», которыми украшена каждая жилая комната. Здесь проживает 87 детей — сироты, полусироты, дети, чьи родители лишены прав, и из малообеспеченных семей. Численность персонала — 48 человек.
В другом корпусе встречаю парня постарше, интересуюсь, как ему здесь живется. Медер Субанов оставил этот детдом пять лет назад, а сегодня пришел перед праздником навестить своих воспитателей. Закончил автодорожный техникум в Бишкеке, сейчас работает тренером. Вместе выходим на улицу и встречаем приятную пожилую женщину — воспитателя Аманкан Мойнокову. Она работает здесь с 1973 года, когда интернат был спецшколой. Медер обнимает ее и ласково называет апа (мама). Прошу показать мне столовую, пока идем, Аманкан-эже рассказывает мне, что, когда Медер учился в пятом классе, как-то полез на электрический столб и его сильно ударило током. Мальчика принесли другие воспитанники, она положила его на землю и обмазала грязью: читала где-то, что так можно помочь «току уйти в землю». Потом приехала «скорая помощь» и Медера увезли в больницу.

Пока мы медленно идем до корпуса столовой, с нами постоянно здороваются встречающиеся на пути дети и поздравляют с праздником. «Они для меня как родные, а я им — мама», — улыбается Аманкан-эже.

В столовой прошу угостить меня едой для воспитанников. Пятый детдом, а я до сих пор не пробовала здешнюю еду. Нас сажают за стол, на котором сразу же появляются хлеб и компот. Повар Айнагуль Турдумамбетова наливает нам полные тарелки борща. Вкусный, хоть и без мяса. В 1977 году Айнагуль закончила Каракольское кооперативное училище и уже 32 года работает в этом интернате. Сама себя хвалить не стала: «Лучше у детей спросите, как им еда». Рядом с нами довольные дети уплетали борщ. Им, как и нам, вкусно.

После обеда идем в актовый зал. На входе вижу доску почета, на которой висят фотографии отличников детдома. Рядом стоит стенд с грамотами и кубками за спортивные достижения. Дети рассказали, что им дают возможность самим выбирать, на каком языке учиться в школе — на русском или киргизском. Начинается концерт, выступает своя команда КВН, певцы и танцоры. Невысокая шестиклассница и отличница Гуля пишет стихи и поет. У нее есть отец, который однажды до смерти избил мать — на глазах Гули, после чего в организме девочки что-то произошло, и она перестала расти…

В середине выступления в зал вошла директор Женишгуль Ниязова, обняла поющего мальчика, и они запели вместе.

С Женишгуль мы беседовали в ее кабинете с портретом президента Кыргызстана. Она сообщила, что ни Атамбаев, ни премьер ее детдом ни разу не посетили. Здесь побывали лишь два депутата парламента, которые баллотировались по этому округу.

Женишгуль Ниязова работает здесь последние 15 лет и гордится тем, что выпускники ее детдома (а их ежегодно — 10-15 человек) — одни из немногих, кто имеет шанс учиться в вузах Киргизии и других стран СНГ. Она лично ведет переписку с университетами и договаривается о приеме. Одна девушка поступила в Американский университет в Центральной Азии (АУЦА), еще пятеро человек — в Казанский университет. Что касается усыновления, то за время ее работы семью обрели два ребенка.

Директор считает, что мальчики должны поступать в милицейскую или военную академию. «Там они гарантированно будут трудоустроены, получат одежду и питание. А в будущем у них есть возможность получить и служебное жилье. Это важно для детей из детдома, — объяснила директор. — Среди милиционеров и военных уже много моих выпускников. Моя мечта — чтобы хоть один поступил в Академию ФСБ России».

На вопрос, как ей удалось вывести детдом на такой уровень, Ниязова сказала, что ей помогают спонсоры. Отмечу, что практически все детдома получают гуманитарную помощь, однако именно по Аксуйскому видно, что она доходит до получателей. Кроме того, Женишгуль Ниязова была из тех редких директоров, что фактически отказались от помощи, она лишь попросила несколько рулонов ткани для шитья нового постельное белья и, по возможности, летнюю обувь для детей.

Детям нужно внимание. Ваше внимание

В целом же, после посещения пяти разных детдомов осталось ощущение, что живущие там дети не нужны ни родителям, ни государству. В детдомах много детей мигрантов и малолетних матерей. Мне рассказали страшную историю, как пару лет назад 22-летняя девушка родила ребенка и… перерезала вены себе и ему. Выжили оба, ее не посадили, но младенца отдали в один из детдомов. К счастью, вскоре его усыновили.

Хороших историй, как и хороших детдомов, единицы. Понятно, что экономическая ситуация не позволяет государству помогать в полной мере, да и усыновить всех ребятишек невозможно. Но каждый из нас в силах что-то сделать для детей. И больше, чем конфеты и игрушки, им нужно внимание.

Общественный Фонд «Защита прав детей-сирот» набирает волонтеров, которые могут проводить мастер-классы для детей или просто с ними играть и общаться. Благотворительные взносы принимаются на банковский счет в «Халык Банк Бишкек»: в долларах США — 1250820100089238 Бик 125001; в сомах — 1250820000026462 Бик 125008.

Екатерина Иващенко,
ИА «Фергана».

(к 19-й годовщине кровавых событий 5-6 февраля 1997 года в г. Кульдже СУАР КНР)

Руководство коммунистической партии Китая со дня образования Китайской Народной Республики взяло курс политики ущемления прав и свобод в отношении некитайских (неханьских) народов, и в частности в отношении уйгуров Восточного Туркестана – Уйгуристана (ныне Синьцзян-Уйгурский автономный район, образованный 1 октября 1955 года).

Статус автономии не дал уйгурам по существу никаких политических, социально – экономических, религиозно – культурных прав и свобод.

Грубое ущемление национально – культурных, религиозных и политических прав уйгуров со стороны китайских властей все больше встречает недовольство и сопротивление уйгуров этого автономного края.

Одним из ярких факторов борьбы уйгуров за свои права стали трагические дни 5-6 февраля 1997 года в г. Кульдже СУАР, где мирная демонстрация уйгурской молодежи была жестоко подавлена полицией и вооруженными до зубов армейскими частями. Причиной и толчком мирной демонстрации уйгурской молодежи г. Кульджи стали аресты 18 января 1997 года 30 молодых людей и позже аресты более 100 человек. Вина всех этих арестантов состояла в том, что они планировали 9 февраля 1997 года (в день праздника Ураза–айт) большой мирный митинг уйгурской молодежи и это стало известно официальным китайским властям и органам службы Государственной безопасности.

В тот же день вечером, 4 февраля лидеры уйгурской молодежи Абдухелил Меджит и Абдумеджит Абдурахман провели конспиративное собрание и решили провести мирный митинг в день 5 февраля. Ранним утром началось мирное шествие демонстрантов. Данная политическая акция соответствовала положениям 35 и 41 статей Конституции Китая, где говорится: «Граждане Китайской Народной Республики имеют право на свободу слова, печати, участвовать на мирных митингах демонстрациях…»

Вместо того, чтобы принять к сведению мирные требования участников митинга и вести с ними диалог, китайские власти пустили в ход против демонстрантов дубинки, слезоточивый газ и другие средства подавления. В тот день было убито более 20 человек, сотни были ранены и брошены в тюрьмы.

В связи с кровавым подавлением мирной манифестации уйгурской молодежи и арестами ее участников, представители общественности г. Кульджи 6 февраля, собравшись у здания городского управления полиции, потребовали от властей освободить из-под ареста участников мирной демонстрации.

В последующие дни и месяцы несколько тысяч человек без суда и следствия были брошены в тюрьмы. Начиная с апреля 1997 года китайские власти начали проводить открытые судебные процессы над участниками мирной демонстрации 5-6 февраля. По надуманным предлогам тысячи молодых людей были приговорены к смертной казни и длительным срокам заключения.
24 апреля 1997 года в г. Кульджа состоялся, «открытый» судебный процесс над 31 молодыми участниками событий 5-6 февраля.

На «открытом» суде присутствовали только представители официальных органов. В период заседания суда были остановлены движение городского транспорта, на улицах города не было ни одной души кроме солдат китайской армии. На всех крышах учреждений и зданий города находились вооруженные солдаты с полной боевой экипировкой.

По решению суда три человека были приговорены к смертной казни; 18 человек –бессрочному, 23-х летняя девушка к 8-ми годам тюремного заключения, а остальные – от 10 до 15 лет тюремного заключения.

В этот же день расстрелянные за пределами города трупы 3-х человек не были переданы родственникам и до сих пор неизвестно, где находятся их останки.
По словам участников мирной демонстрации среди арестованных есть немало девушек и подростков 12 и 13 лет.

В октябре 2001 года лидер уйгурской молодежи г.Кульджи Абдухелил Меджит после 4-х летнего заключения и пыток был убит в тюрьме. Еще один лидер молодежи Абдумеджит Хамра таким же образом был убит в тюрьме в 2002 году.

Среди убитых есть Юсуп Турсун, Гаппар Талят, Исмаил Ибрагим и многие другие патриоты – славные сыны уйгурского народа.

Не выдав тело Абдухелила Меджита родственникам для нормального погребения по мусульманским обычаям, китайские власти дошли до того, что могилу Абдухелила Меджита сравняли с землей и забетонировали, некоторое время власти охраняли его могилу, не подпуская к ней никого из его родственников.

Со дня образования КНР коммунистические власти Китая в отношении уйгуров СУАР (Восточного Туркестана) ведут политику государственного террора, не считаясь с основополагающими принципами ООН и Декларации прав человека, обнародованный ООН в 1948 году.
Гонения за инакомыслие, ограничения демократических свобод, грубое попрание национальных, культурных и религиозных прав и традиций в отношении более 25 миллионного уйгурского народа Восточного Туркестана (СУАР) стали обыденными явлениями в политике китайских властей сегодняшнего дня. Ключ к решению социально-политической и межэтнической напряженности (между уйгурами и ханьцами) в СУАР находится в руках самих китайских властей.
Любое законное недовольство уйгуров в какой либо сфере пресекается и игнорируется. Им бесцеремонно навешиваются ярлыки «сепаратистов», «террористов» и «религиозных экстремистов».

Особенно актуальным для уйгуров СУАР является дальнейшая судьба уйгурского языка. Закрываются детские дошкольные учреждения с уйгурским языком обучения, все больше становится дошкольных учреждений с китайским языком обучения. Если до 90-х годов прошлого века, то есть до создания ШОС худо-бедно использовался уйгурский язык наряду с китайским в учреждениях и делопроизводстве, то в данный момент в этих сферах полностью господствует китайский язык, т.е. происходит процесс вытеснения уйгурского языка из всех сфер жизни.
Все эти вышеназванные нами факты наглядно доказывают политику государственного терроризма коммунистических властей Китая против целого, 25 миллионного уйгурского народа. Уйгуры боролись, борются и будут бороться за свое национальное достоинство, за свои национальные интересы, они не хотят быть людьми второго сорта на своей родной земле. Только подлинное равенство уйгуров с ханьцами (китайцами) в социально — политической и экономической сферах и уважение элементарных национальных, культурных, религиозных прав и традиций уйгурского народа может принести долгожданный мир и спокойствие многострадальной земле уйгуров.

Абдурахим Хапизов,
магистр политологии.

Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-12 за 2016 год.

Почти все советские ученые упоминают один момент — что восстание имело огромное значение в подготовке к участию людей в наступившей в скором времени большевистской революции. Они с готовностью признают, что это было религиозно-националистическое движение, а не одного только пролетарского класса, преследовавшего определенные цели. Тем не менее, по их мнению, это было «прогрессивным» движением. В процессе оно ускорило разрыв между богатыми и бедными и показало последним истинную природу зажиточного класса и его приверженность к реакционному царскому правительству, особенно у сартов. Восстание заложило основы для участия бедных слоев населения на стороне коммунистов во время большевистской революции. Восстание не только ускорило разрушение отношений между богатыми и бедными слоями населения общества, но и эта борьба по сути против царского режима подготовила их к их будущей роли. По словам Ленина: «Действительное воспитание масс никогда не может быть отделено… от революционной борьбы самой массы. Только борьба воспитывает эксплуатируемый класс, только борьба открывает ему меру его сил, расширяет его кругозор, поднимает его способности, проясняет его ум, выковывает его волю».

Б. Cоветская интерпретация более позднего периода (50-х гг.)

Все советские авторы более раннего периода трактовали восстание 1916 года в духе продвижения дела большевиков. Они относились к восстанию не иначе как на логический итог репрессивной жестокой политики царизма и что, следовательно, закономерны были выступления жителей Туркестана  при том, что царская политика стала особенно невыносимой как раз перед тем, как вспыхнуло восстание. Кроме того, отмечалось, что это восстание, несмотря на некое влияние старого феодального уклада и мусульманского духовенства, носило «прогрессивный» характер, так как способствовало историческим процессам марксистского толка — объединению бедных против богатых и впервые нанесло поражение царизму до Февральской революции. Такая интерпретация восстания 1916 года, Андижанского восстания и борьбы коренных народов против царизма в других частях российской империи, таких, как борьба шейха Шамиля в Дагестане с 1834 по 1859 гг.,  хорошо вписывалась  в установленные рамки советской историографии того периода: после октябрьской революции прошлое  царской России рисовалось в самых темных тонах. Перед советскими историками стояла задача придать новой жизни России при коммунистах в резком контрасте в сравнении с прошлым. Очернительству прошлого России активно способствовал видный историк-марксист M.Н.Покровский, который, проводя официальный курс, смог навязать свои взгляды на коллег и удерживать направление российской исторической науки в своей железной руке. (Многие советские историки пострадали от жала его пера и языка. Так, его критика привела к заключению и последующей ссылке в Среднюю Азию Евгения Тарле, одного из самых известных советских историков). Со смертью Покровского в 1932 году историческая школа, которую он так тщательно выстраивал, сначала медленно, а затем довольно активно стала подвергаться критике. В конце концов, взгляды Покровского были официально осуждены правительством, и совершенно иное толкование было дано многим личностям и событиям царских времен. Такие личности как Иван Грозный и Петр Великий более не следовало рассматривать в качестве злых царей, угнетавших русский народ, но и как выдающихся государственных и исторических деятелей. Минин и Пожарский, которые возглавили борьбу в 1612 году против польского вторжения в Россию в «смутное время»,  теперь становились великими русскими патриотами;  если ранее сопротивление вторжению Наполеона в 1812 году рассматривалось как исключительно дело царского правительства, в котором народ не принимал никакого участия, теперь оно изображается как большая и благородная борьба русского народа против ненавистного иностранного захватчика.

Неотъемлемой частью подобного переосмысления русской истории был пересмотр завоеваний и включения в состав Российской империи таких территорий, как Украина, Кавказ и Средняя Азия.

(Продолжение следует).

4 апреля правозащитники и активисты «Бир Дуйно» организовали очередной мирный митинг возле памятника героям апрельской революции в центре Бишкека.

«Правительство и общественность должны обратить особое внимание на вопросы насилия в отношении женщин и детей. Масштаб насилия огромный, нас это волнует. Статистика краж невест и торговли людьми не снижается», — говорит Толокан Исмаилова, руководитель этой организации.
Первая акция прошла накануне женского праздника 4 марта. В ней участвовали жертвы насилия из Таласа. Известные дела, которые находятся сейчас в судах – дело Алканова и Калии Арабековой вызвали резонанс в обществе, нашли отражение в прессе. Сейчас они рассматриваются в судах республики. На первом митинге их пригласили в общественную приемную президента и премьер-министра КР, обещали внимательно изучить их истории. Сейчас они обжалуются в апелляционных инстанциях. Жертвы насилия нуждаются в психологической и медицинской помощи.

Участники акции держали в руках шары и плакаты с надписями: «Мы против насилия над женщинами», «Stop», «Я не молчу и не боюсь» и другие. За митингом наблюдали сотрудники правоохранительных органов.

Акции будут проводиться 4 числа каждого месяца, чтобы никто не оставался в стране равнодушным к насилию над женщинами, детьми!

Присоединяйтесь!