До окончания срока Атамбаева
осталось

№14 от 14.04.2016

Наблюдая за тем, как сливают Темира Сариева, заметила, что общественность как-то нервозно это воспринимала. Кто-то злорадствовал, кто-то наоборот старался его поддержать, но равнодушных было мало. Предыдущие отставки не вызывали такого раздражения, как эта. Подумалось, плохой признак, если не сказать, предчувствие. И дело совсем не в Сариеве — не в том хорошо или плохо он работал, замешан он в тендерном скандале или нет. Просто людям начинают надоедать эти кадровые перетасовки, которые совсем ничего не меняют в их жизни. Всем абсолютно очевидно, что власть хочет выпустить пар, найти козла отпущения.

Говоря власть, я подразумеваю президента. И не надо здесь лукавить, говоря, что у нас парламентская система: они выбрали, они и снимают. Никакая коалиция большинства или правящая партия не решают эти вопросы.

Самый лучший комментарий, который я прочитала на этой неделе, сделал И.Чудинов (партия «Бир-Бол»): «Самая главная логика всей парламентской системы в том, что партия борется за победу для того, чтобы привести своего лидера в премьеры, и этот человек осуществляет программу партии. А у нас Сариев был членом СДПК? У него есть партия в парламенте? Он перед кем и за что отвечал? Как он перед партией СДПК отвечал, не будучи даже членом коалиции большинства? В этом парадокс».

Парадокс еще и в том, что в нашей стране президент является лидером своей партии, а премьеры назначались им из других партий. Возьмем Сатыбалдиева. Он никакого отношения к СДПК не имел, разве что примкнул к ним в свое время, как их назначенец. Бабанов — лидер партии «Республика», Оторбаев — был когда-то лидером партии «Моя страна» (такой партии теперь нет), Сариев — лидер партии «Акшумкар», которая даже не участвовала в выборах. Получается, что никто ни перед кем из них не отвечал.

А все делается очень даже сознательно все эти годы. Не надо Атамбаева недооценивать. Как лидер СДПК он не хочет отвечать за провалы правительства, поэтому и не назначает своих партийцев. И.Чудинов правильно говорит: «Партия СДПК, не стесняясь же шла на выборы под лозунгом «Мы партия президента!» Тогда и выбирайте лидера, который устраивает саму партию и президента. Это во всяком случае честно».

Лидер партии «Республика» О.Бабанов в одном из своих интервью тоже говорил об ответственности. О том, что может быть нам больше подойдет американская система, когда президент отвечает и за исполнительную власть, совмещая в одном лице две функции. Лидер страны представляет победившую на президентских выборах партию и претворяет ее программу в жизнь.

А так честно в кыргызской политике никогда не будет. Хуже всего, что мы имеем безответственного премьера, да еще и продолжаем потакать клановым интересам. Как это происходит сейчас с выдвижением представителя одного из южных родов.

Кого хочет задобрить Атамбаев? Южан? Они его все равно не полюбят уже. А вот опять оттянуть время и не брать на себя ответственность — это веская для него причина, поскольку он понимает, что и в 2017 году социально-экономическая ситуация не улучшится. А уйти надо будет более или менее ровно, а может быть еще и в его духе, обидевшись на всех.

Замира СЫДЫКОВА.

На прошлой неделе на презентации книги О.Текебаева о роли временного правительства в 2010 году, экс-президент переходного периода Роза Отунбаева призвала журналистов быть ответственными и не заниматься огульной критикой. По ее словам, сотрудники СМИ должны понимать силу слова. “Вот меня хаят, придумали, что я член массонской ложи и что лоббирую интересы Фонда Агахана, а он очень много делает, между прочим, для наших школ”, — сказала Роза Отунбаева. Критики в ее адрес за эти годы на самом деле было значительно больше, чем она перечисляет.

“Мы полны решимости закрепить основы свободы слова, поскольку до прихода к власти сами подвергались жесткому и массированному давлению со стороны прежних политических режимов и подконтрольных властям СМИ”, — заявила она на встрече с представителем ОБСЕ по свободе слова в 2010 году. Но за это время ни свободы слова не прибавилось, как и не убавилось критики в адрес тех, кто получил власть в результате смены власти 7 апреля. А все потому что врали, что улучшат жизнь людей и принесут благоденствие на многострадальный Кыргызстан.

Помнится, как Отунбаева своим большим пальцем запускала первый гидроагрегат Камбар-Атинской ГЭС-2 30 августа 2010 года. «После торжественного запуска начала вырабатываться электроэнергия. Всего гидроэлектростанция включает три гидроагрегата, мощность каждого из которых составляет 120 МВт. Две недели гидроагрегат будет работать в испытательном режиме, в течение этого времени будут проверяться его технические характеристики и только после этого он будет введен в эксплуатацию для выработки электроэнергии», — передавали журналисты. А ведь они верили, что так это и будет. Но испытательный срок затянулся на 6 лет.

Главное требование оппозиции в 2009 году было не повышать тарифы на электроэнергию. Сегодня тарифы не только не снизились, они выросли в несколько раз. Зачем было врать? Энергетическая система, построенная еще при советской власти, требовала модернизации. Без инвестиций это сделать нельзя. Но при тех тарифах, которые были, ни один инвестор бы к нам не пришел. И не пришел. Поэтому и проект Верхненарынского каскада ГЭС с россиянами не получился. Не выгодно было вкладывать деньги.

Неоправданный популизм замешанный на старой закваске советского мышления  — это то что характеризовало Розу Исаковну Отунбаеву всегда.

В 1993 году я написала первый небольшой портрет женщины, которая вернулась из-за границы и возглавила Министерство иностранных дел уже суверенного Кыргызстана. Ее карьера началась с преподавательской деятельности в Киргосуниверситете, где она подружилась с сыном первого секретаря ЦК КП Киргизии Турдакуна Усубалиева. Гендерный баланс был актуален и тогда, что и стало основанием для ее продвижения по партийной лестнице. Дальше – больше. И она уже заместитель председателя Совета министров Киргизии. Национальные кадры  тоже имели значение. Москва заметила ее и выдвинула в международные организации, так она оказалась представителем СССР в ЮНЕСКО, потом послом СССР в Малайзии и государстве Бруней-Даруссалам.

Отунбаеву уже знали в Москве и, естественно, не могли не указать на нее Аскару Акаеву в формировании нового правительства Кыргызстана в 1990 году. Акаев назначал ее трижды министром иностранных дел, дважды направлял за границу для открытия кыргызских посольств в США и Великобритании. Она получила от первого президента все. Именно поэтому он упрекнул ее за неблагодарность, когда в 2004 году Отунбаева прибыла в Бишкек для его свержения.
Это она видимо так решила, что будет свергать Акаева, воодушевшись грузинским опытом бархатной революции, где она поработала заместителем представителя генерального секретаря ООН в Грузии. В декабре месяце 2004 года она выдвигает свою кандидатуру кандидатом в депутаты по Университетскому округу, где баллотировалась дочь Акаева Бермет. По надуманным причинам Отунбаеву не зарегистрировали и она создает оппозиционное движение «Ата-Журт». Понимая, что она уже в оппозиции, вопреки своему желанию, она примыкает к Народному движению Кыргызстана, которое возглавлял к тому времени Курманбек Бакиев. Фото где они втроем с Атамбаевым распивают шампанское было сделано 31 декабря 2004 года на подписании меморандума о координации действий во время выборов и поствыборный период в случае возможных фальсификаций.

Навык приобретенный в партийных рядах ходить по головам, не мог смутить ее и на этот раз. Она без чувства ложной скромности принимает то, что ее нарекли «локомотивом» революции. В ночь с 24 на 25 марта 2005 года она без всякого на то назначения оккупирует кабинет министра иностранных дел КР в четвертый раз. Но после президентских выборов 10 июля 2005 на утверждении в парламенте, который кстати был акаевским, ее кандидатура на пост главы МИД не была утверждена. Бакиев вряд ли на это бы заморачивался.

И тут Роза Исаковна пошла «во все тяжкие». Она оказывается председателем партии «Асаба», которую по-дружески ей уступает Азимбек Бекназаров, а в 2007 году значится в списке оппозиционной Социал-демократической партии на выборах в парламент, но, если бы Омурбек Бабанов не уступил ей свое место, она не оказалась бы в кресле депутата ЖК.

То, что случилось 7 апреля 2010 года Отунбаева приближала всеми силами. Благо, ее поддерживали со всех сторон такие лихие парни, как Бекназаров, Текебаев и др. Потом она скажет: “Революцию, которая была 7 апреля, мы действительно можем назвать народной, в отличие от событий, которые были в 2005 году, после которых к власти пришли Бакиевы». Ну да, а если бы тогда в 2005 году Жогорку Кенеш КР утвердил ее министром иностранных дел в правительстве Бакиева, то может быть и не было 7 апреля?!

Референдум по новой Конституции, а заодно и избрание Отунбаевой президентом переходного периода вызвало массу сомнений в легитимности. Гражданский активист Адиль Турдукулов 24 июля 2014 года подал заявление в Конституционную палату о признании неконституционными и подлежащими отмене декрет временного правительства №39 от 19 мая 2010 года «О президенте КР на переходный период», а также декрет №40 «О референдуме по принятию Конституции КР» и постановление ЦИК КР №130 от 1 июля 2010 года. Вердикт был предсказуем.

В 2011 году кандидат в президенты Адахан Мадумаров назовет Розу Отунбаевой самозванкой.
А до этого случились июньские события на юге республики, которые допустили члены временного правительства. Нынешняя власть так и не опровергла информацию «о переговорах между Омурбеком Текебаевым, Кадыржаном Батыровым и Алмазом Атамбаевым, когда К. Батыров обещает подключить узбеков Оша и ряда районов, а А. Атамбаев отмечает, что надо создать конфликт, а если в ходе которого погибнут пять-шесть дуралеев, то ничего страшного». Всю вину за бойню, Кадыржан Батыров возложил на временное правительство. Вот что он рассказал о тайных переговорах, которые состоялись по инициативе временного правительства: «После революции Роза Отунбаева пригласила всех лидеров узбекской диаспоры в Бишкек. Меня просили приехать несколько раз. Меня избрали членом консультативного совета при президенте, потому что временное правительству ГКНБ и МВД передавали информацию, не соответствующую действительности, поэтому они решили работать с узбекским населением напрямую. Говорили о том, что в Кыргызстане происходят исторические события, и узбеки должны тоже отставать свои права и защищать интересы. Обещали, что в Конституцию будут внесены изменения, чтобы узбеки тоже могли принимать полноценное участие в управлении Кыргызстаном наравне с нами. Эти слова мне говорили Роза Отунбаева, Алмазбек Атамбаев, Омурбек Текебаев. Эмильбек Каптагаев открыто попросил нас, чтобы мы были вместе с временным правительством и поддерживали его. Я поверил их словам. Еще мне без конца звонил Темир Сариев, он лидер партии «Ак-Шумкар», а тогда был еще и вице-премьером».

Международная комиссия по расследованию событий июня 2010 года на юге Кыргызстана, которая была создана при содействии ООН, вынуждена была признать: «Временное правительство, которое получило власть за два месяца до событий, либо не признало, либо недооценило ухудшение в межэтнических отношениях на юге Кыргызстана. Аргументы, выдвинутые президентом Отунбаевой о том, что всплеск насилия был такого масштаба, что временному правительству было сложно его сдержать, не освобождает правительство от его основной обязанности по защите населения. Международная комиссия находит, что насилие в июне разумно предполагалось и, что временное правительство должно было разработать чрезвычайный план, который смог бы его сдержать. В особой степени временное правительство несло ответственность по обеспечению того, чтобы органы безопасности были соответствующим образом обучены и необходимым образом экипированы, чтобы справляться с ситуацией гражданского неповиновения».

Тем не менее в 2011 году Госдепартамент США присвоил Отунбаевой награду «За мужество». После награждения уже в Посольстве КР в Вашингтоне член делегации, вице-премьер КР Ш.Атаханов подтвердит, что поражается смелости этой женщины, которая дала в 2010 году приказ стрелять в людей. Цитата дословно: «Я никогда не забуду, когда мы все переживали, как будет, кто победит, куда, в какую войну войдет Кыргызстан, и когда Роза Исаковна приняла решение применить оружие и стрелять в людей, в тех, кто не будет подчиняться решениям временного правительства».

В этом году она хочет получить должность заместителя Генсека ООН. А правозащитники до сих пор помнят, как вынуждены были ее сопровождать в махаллях Оша, чтобы Отунбаеву не забили камнями. В вине временного правительства в июньских событиях никто не сомневался.
Моя коллега Елена Агеева в одной из своих статьей напомнила Отунбаевой о ее месте и роли в 2005 году и в 2010-м: «Видите, Роза Исаковна, отношение вы все же поменяли. И герои мартовской революции, выходит, теперь уже не герои, и революция — не революция, а так, некие “события”; «Я считаю, что не вы должны собой восхищаться и петь себе дифирамбы»; «Вы говорите, что в 2005 году революции не было. Можно предположить, что следующие правители скажут: дескать, ваша команда совершила госпереворот, а “герои революции” на самом деле ее жертвы? Запросто. Вы называете уход Бакиева с должности “кровавым” из-за погибших 7 апреля. Можно предположить, что те, кто придет после вас, назовут “кровавым” ваше правление — из-за убитых на юге? Легко. Вы посчитали каждое пятнышко на бакиевском нимбе. На вашем их будут пересчитывать с не меньшей скрупулезностью. Именно поэтому, Роза Исаковна, особенно хорошо надо помнить о том, о чем вам и вашим соратникам, быть может, хочется поскорее забыть».
На презентации книги Омурбека Текебаева Роза Отунбаева “наехала” на бывших соратников, а именно на нынешнего премьер-министра Темира Сариева, депутата Ису Омуркулова. “Объектом критики оппозиции является один президент, в одиночку он ничего не сделает. Почему вы молчите? Мы хвалили, когда какое-нибудь министерство работало эффективно. Здесь присутствуют все фракционные лидеры. Принимайте нужные законы! Все знают, что вы пишете нужные себе законы. Все портят денежные политики”. “Приближенные Бакиева вмешиваются и сейчас. Например, жена Данияра Усенова сидит депутатом в Жогорку Кенеше”, — сказала она, не скрывая, что видит в качестве бакиевцев еще и женщину.

Ее молодой соратник, Эдиль Байсалов был с Отунбаевой в самом начале пути временного правительства. Позже он напишет ей: «“Роза Исаковна, жизнь на этом не заканчивается. Что отвечу людям, когда завтра меня спросят, что я сделал, сидя в большом кабинете. Я не тот человек, чтобы поддаться соблазну власти и забыть о завтрашнем дне. У меня есть только мое имя. Роза Исаковна, как вы впоследствии объясните людям, почему не высказывали свои замечания и не держались справедливой позиции, когда, например, Атамбаев пререкался с Бекназаровым или Бекназаров ругался с Сариевым? Народ и судьба дали вам миссию возглавить власть, но вы получили ее не просто так: пролилась кровь, вы пришли к власти на крови молодых ребят, надо оправдать эти жертвы”.

О какой должности еще печется неугомонная Роза Исаковна, когда пенсионеры возмущаются той пенсией в 80 тысяч сомов, которые она теперь получает? Все льготы экс-президента – государственная резиденция, машина, что еще? Фонд «Инициатива Розы Отунбаевой» (такое же НКО), который она создала, существует на гранты международных организаций. А она молчит, когда в парламенте принимают закон об иностранных агентах, — возмущаются правозащитники.

Замира СЫДЫКОВА.

Кыргызстан находится на пороге выборов президента, которые пройдут в 2017 году. Но уже сегодня Белый дом засуетился и принялся переставлять фигуры, словно на шахматной доске, выдвигая вперед пешек, которые гарантируют проведение выборов по сценарию, написанному на седьмом этаже. Потому и ходы игроков так предсказуемы.

Заклятые друзья

Еще два месяца назад в кулуарах стали шептаться о скорой отставке премьер-министра Темира Сариева. Традиционно «ушаки» активно муссировались в СМИ и обществе. Причин для увольнения главы правительство было предостаточно, но особо обсуждались вопросы вокруг передачи Унгар-Тоо и тендер по реконструкции автодороги Балыкчы – Корумду. Этот последний скандал и стал причиной отставки кабинета министров. Все понимали, что это только повод.
В качестве торпед использовали лидера фракции «Кыргызстан» Каната Исаева и министра транспорта и коммуникаций Аргынбека Малабаева. Первый возглавил депутатскую комиссию по проверке законности проведения тендера на ремонт дороги вокруг Иссык-Куля, которая выявила нарушения при проведении тендера, где победила китайская компания. Темир Сариев возложил ответственность за все на министра транспорта, а Малабаев в ответ обвинил своего патрона, заявив, что тот лоббировал интересы компании-победителя, а замглавы Минтранса Улан Уезбаев способствовал этому.

Не найдя поддержки в парламенте, Сариев стал апеллировать к президенту. Но когда Алмазбек Атамбаев отказался рассматривать внесенное представление о снятии с должности Малабаева, стало ясно, кресло под Сариевым не просто шатается, а вот-вот скинет его.

Жертвенный барашек

Вместе с причинами отставки обсуждались и возможные кандидаты на должность. Стало очевидно, что Сариеву дали от ворот поворот за его чрезмерную активность и самопиар. В преддверие выборного года глава кабинета министров, затмевающий своей популярностью президента, Белому дому не нужен. Потому изначально было понятно, что пост премьер-министра займет «серая лошадка» – послушный и ручной политик. Такой нашелся быстро – бывший полпред правительства в Ошской области Сооронбай Жээнбеков.

Свою верность Атамбаеву Жээнбековы доказали давно. Младший брат экс-губернатора два созыва подряд сидел спикером парламента КР. Бесхребетный и послушный исполнитель – так характеризовали Асылбека Жээнбекова. И небеспочвенно. Он безропотно выполнял все спускаемые сверху инициативы, не перечил, был послушен и безволен. Вот и накануне он покорно сложил с себя полномочия спикера, после того как стало известно, что его брат займет место премьер-министра.

«От СДПК я избирался депутатом 3 раза, доверием президента и вашим доверием 2 раза избран спикером Жогорку Кенеша. Сегодня в связи с тем, что мой родной брат претендует на пост премьер-министра, я по собственному желанию складываю с себя полномочия», – смиренно сказал Асылбек Жээнбеков на заседании ЖК.

В тот же день парламент утвердил в должности премьер-министра Сооронбая Жээнбекова. Он стал 29-м главой правительства за годы независимости КР. В новом составе правительства заменили только первого вице-премьер-министра Аалы Карашева на Мухамметкалыя Абулгазиева, а также министра транспорта и коммуникаций – Аргынбека Малабаева на Замирбека Айдарова.

Брат за брата

Почему выбор пал на экс-губернатора? Он такой же послушный и управляемый, — считают эксперты.

Сооронбай Жээнбеков при любой власти был… у власти. При Акаеве он сидел в парламенте и даже был заместителем торага Собрания народных представителей. При Бакиеве – тоже депутат ЖК, а также министр сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности КР. При Атамбаеве стал губернатором Ошской области, должность занимал вплоть до марта 2016 года, когда его назначили первым замом руководителя аппарата президента.

«Это проверенный временем свой человек, – считает депутат V созыва Равшан Жээнбеков. – В стране серьезный экономический кризис. Экономика падает, внешние финансовые поступлении сократились, идет сильная девальвация и инфляция, отношения с соседями хуже некуда. На фоне этих фактов и процессов, президент тащит во власть своих друзей, водителей и телохранителей. Верных, слабых, безынициативных, подхалимов. Наверное президенту все равно что будет с экономикой и социальными проблемами», – прокомментировал он ситуацию.

«Президент Атамбаев не допустит, просто не может допустить по определению, в кресло премьера никакого сильного игрока, потому как банально рискует потерять власть. Даже среди своих в доску верных сородичей и соплеменников надо подобрать кандидатуру примерно сопоставимую по калибру Сариеву – в плане бесхребетности и ничтожности. Иначе никак, иначе полный оксюморон в виде улетного падения. Киргизским премьером был «человек без лица» и преемником ему будет «лицо из зада», – так характеризует кадровые перестановки в КР российский политолог Виталий Хлюпин.

Из ЖК в президенты

После ожидаемых рокировок, сохраняется главная интрига: кто станет спикером. Этот пост вызывает наибольший интерес, поскольку торага Жогорку Кенеша рассматривается как возможный и.о. главы государства в преддверие выборов президента. Кроме того, у спикера есть все шансы стать преемником.

Кандидатуры озвучиваются самые разные – лидер СДПК Чыныбай Турсунбеков, экс-мэр Бишкека и член этой же фракции Иса Омуркулов, депутаты от «Бир Бола» Лунара Мамытова, «Ата Мекена» Айсулуу Мамашева и «Республики – Ата Журта» Руслан Казакбаев. Но наиболее вероятными видятся два претендента – лидеры фракций «Кыргызстан» Канат Исаев и «Онугуу» Бакыт Торобаев. Их называют и основными конкурентами. Остальные же кандидатуры, как считают эксперты, выдвинуты, больше для проформы.

Согласен с мнением, что пост спикера отдадут Исаеву или Торобаеву, и политолог Марс Сариев. «Они оба достойные кандидаты, но по прогнозам, все-таки предпочтение будет отдано Исаеву. Мы помним, с чего началась проблема Темира Сариева – с горы Унгар-Тоо, местное население далеко от политики, для них это было потерей части нашей страны, и эта ситуация сильно ударила по позиции правящей партии СДПК. Сейчас назначение Сооронбая Жээнбекова должно стабилизировать юг, но если дуплетом пойдет назначение Торобаева, то есть двух выходцев юга, то такая же проблема начнется на севере, к тому же сейчас сторонники Сариева не очень благосклонны к руководству страны. У Канатбека Исаева больше управленческого опыта – и на посту мэра города Токмака, и на посту полпреда Чуйской области. У Торобаева, конечно, есть хорошие проекты и бизнес-планы в сельском хозяйстве, но как управленец и как политик он уступает Исаеву, а сейчас очень важно, чтобы спикер был закаленным и опытным бойцом, каким становится Исаев», − цитируют Марса Сариева СМИ.

С ним не согласен эксперт Бакыт Бакетаев, который считает, что «Торобаев занимает лидирующую позицию». «Он показал себя как политик, способный находить золотую серединку в любых политических хитросплетениях, что позволит создать комфортные условия и парламент сможет работать эффективно. Это очень удобно и для коалиции, а также для оппозиционных фракций», – сказал он в интервью изданию zanoza.kg.

Уже сегодня фракции окончательно определятся с кандидатами, и, возможно, представят их палате.

Махинур Ниязова.

Правозащитники Кыргызстана из центра «Бир Дуйно» обратились к Алмазбеку Атамбаеву и депутатам с требованием не принимать закон об иностранных агентах. В СМИ представители ведущих НПО распространили свое заявление.

Отметим, накануне комитет ЖК КР по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту в режиме подготовки ко второму чтению рассмотрел проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики». Речь шла поправках в документы о некоммерческих организациях» и государственной регистрации юридических лиц, филиалов, и вкупе с ними пакет поправок в Уголовный кодекс.

Правозащитники отмечают, что, к сожалению, все они были одобрены членами комитета. А на обсуждение палаты эти изменения будут вынесены 14 апреля. Так по крайней мере заявлено в повестке, если только завтра депутаты не пересмотрят ее. Как сообщили в ЖК, в четверг нардепы планируют избрать спикера. Но вернемся к документу.

В новой редакции законопроекта не применяется понятие «иностранный агент», а также из него удалены некоторые одиозные нормы, направленные на ограничение деятельности некоммерческих организаций.

В нем предлагается внести изменения в Закон КР «О некоммерческих организациях» и среди других поправок включить в него новую норму следующего содержания:
«Годовой отчет о финансово-хозяйственной деятельности некоммерческих организаций, а также сведения об источниках формирования её финансовых средств и имущества, сведения о персональном составе органов управления и штатной численности организации подлежат опубликованию на официальном сайте организации и/или на официальном сайте государственного уполномоченного органа в области регистрации юридических лиц, филиалов (представительств) не позднее 1 апреля года следующего за отчетным».

Но как подчеркивают в НПО, она не соответствует демократическим стандартам и может существенно ухудшить правовое положение неправительственного сектора в Кыргызстане.
Правозащитники напоминают, что в демократических странах  требование – публиковать отчеты может устанавливаться только для тех организаций, которые дополнительно приобрели статус благотворительной или общественно-полезной, так как наличие его дает им право на значительные привилегии, в том числе налоговые льготы.

Новая редакция законопроекта обязывает все НКО ежегодно публиковать свои финансовые отчеты, в то время, когда аналогичное требование параллельно не применяется для коммерческих организаций.

Рассматривать же НКО в качестве особого источника национальной безопасности является ошибочным, особенно при учете, что за все годы независимости Кыргызстана не было ни одного случая использования их во вред стране. То есть, и об это говорится в обращении, норма законопроекта, предусматривающая обязательную публикацию финансовых отчетов всех НКО, без исключения, является дискриминационным.

Представители гражданского общества недоумевают, почему депутаты полностью проигнорировали рекомендации по итогам двух общественных и одного парламентского слушаний по законопроекту, абсолютное большинство участников которых выступили за отклонение законопроекта в целом.

Более того, слуги народа не в полной мере приняли рекомендации от международных партнеров. В частности, совместное юридическое Заключение БДИПЧ и Венецианской комиссии. Оставили без внимания обращение Специальных докладчиков ООН, отправили под сукно правовой анализ Международного центра некоммерческого права.

Представители НПО напомнили, что несмотря на явное противоречие законопроекта Конституции и принятым международным обязательствам КР, парламентарии профильного комитета все же сказали скандальному законопроекту «да».

«Очевидно, что если парламент и президент страны примут этот законопроект, то Кыргызстан войдет в число стран, где нарушаются демократические стандарты и принципы регулирования деятельности НКО, что отрицательно скажется на имидже страны, также на политических и гражданских правах граждан. Это недопустимо, так как новая Страновая Программа UNDAF по следующему формату развития КР требует паритетного партнерства и сотрудничества с гражданским обществом без дискриминации во имя устойчивого и стабильного развития Кыргызстана», – говорится в обращении НПО сектора.

Правозащитники взывают к разуму главы государства, членов депутатского корпуса и нового кабмина и просят отклонить этот документ.

Соб.инф.

Из мест заключения на днях сбежал еще один преступник. Мало того, что осужденный на 14 лет за разбой, грабеж и покушение на убийство отпросился (!) из колонии-поселения, так он еще сбежал из страны, совершив перед этим еще одно преступление. До этого в декабре прошлого года на проверке не досчитались неоднократно судимой за кражи. К сожалению, эти побеги осужденных в Кыргызстане не уменьшаются.

Как все помнят, в октябре 2015 года сразу девять человек покинули учреждение №50 в селе Нижний Нооруз Чуйской области. К слову, это учреждение считается особо охраняемым, в нем содержатся особо опасные преступники. Семеро из них были осуждены на пожизненный срок, часть являлась членами запрещенного в Кыргызстане экстремистского движения «Жайшул-Махди».

Музаффар Уринов, один из девяти сбежавших в прошлом году преступников в 2005 году был приговорен к 19 годам лишения свободы за убийство таксиста, потом его трижды (!) амнистировали, и, в конце концов, перевели в колонию-поселение в Оше. Через семь лет после вынесения приговора, в 2013 году, Уринов отпрашивается у начальника колонии в больницу и по пути убивает и грабит таксиста, за что получает новый приговор.

Вышел через два года и осужденный пожизненно, ныне уже покойный Алтынбек Итибаев. Его же называют организатором нашумевшего побега. В ходе штурма квартиры в микрорайоне «Достук», где Итибаев нашел себе пристанище, погиб сотрудник СОБРа и двое гражданских.  Но почему-то этот «хороший человек», получив срок за убийство в 2013 году, смог выйти на свободу в 2015 году, чтобы через пару месяцев сесть за членство в террористической организации. А потом и сбежать сумел.

Почему тогда это случилось — версий много, особенно с учетом странного самоубийства Иманкула Тельбаева, бывшего начальника СИЗО-50, откуда бежали преступники. Так и остались без ответа вопросы, почему на особо охраняемом объекте две недели не могли отремонтировать видеокамеры, а в день побега полчаса не было электричества. На то, чтобы сбежать из, повторюсь, особо охраняемого учреждения, им понадобилось 20 минут. Конечно, потом всех поймали, вот только четверых убитых сотрудников ГСИН уже не вернуть. Как, впрочем, и многих преступников, «покидающих» места не столь отдаленные. В том же 2015 году из колонии-поселения сбежали еще четверо осужденных. Официальной причиной 5-е управление МВД назвало «халатное отношение к служебным обязанностям». Дело было передано в Московский суд.

Еще двое беглецов пытались в прошлом году устроить теракт на площади Бишкека во время пятничного Айт-намаза. К счастью, преступники были ликвидированы. Вот только несколько семей остались без домов из-за операции МВД. Жилье им, конечно, построили, но восстановить, скажем, архивные фотографии уже невозможно.

Громкими побегами отмечался Кыргызстан и до прошлого года. Чего только стоит история «вора в законе» Азиза Батукаева. Того самого, чью резиденцию в селе Молдовановка, в 2005 году спецназу пришлось брать штурмом. Как писали СМИ, в пору его «царствования на грядках выращивали марихуану, через Интернет вели информационные войны, а его самого охраняли боевики-снайперы». Рак крови в последней стадии, диагностированный врачами, якобы оставлял криминальному авторитету всего пару дней жизни и стал основанием для освобождения в 2013 году. Правда, «чудесное» выздоровление произошло сразу же после прилета Батукаева из Кыргызстана в Грозный (помните, через VIP-зал пока рядом встречали турецкого премьер-министра?). С тех пор наша страна пытается его вернуть, но возможным это станет только после отбытия наказания в России, где его задержали за незаконное хранение оружия.
Годом раньше фигурантом скандального побега стал брат экс-президента Ахмат Бакиев. По распоряжению тогда еще премьер-министра Омурбека Бабанова, руководитель колонии №35 Илимбек Самсалиев был временно отстранен от служебных обязанностей.

По словам экс-руководителя ГСИН Шейшенбека Байзакова, Ахмат Бакиев стал 1262 беглецом со дня обретения независимости. 28-летнему оперативнику Бакаю Сыдыгалиеву хватило и одного. В 2014 году сбежавший из колонии-поселения Александр Саяпин застрелил милиционера при попытке задержания. Так и остался без ответа вопрос, почему за хранение оружия «самый гуманный суд в мире» дал Саяпину всего четыре года. Да еще отправил отбывать приговор в колонию-поселение. То есть в учреждение, с которым можно заключить договор, найти работу и выплачивать 20% от дохода, появляясь там раз в неделю.

А ведь еще есть условно досрочно освобожденные. Только в прошлом году из 1639 освобожденных, вышли по условно-досрочному — 1265. Это больше 77%. Для кого-то это немного, но не для семьи 11-летней школьницы из Кара-Куля. Девочка в прошлом году стала жертвой условно-досрочно освобожденного Адылбека Ызакова. Выпущенный 18 сентября 2005 года 11-ть раз судимый Ызаков уже через неделю, 25 сентября, насилует и убивает школьницу, которая шла домой с урока игры на комузе. Самое страшное, что теперь насильника и убийцу будут содержать на налоги ее родителей. Потому что в Кыргызстане отсутствует смертная казнь, и при нашей весьма нарицательной судебной системе, говорить о ней, безусловно, нет смысла. А если о чем и нужно говорить, так это о персональной ответственности судей, которые могут амнистировать убийц или выпускать по УДО насильников. И, конечно, остается вопрос об ответственности тех, по чьей вине или халатности осужденные оказываются на свободе.
Правозащитники уже несколько лет предлагают ввести в Кыргызстане институт пробации. Представитель рабочей группы, которая сегодня разрабатывает пробационную систему, Айгуль Каткельдиева говорит о чрезмерной криминализации Кыргызстана.

«Когда человек заключен под стражу, он не только лишается свободы, но и других связей, таких как работа, учеба, отношения с семьей. После он помещается в криминализированное общество. На нем ставится клеймо как «отсидевший человек». Для декриминализации населения, сохранения имеющихся у заключенных социально-полезных связей и ограждения от криминально заряженной части населения, предлагается создать институт пробации», — считает эксперт.
Кроме того, сегодня рассматривается вопрос о том, чтобы применять наказания, не связанные с изоляцией от общества. Но вот готово ли наше общество к этому?

По данным пресс-службы 5-го управления Главного управления Министерства внутренних дел, за почти два года, 2014-2015, в ГСИН выявили ущерб государства более чем на 2 млн. сомов. По фактам коррупционных проявлений было возбуждено 39 уголовных дел или практически каждые три недели. На первом месте по количеству — 21 факт — злоупотребление должностным положением, на втором — мошенничество, на третьем — вымогательство взятки.

Жеӊишбек кызы Дениза.

Калие — 29 лет. Первый брак оказался неудачным — родители выдали ее за человека, который был намного старше. После рождения ребенка она от него ушла. Потом встретила Его, который был старше всего на несколько лет. Ухаживал, сделал предложение, вроде бы все складывалось хорошо. Но ее жизнь изменилась уже через несколько месяцев после замужества. Муж начал избивать и сексуально издеваться. Не выдержав, беременная женщина сбежала. После рождения ребенка, она подала в суд на алименты, доказав отцовство через анализ ДНК. Однако мужчина сумел договориться со служителями Фемиды. Вчетвером они обманным путем посадили женщину в машину, вывезли и изнасиловали в извращенной форме. Женщина вновь подала в суд.

Калия прошла все инстанции, добиваясь справедливости. Хотя точнее будет сказать — все круги ада. Потому как независимо от инстанции, преступники все равно оставались на свободе, вольно чувствуя себя в родном Таласе. Только при помощи кризисного центра «Сезим» и правозащитного движения «Бир дуйно» дело смогли перевести в Сокулук, который осудил преступников на восемь лет. Казалось бы, можно и порадоваться. Судебная система выполнила свое предназначение и покарала виновных. Но…. Наш самый «гуманный» суд в мире… выпускает преступников на свободу. В результате обозленные мужчины после суда избили Калию так, что она попадает в больницу с сотрясением мозга.

Как признается сама Калия, бороться дальше у нее просто нет сил. Пока тянутся судебные процессы, она живет в Бишкеке, снимает угол и моет полы, чтобы прокормить своих детей. Преступники же на процессах ведут себя более чем свободно, оскорбляя пострадавшую женщину и угрожая ей расправой. Сегодня Калия уже не верит государству, она боится за своих детей, которые останутся сиротами, если ее убьют.

Таких историй, как у Калии, с одной стороны, в Кыргызстане много. С другой мало. По данным Национального статистического комитета, за январь-октябрь 2015 года в Кыргызстане было зарегистрировано 2555 фактов насилия над женщинами. По сравнению с 2014 годом количество насилия выросло на 15%, по сравнению с 2013 годом — на 30%. При этом в итоговую цифру попадают только случаи, когда был выдан охранный ордер. Сколько фактов, когда женщины не решаются попросить охранный ордер или просто не знают о нем, история умалчивает. НПО говорят ежегодно о примерно 6-7 тысячах обращающихся в суды аксакалов и кризисные центры по вопросам насилия в семье.

К примеру, 2012 год: в суды аксакалов и кризисные центры пришли за помощью 6,8 тысяч человек, официально зарегистрировано только 2,5 тысячи случаев, из этих официальных только 90% решили получить охранный ордер, лишь в половине случаев агрессора привлекли к административной ответственности (штраф от 500 до 1000 сомов или до пяти суток ареста) и только в 6% случаев было возбуждено уголовное дело. То есть, из 6,8 тысяч только 150 дошли до суда. Сколько оказались за решеткой, статистики не ведется.

Потому-то историй как у Калии немного. Случаев, когда мужа, обвиненного в избиении жены, отправили за решетку, — в республике раз-два и обчелся. Зато 56% женщин-заключенных сидят за самооборону, когда защищались от домашнего тирана. Каждая пятая завершали самооборону убийством мужа или партнера. Страшно, но многие сожалеют о том, что не сделали это раньше и много лет терпели.

По данным МВД, в 2014 году было зафиксировано 3 126 случаев семейного насилия, из них 2 048 фактов — физического насилия. В 2015 году милиция фиксирует уже 3 524 случая и 2 675 фактов физического насилия соответственно. То есть, рост за год составил более 11%. При этом количество случаев, когда была применена физическая сила, выросло на 23%.

У международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч» своя статистика. В отчете 2015 года говорится, что 28% всех девочек и женщин в Кыргызстане подвергаются домашнему насилию. То есть речь идет о порядка 900 тысячах женщин и девочек. Если даже каждую из них ударили раз в году, то насилие в Кыргызстане происходит ежеминутно.

Почему такой разнобой в цифрах у государства и НПО? Потому что насилие в семье в Кыргызстане все еще остается не самой приоритетной темой государственной политики. Да, есть Национальный план действий по достижению гендерного равенства к 2020 году, но вот, скажите, кто знает о каких-нибудь промежуточных его результатах. План был принят в 2012 году, а, по данным Статкомитета, с 2013 по 2015 год насилие в семье выросло на 30%. Парадокс, но в 2014 году Кыргызстан получил статус “партнера по демократии” Парламентской ассамблеи Совета Европы. Таким образом, страна подтвердила свою приверженность соблюдению прав человека, в том числе противодействию насилию над женщинами.

В прошлом году министерство труда и социального развития, ответственное за данное направление, впервые получило грант Трастового фонда ООН на усиление взаимодействия всех органов власти и НПО в противодействии этому злу. Но говорить о значимых достижениях государства в данном вопросе пока все-равно не приходится. Почему?

Возможно, необходимо изменить сам подход к проблеме. Пока говорим о семейном или домашнем насилии, мы неосознанно переводим решение в сферу табу. Нельзя лезть с советами в чужую семью. Нельзя разрушать семью. Нужно постараться всеми силами сохранить отношения — ради детей, чтобы не позорить родителей и т.д. Потому и терпят женщины издевательства и побои. Но если оставить в проблеме только одно слово «преступление», отношение может измениться. Ведь покрывать преступления не стыдно, не позорно. Избиение, унижение, насилие — это преступления, согласно канонам морали, сурам Корана и Уголовному кодексу Кыргызской Республики. Такие же как кража, убийство, разбой, даже просто хулиганство. Ведь осуждаем же мы тех, кто совершил эти злодеяния, так почему за дверями наших домов Уголовный кодекс перестает работать, а Фемида отмахивается? Почему, увидев драку на улице, позвоним в милицию, а вот услышав крики и плач за стеной у соседей, — вряд ли?

Например, в Германии суды выносят решение в ускоренном порядке только на основании заявления жертвы, данном под присягой. В Польше и Словакии даже не надо согласия потерпевших. Будучи причисленным к уголовным преступлениям насилие в отношении родственников или членов семьи автоматически запускается в расследование и судопроизводство. Во Франции уголовно наказуемо даже психологическое насилие, то есть оскорбления или унижения членов семьи. Если субъектом преступления является член семьи, то это выступает отягчающим обстоятельством. Тем более, если речь идет о маленьких детях. Что гарантирует законодательство Кыргызстана?

Временный охранный ордер выдается милицией на срок до 15 дней по факту семейного насилия или в связи с угрозой такого насилия. Он может предусматривать запрет лицу, совершившему семейное насилие, совершать любые насильственные действия против пострадавшей, а также контактировать с пострадавшей. Временный охранный ордер должен быть оформлен в течение 24 часов со времени совершения насилия, либо существования реальной угрозы его совершения. Должностное лицо, выдавшее ордер, обязано уведомить пострадавшую о ее праве обратиться в суд, возбудить уголовное дело и обратиться за охранным судебным ордером.
Охранный судебный ордер выдается судом на срок до шести месяцев по итогам рассмотрения в течение 10 дней с момента обращения, при условии передачи материалов милицией. Условия охранного судебного ордера аналогичны временному охранному ордеру, включая запрещение контактов с пострадавшей. Дополнительно могут быть предусмотрены требование к причинителю насилия покинуть место проживания и запрет на единоличное использование совместного имущества на период действия ордера.

Но срок действия охранного ордера не безграничен. Что делать после? Кому-то помогают те пара десятков кризисных центров, которые есть в Кыргызстане. Причем, все они негосударственные, живут на деньги доноров и зарубежных благотворительных фондов. Государство только последние два года начало системно относиться к социальной инфраструктуре, открывая через государственный социальный заказ различные центры — для женщин и детей, пострадавших от насилия, для лиц с ограниченными возможностями здоровья и временного пребывания пожилых. Несмотря на то, что финансирование госзаказа за последние шесть лет выросло с 4,5 до 22 млн. сомов, этого явно не достаточно. Хотя речь идет об угрозе в целом экономической безопасности страны. Кажется, с такой позиции преступления в отношении членов семьи рассматриваются весьма редко.

А вот в Канаде Ванкуверский Центр исследования проблем насилия посчитал, что женщины, лишившиеся трудоспособности в результате нападений мужей или партнеров, теряют 7 млн. долл. в заработках ежегодно. Плюс система социального обеспечения расходует 1,8 млн. долл. в год на поддержку женщин, которые вынуждены были прервать свои семейные или партнерские отношения из-за насилия.

В Кыргызстане таких подсчетов никто не делал. Есть только одно исследование «Сколько стоит насилие в семье?». Пару лет назад НПО подсчитали, что каждый случай насилия в семье со смертельным исходом обходится государству более чем в 1,6 млн. сомов. В подсчеты вошли услуги адвоката, судмедэкспертиза и прочие процессуальные моменты, пособия детям или проживание их в детских домах и т.д. При этом реабилитация одной пострадавшей в течение года обошлась бы государству в 200 тысяч сомов.

Так почему же в нашей стране, на земле, где испокон веков чтили женщину и мать стало возможно подобное? Обычно исследователи этой темы говорят, что насилию подвержены неблагополучные семьи. К внешним (социальным) факторам насилия относятся: бедность, низкий уровень дохода, безработица, социальная изоляция и закрытость семьи, перенаселенность, низкий образовательный и культурный уровень.

Вот только отчеты правительства показывает рост уровня жизни. «По предварительной оценке Национального статистического комитета, экономический рост в стране по итогам 2015 года составил 103,5%. Объем валового продукта сложился в сумме 423,6 млрд. сомов. Дефлятор ВВП сложился на уровне 102,2%», — такие данные приводил на февральском заседании правительства премьер-министр Темир Сариев. Да и снижение числа получателей пособия по бедности, о котором периодически отчитывается министерство труда и социального развития, также говорит об улучшении качества жизни.

Так может все-таки в безнаказанности? А еще в том, что большинство пострадавших просто не знает о своих социальных правах на поддержку государства, начиная от пособия для детей и заканчивая возможностью получить работу и стать экономически независимым человеком. Главная задача службы занятости — это содействие в трудоустройстве безработных граждан. Для этого существует банк вакансий, оперативное пополнение которого является возможным благодаря налаженным связям с работодателями. На конец месяца в государственном банке данных всегда имеется 4-5 тыс. вакансий. Это в какой-то мере дает гражданам выбор места работы.

Только с начала года по республике было трудоустроено 5,5 тысяч человек, 1,8 тысяч были направлены на оплачиваемые временные работы. 43 безработным выдали микрокредиты для производства товаров, открытия торговля и точек общественного питания, предоставления бытовых услуг, ремонта автомобилей, сельского хозяйства и др. Большая работа по содействию в трудоустройстве проводится Молодежной биржей труда. За первые два месяца с начала 2016 года из 1389 обратившихся 640 человек получили работу.

Но, конечно, многое зависит от самого человека и той поддержки, которую он получает от общества и государства. И то, что об этой проблеме начинают говорить все громче, хороший знак — хоть кому-то, но не удастся скрыть свое преступление.

Жеӊишбек кызы Дениза.

Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-13 за 2016 год.

Если ученые в период главенствования Покровского охотно поддерживали  тот факт, что коренные народы оказывали сопротивление посягательствам и порабощению царским правительством, то, начиная с конца тридцатых годов, они принимают другой подход  со своей  «теорией меньшего зла», которую они стали развивать далее. Таким образом, эти историки теперь стали утверждать, что если бы этим трем вышеупомянутым нерусским пограничным территориям суждено было оказаться  либо под властью России, либо других сильных соседей,  то Россия была бы «меньшим злом», поскольку российский империализм, по утверждению этих авторов,  обходился менее жестоко с коренными народами и принес им больше пользы, меньше угнетения и эксплуатации по сравнению с империализмом других стран.  Таким образом, поглощение Грузии российским империализмом, а не турецким или персидским, имевших тоже  виды на эту территорию, означало для  нее «меньшее зло». Точно так же и для Украины, обреченной стать частью либо Польши, Турции или России, поглощение Россией было для нее наименьшим злом.
В последние годы от этой теории «меньшего зла» стали отказываться в пользу интерпретации, что поглощение царской Россией оказало положительное влияние на коренные народы, привнося им цивилизацию и технический прогресс. Статья таджикского историка, Б.Гафурова, типичная  в этом отношении. Гафуров заявляет, что «присоединение к России Средней Азии и Казахстана имело для них большое прогрессивное значение». Союз с Россией означал не только союз с Россией семейства Романовых, но и с находившимися в России  великими мыслителями и  деятелями культуры, такими как Ленин, Плеханов и Чайковский.  Он привнес не только русскую цивилизацию, но и идеи марксизма-ленинизма. Союз означал конец старому феодально-патриархальному укладу; создание промышленных предприятий и расширение внутренней и внешней торговли; вслед за российской армией союз означал конец работорговли в Средней Азии и междоусобным войнам. Последнее замечание, высказанное Гафуровым, заключалось в том,  что если бы Средняя Азия и Казахстан не были включены в состав России, то они стали бы колониями английского империализма и их постигла бы участь народов Индии.

Следствием этой новой характеристики российского поглощения нерусских народов стал новый способ интерпретации национальных движений коренных народов при царском режиме. В эпоху Покровского эти движения, как правило, характеризовались  по существу как «прогрессивные», в то время как остальные осуждались как «реакционные». Андижанское восстание 1898 года и выступления туркмен в восстании 1916 года попадают в последнюю категорию. «Ленин и Сталин заявляют, — говорилось в  одной статье, посвященной Андижанскому восстанию, — что есть национальные движения, которые являются прогрессивными и освободительными, и те, которые являются реакционными». Хотя автор не вдается в  какие-либо общие правила о том, как можно определить, является ли данное движение «реакционным» или «прогрессивным»,  в этой и других статьях  становится очевидным характер конкретного национального движения из рассуждений и критериев, используемых при классификации конкретных бунтов либо как реакционных или прогрессивных. Национальные движения, которые были направлены не только против российских царских чиновников, но  против русских как таковых (поселенцев, торговцев и т.д.) осуждаются как «реакционные», в то же время те, которые были направлены против своего «эксплуататорского» класса аристократии, купцов и помещиков, а не против русских как таковых, называют движением «прогрессивным» и подлинно революционного характера. Приводя примеры последнего типа национального движения Б.Гафуров заявляет:

«Многие выступления против  Бухарского эмира после революции 1905-1907 гг. в горных районах Кульджаба, Болджуана и Курган-Тюбе носили подлинно революционный, национально-освободительный характер».

Примерами «реакционных восстаний» становятся: при восстании 1916 года волнения в Туркмении и Таджикистане; Андижанское восстание; и восстание казахов под предводительством Султана Кенесары Касымова (1837-1846 гг.). Показательно, что эти восстания были направлены, в основном,  против русских, а  не против чиновников из числа коренных жителей.
Что же касается самого восстания 1916 года, то  в последнее время  советские историки большое внимание сконцентрировали на этапе выступлений туркмен, хотя можно с уверенностью предположить, что новая интерпретация национального восстания будет применяться  и к другим этапам восстания в ближайшее время. Вероятно, наиболее подробная разработка к настоящему моменту туркменского этапа восстания содержится в статье, опубликованной в сентябре 1951 года в выпуске журнала  «Вопросы истории». По мнению автора настоящей статьи, можно сделать следующие выводы из фактов восстания 1916 года в Туркмении:

(Продолжение следует).

На эту тему мы беседуем сегодня с известным историком, публицистом Элери Битикчи.

Как считает Э.Битикчи, “Указ президента «О столетии трагических событий 1916 года» обозначил две составляющие оценки. Это было национально-освободительное восстание против царского колониализма. Последующий за поражением восстания массовый исход (Үркүн) стал трагедией кыргызского народа. Трагедии такого масштаба, несомненно, могут стать не только способом мобилизации вокруг идеи памяти, но и создать условия, при которых обществу будет нанесена травма. Социальные травмы, созданные вокруг трагедий, играют скорее отрицательную, нежели положительную роль в развитии данного общества. Память о перенесенной трагедии порождает действия, которые направлены на недопущение подобного в будущем. Это может быть милитаризация, чтобы быть способным защитить себя, укрепление государственных механизмов. Примеры Израиля и Армении, где мобилизация шла вокруг подобных трагедий, показывают, что образуется государство, фактически мононациональное и готовое воевать со всеми за выживание. Поэтому память о таких трагедиях может породить и недоверие к чужакам, поиск потенциальных врагов, желающих уничтожить данный народ.

Уроки, извлеченные нашим обществом из трагедии 1916 года, должны учитывать последствия социальных травм для самого общества. С одной стороны, память о трагедии сама по себе важна, но с другой стороны память должна быть сконцентрирована на внутренних, а не внешних причинах. Внешнее в данном случае — это Россия.

— Сейчас в КР раздаются голоса о том, что Россия должна признать геноцид кыргызов в 1916 году, принести извинения и даже выплатить компенсации. Это делается на примере Холокоста и отношений Германии и Израиля?

— Я не думаю, что будут работать аргументы тех, кто говорит, что термин геноцид был введен в 1948 году и не имеет обратной силы, то есть не может быть применен для событий до этой даты. Так как существует и прецедентное право, и геноцид армян был признан многими странами, членами ООН, геноцидом. Таким образом, это положение уже не работает. Извинения и компенсации были принесены Германией (западной) в условиях оккупации союзными державами, при этом отказавшихся от репараций и более того оказывавших финансовую помощь. Кроме того, извинения были принесены тем поколением политиков, которые были современниками нацистского режима. Поэтому по прошествии ста лет, с поколениями, которые не имеют отношения к тем временам, требования извинений кажутся бесперспективными.

— Сегодня официальные власти пытаются компенсировать трагедию 1916 года старыми советскими подходами. Да царская Россия — это плохо, но советская власть принесла кыргызам спасение и более того прогресс и процветание.

— Но это не будет работать, прежде всего, потому, что здесь много фальши. Во времена военного коммунизма в Туркестане продразверстка касалась именно коренного населения, в результате чего был голод 1918 — 1924 гг., когда погибло по разным данным до 2,5 миллионов представителей народов Центральной Азии. Сейчас трудно ответить, сколько кыргызов погибло из-за 1916 года и политики военного коммунизма, но цифры могут быть вполне сопоставимы.
Кроме всего прочего существуют вещи на порядок выше, касающиеся не восстановления справедливости по отношению к жертве, а справедливости вообще. Что есть общего между извинением целого народа и геноцидом? Это, прежде всего, применение коллективной ответственности к целому народу. Когда совещание руководителей Туркестанского генерал-губернаторства, руководимое генерал-губернатором Куропаткиным, приняло решение зачистить «земли, обильно пролитые кровью русских» от кыргызов — оно применяло коллективную ответственность по отношению ко всем кыргызам, независимо от того были ли они «бунтовщиками» или нет.

Точно также, когда речь идет об извинениях со стороны целой страны — применяется коллективная ответственность, поэтому здесь можно проводить параллели и становиться схожими с царскими палачами. Мы не должны применять коллективную ответственность, если не хотим уподобляться тому же Куропаткину, который, кстати, спокойно жил и при советской власти до 1925 года. Следует говорить о личной ответственности главных людей, принимающих решение и непосредственных исполнителей.

Ведь почему отменяется смертная казнь? Потому что возможна судебная ошибка и может быть казнен невинный. Точно также и в применении коллективной ответственности. Если будет хоть один человек, который был невиновен в истреблении кыргызов, почему он должен нести ответственность?

— Чему нас должно учить наше прошлое?

— Прошлое должно учить тому, какими мы должны быть сейчас и какими мы должны воспитывать своих детей. 1916 год и последующие события — это времена, когда человеческое почти что забылось. И главный урок, который должен быть усвоен нами — это сохранение человеческого, несмотря ни на что. Поэтому так важны примеры того, как люди спасали друг друга, несмотря на то, что оказались в разных лагерях, как делились самым последним, как отказывались выполнять приказы, как не убивали, рискуя быть убитыми. Таких случаев было не так много, но мы должны учить не тому, что было, а тому, что должно было быть. Вспомним фильм «Список Шиндлера», где евреи прославляют немца, потому что он был Человеком и поэтому видел других людей, а не существ, подлежащих уничтожению. Это позволит говорить всю правду, а не полуправду нужную той или иной стороне. Наоборот, самая ужасная правда, всего лишь подчеркивает человечность, пускай даже в виде ее исключений. Но ведь цель в том, чтобы эти исключения стали правилом.

Беседовала Солто Темир.