До окончания срока Атамбаева
осталось

№16 от 28.04.2016

Все три ветви власти отныне возглавляют члены одной партии – социал-демократической. СДПК отныне официально партия власти в КР.

Накануне в голосовании за кандидатов в торага Жогорку Кенеша с большим перевесом победил Чыныбай Турсунбеков. Лидер фракции СДПК стал вторым спикером парламента шестого созыва, набрав 88 голосов коллег. За его оппонента – члена «Онугуу-Прогресс» Исхака Масалиева – проголосовали  26 депутатов. Как сообщают СМИ, всего на заседании было зарегистрировано 120 депутатов, выдано 120 бюллетеней, три из них признаны испорченными. «Против всех» проголосовали три депутата.

На прошлой неделе депутатский корпус пытался выбрать спикера из двух кандидатов – лидеров фракций «Кыргызстан» Каната Исаева и «Онугуу-Прогресс» Бакыта Торобаева. Накануне голосования в обществе и СМИ уже фактически присудили победу первому. Как отмечалось, он идеально подходил на пост, поскольку относительно молод, в сомнительных делах не замешан, представитель «севера» и самое главное, не является эсдеком (это, как заявляли эксперты, важный фактор для сохранения реноме правящей партии).

Но его «прокатили». Оба кандидата набрали равное количество голосов – по 51 каждый. После явного провала двух фаворитов стали обсуждаться новые претенденты. Тогда же Чыныбай Турсунбеков уверял, что не станет баллотироваться на пост спикера Жогорку Кенеша. Хотя в определенных кругах обсуждался вариант, что Исаева и Торобаева столкнули лбами ради единственной цели – в итоге избрать спикером именно Турсунбекова.

Журналистам две недели назад последний заявил, что слухи о его выдвижении «распускают оппоненты». Однако спустя несколько дней, видимо, передумал и выдвинул свою кандидатуру, заявив, что таково решение фракции.

Кандидатура лидера СДПК сразу же нашла поддержку в ЖК. Первым, еще до официального заявления о выдвижении Турсунбекова, лидер «Ата Мекена» Омурбек Текебаев выступил в СМИ с поддержкой. «Чыныбай Турсунбеков – самая подходящая кандидатура на пост торага ЖК. Во-первых, он работает в парламенте второй созыв подряд. Во-вторых, он уже второй срок возглавляет самую крупную фракцию, еще является главой коалиции большинства. В-третьих, за время работы в парламенте он продемонстрировал всем, что может брать ответственность на себя за принимаемые решения и за провальное правительство.

В-четвертых, Чыныбай Турсунбеков – наиболее авторитетная фигура. Я думаю, что его кандидатуру поддержат многие», – проявлял небывалую гибкость Текебаев. В соцсетях уже предложили не морочить людям голову о многопартийности в Кыргызстане и всем партиям, что находятся в парламенте, объединиться в одну СДПК – руководящую и направляющую.

Стоит отметить, что президент Алмазбек Атамбаев ранее возглавлял Социал-демократическую партию Кыргызстана. После избрания на пост главы государства он де-юре покинул ряды партии, де-факто же остается ее лидером. Во время предвыборной кампании на последних парламентских выборах социал-демократы не скрывали, что их поддерживает президент, о чем вещали с агиток. Премьер-министр Сооронбай Жээнбеков также является членом СДПК. Парламент страны отныне также возглавляет представитель этой партии. Прежние власти подвергались жесточайшей критике за то, что назначали на высокие должности только однопартийцев – представителей «Алга, Кыргызстан» и «Ак-Жол». Теперь время СДПК. А может, действительно, так будет легче уже за все, что творится в стране, одним скопом, спросить потом с них?

Соб.инф.

Комитет ООН по правам человека (КПЧ ООН) окончательно расставил знаки препинания в спорном предложении о судьбе главы джалал-абадской правозащитной организации «Воздух» 65-летнего Азимжана Аскарова. Шесть лет он отбывает наказание, несмотря на то, что ни один суд не смог доказать вину Аскарова во вменяемых ему преступлениях. Он обвиняется в организации беспорядков в Базар-Коргонском районе Джалал-Абадской области, в ходе которых убит участковый милиционер Мыктыбек Сулайманов.

Узник совести

С 15 июня 2010 года Азимжан Аскаров содержится под стражей. Во время следствия к нему применялись пытки, что доказано многочисленными фото и заключениями судмедэкспертов. В 2011-м Аскаров приговорен к пожизненному лишению свободы Верховным судом КР, решения которого не подлежат обжалованию и отмене. С тех пор он содержится в исправительной колонии №47 на окраине Бишкека. Его камера находится в полуподвальном помещении. Правозащитник отбывает срок в тесной камере 3 на 1,3 метра.

Адвокат Аскарова Нурбек Токтакунов неоднократно пытался добиться пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, но власти отказали ему в прошении.

О многочисленных процессуальных нарушениях и преступном отношении к правам заключенного неоднократно говорили и писали международные организации. Amnesty International считает его узником совести, уголовное преследование которого обусловлено его законной правозащитной деятельностью.

FIDH (Международная федерация по правам человека) и Всемирная организация против пыток не единожды отмечали ухудшение условий содержания Азимжана Аскарова в колонии.

Заключенному запрещают разговаривать с адвокатами наедине, к родным и близким его выводят строго в наручниках, как особо опасного преступника.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch обращалась к лидерам Европейского союза, призывая их во время визита президента Алмазбека Атамбаева в Брюссель, «решительно поднять вопрос нарушений прав человека в Кыргызстане». «ЕС должен настоятельно требовать от Алмазбека Атамбаева немедленного освобождения неправомерно осужденного защитника прав человека Азимжана Аскарова», – заявляла организация в 2013 году.

Бельмо на глазу и яблоко раздора

«Проблема Азимжана Аскарова, как бельмо на глазу, вечно мне им в глаз тычут», – заявил президент Алмазбек Атамбаев в сентябре 2013 года во время рабочей поездки в Бельгию.
И все шесть лет власти только и делают, что твердят, что доказательств невиновности Аскарова нет. «Убито два человека. Есть свидетели, которые конкретно указывают на Аскарова. А каких-то доказательств о его невиновности на данный момент я пока в руки не получал. Есть только обращения. Но в той же КР действует 14 тысяч НКО, а в мире сколько?! И организовать в чью-то защиту какое-то обращение элементарно. Свое слово здесь должны сказать суд и следственные органы, а не президент. Все должно быть по закону», – утверждал Атамбаев.

В прошлом году из-за Аскарова Кыргызстан денонсировал соглашение между правительствами Кыргызстана и Соединенных штатов Америки. Причиной стал тот факт, что Госдеп США присудил правозащитнику звание «Защитник прав человека».

Но по закону это дело не рассматривалось с самого первого дня. «Местные и международные правозащитные наблюдатели сообщают, что 2 сентября в ходе судебных слушаний по делу Азимжана Аскарова и семи других соответчиков родственники погибшего милиционера напали на адвоката и родных Аскарова и угрожали им — как в зале суда, та и за его стенами», – отмечало ранее Amnesty International.

О нарушениях во время рассмотрения дела в отношении правозащитника его коллеги говорили постоянно. Представители НПО указывали на факты применения пыток к пожилому Аскарову, игнорировании свидетельских показаний очевидцев, которые подтверждали, что в момент убийства милиционера он находился в абсолютно другом месте.

Решительное «Нет!»

21 апреля стало известно, что Комитет ООН по правам человека вынес заключение по делу Азимжана Аскарова. Подробный отчет опубликован на 115 страницах. Решение комитета не подлежит обсуждению и поскольку Кыргызстан ратифицировал соответствующие соглашения, то по требованию КПЧ ООН обязан немедленно освободить приговоренного к пожизненному лишению свободы заключенного Аскарова и снять с него все обвинения.

КПЧ ООН состоит из 18 независимых международных экспертов по правам человека, которые пришли к выводу, что Азимжан Аскаров, «самовольно задержан, содержался в нечеловеческих условиях, подвергался пыткам и жестокому обращению, а также лишен возможности надлежащим образом подготовить аргументы в свою защиту».

«Кыргызстан нарушил несколько статей Международного пакта о гражданских и политических правах, участником которого он является», — резюмирует КПЧ ООН.

Реакция Кыргызстана на замечания о нарушении прав человека в стране всегда довольно предсказуема. А уж в последнее время власти страны любую критику воспринимают очень болезненно. В июле 2015 года КР из-за присуждения Аскарову награды в одностороннем порядке расторг соглашение сотрудничества по облегчению оказания содействия. Что предпримут власти в этот раз? Страна выйдет из состава ООН?

Вопрос о разборе полетов и привлечении к ответственности тех, кто нарушил права Аскарова, естественно, не стоит. Не поднимается речи и об ответственности нынешнего главы государства и президента переходного периода Розы Отунбаевой. Временщики все шесть лет твердили о доказанности вины Аскарова, обвиняя его в организации беспорядков на юге и тем самым снимая ответственность с себя. В цивилизованной стране после такого позора власти бы подали в отставку. Но это не про Кыргызстан.

Намедни пресс-служба Верховного суда КР распространила заявление о том, что высшая инстанция готова пересмотреть дело Азимжана Аскарова. Каков будет исход этих разбирательств?
По словам главы правозащитной организации «Бир дуйно – Кыргызстан» Толекан Исмаиловой, Кыргызстан должен подчиниться решению Комитета ООН без каких-либо обсуждений. «С первой минуты Аскаров был незаконно задержан, о чем также говорится в решении Комитета ООН.
Прокуроры и следователи, которые до сих пор работают, отомстили Аскарову. Под пытками и угрозами они его заставили дать показания. Семья его подвергалась насилию. Офис его сожжен сразу. Аскарову на всех уровнях не дали доступа к правосудию. Защитников его избивали. В решении говорится, что с момента задержания до сегодняшнего дня указаны все нарушения допущенные со стороны госорганов КР. В документе говорится о немедленном его освобождении, без каких-либо обсуждений, оказать ему психологическую качественную помощь, сопровождать его правовую и юридическую сторону и дать доступ к справедливому правосудию. А наши власти трактуют решение комитета по своему. Но он уже оправдан, он не убийца. Кыргызстан, как член ООН и ОБСЕ нарушила права Азимжана Аскарова, что признал комитет», – говорит правозащитник.

«Кроме того, власти должны пересмотреть обвинительные приговоры другим членам узбекского меньшинства Кыргызстана, суды над которыми после насилия 2010 года были пропитаны той же атмосферой запугиваний, которая была отличительной чертой в этом деле», – также считает исполнительный директор Правовой инициативы открытого общества Джеймс А. Голдстон.

Махинур Ниязова.

Улугбек Бабакулов, журналист:

– Знаю лично Аскарова. Мне выпала честь много лет работать с ним в одной организации. Тем более в те трагические дни сам находился на юге. Могу с уверенностью утверждать, что Аскаров стал жертвой мести ментовских и прокурорских работников.

Те кто утверждает, что Аскаров защищал лишь узбеков, либо дебилы, либо специально разыгрывают национальную карту. Азимжан относился одинаково ко всем заявителям, без предпочтений этнического происхождения.

Чего теперь ожидать от властей? В свете решения Комитета ООН (а КР, как известно, ратифицировал немало ооновских документов, в том числе и Международный пакт о гражданских и политических правах), власть вынуждена делать, как говорится, хорошую мину при плохой игре: надо и в дамки влезть, и рыбку съесть, то есть сохранить лицо перед международным сообществом, и не стать объектом нападок для домашних нациков, которых сама же власть взрастила.

Поэтому сейчас активизировались разномастные типа политологи и эксперты, которые даже не делают различия между ООН и США: три буквы, на одном материке, значит специально гадят свободолюбивому народу Кыргызстана, сынам Манаса Великодушного. Ату этих амеров…
Врага внешнего нашли, теперь можно отвлечь внимание нациков от внешних проблем. Вот он враг, узбек, сарт, сидит в тюрьме, а янки его защищают… На это поведутся, да и властям это удобно, можно какие-то делишки успеть провернуть.

Далее дело может пойти по такому варианту: дело пересмотрят, срок с пожизненного поменяют на какой-нибудь срочный. Повозмущаются, но всё таки порадуются властям: ай да наши, ай да показали кузькину мать эти амерам и пр.

Жаль, что Азимжан стал разменной монетой в игре бандитов во власти. Поймут ли это наши горе-патриоты? В ближайшее десятилетие вряд ли… Увы.

22 апреля 2016 года состоялось заседание Бишкекского городского суда по вопросу изменения меры пресечения Эрнесту Карыбекову с содержания под стражей на домашний арест.

Необходимо подчеркнуть, что это заседание должно было состояться на день раньше, 21 апреля 2016 года, однако суд мотивировав отсутствием одного из судей, перенес его. В тот день докладчиком по делу должна была выступать судья С.И.Бранчаева. Но как стало известно Res Publica, за один день был изменен состав судей. В нарушение всех процессуальных норм, суд прошел за закрытыми дверями, как это имело место и 27 марта 2016 года, когда Первомайский районный суд принял решение взять Карыбекова под стражу.
Бишкекский городской суд отказал Карыбекову в ходатайстве об изменении меры пресечения без каких-либо обоснованных мотивировок. К участию в судебном заседании не были допущены ни личные поручители, ни заведующий отделом мониторинга судебных процессов офиса Акыйкатчы (Омбудсмена) Кыргызской Республики Нияз Узенов. Не были приняты во внимание ни ходатайства, ни официальная рекомендация Акыйкатчы (Омбудсмена) судебным органам объективно рассмотреть жалобу.

Данные факты еще раз свидетельствуют, что в Кыргызстане полным ходом развернут процесс политических преследований, расправ с инакомыслящими. Эрнест Карыбеков известен своей бескомпромиссной борьбой против системной политической коррупции в энергетике, в государстве.

Соб.инф.

16 апреля 2016 года Министерство иностранных дел опубликовало некое «заявление», которое является реакцией на очередной доклад Государственного департамента США о ситуации с правами человека в мире.

Заявление составлено в несвойственной дипломатическому ведомству манере. Манипулятивные словесные обороты; формирование «образа врага»; прямые обвинения неких институтов в совершении уголовных деяний, по которым нет решений судов; политиканство вместо обсуждения конкретных проблем прав человека – все это напоминает известные методы пропаганды российских федеральных каналов, — отмечают правозащитники.

Крайне непрофессиональными выглядят утверждения о «навязывании» «чуждых традиций» и точек зрения, «несоответствующих национальным интересам Кыргызстана». Министр иностранных дел по определению должен понимать, что доклады по правам человека делаются в рамках обязательств государств – участников Организации Объединенных наций.

В 2016 году в Китайской Народной Республике казнена Светлана Кулбаева. Конституция Кыргызской Республики запрещает смертную казнь. Министерство иностранных дел Кыргызской Республики оказалось бессильным гарантировать право на жизнь своему гражданину. В тоже время, дипломатическое ведомство Казахстана смогло добиться возвращения своих граждан, приговоренных к смертной казни в Китае.

Таким образом, Министерство иностранных дел, возглавляемое Эрланом Абдылдаевым демонстрирует свою неспособность выполнять свои прямые функции, девальвирует ценности Организации Объединенных Наций, усугубляет проблемы пыток и предает суверенные интересы Кыргызской Республики.

Соб.инф.

В КР политологи не исключают что уже осенью страну сотрясет очередной референдум по очередному изменению Конституции страны. Своим мнением на этот счет поделился Равшан Жээнбеков.

— Итак, референдум неизбежен?

— Факты говорят сами за себя — в КР случились 2 революции, народ выгнал 2 президентов, на очереди третий. Проблема в том, что Атамбаев стал авторитарным руководителем. Пропрезидентская форма выгодна таким политикам как он, тем более в нашей ситуации с нашим менталитетом, традициями — все это увеличивает шанс стать авторитарным главой государства.

— Но ведь в Кыргызстане установился парламентаризм после принятия новой Конституции в 2010 году?

— Сегодня ошибочно говорят и пишут, что у нас по Конституции парламентско-президентская форма правления.  Фактически у нас система с сильными президентскими полномочиями. Да, действительно, экономический блок подчиняется премьеру, но силовой блок только президенту – ГКНБ, Совет обороны, Министерство обороны, Генпрокуратура, МВД. Ведь в чьем ведении силовой блок, там и сосредоточена власть, поэтому фактически КР стал президентской республикой.

— Кому выгодны изменения Конституции?

— Когда Атамбаев говорит об изменении Конституции, он, прежде всего, думает о личной безопасности. Его беспокоит тот вариант, что если к власти придет оппозиция, то его оппоненты начнут под него копать в его бытность на посту президента. В нашей стране это стало уже традицией. И чтобы обезопасить себя и свое имущество, Атамбаев внедряет парламентскую форму, чтобы следующий президент не монополизировал все ветви власти и не стал вскрывать все неблаговидные дела предыдущего главы КР.

— Чувствуется ли во всем этом российское влияние?

— Сейчас у Атамбаева две проблемы – он должен получить разрешение Кремля на установление в КР парламентской формы правления, вторая – заручиться поддержкой местной элиты, что будет непросто.

Последние высказывания Атамбаева говорят о том, что он опасается не получить согласия Москвы. Когда он говорит о грядуших изменениях Конституции, то не учитывает интересы РФ и поэтому он стал менее уверенно говорить о переходе к парламентаризму и больше стал апеллировать к кыргызской общественности.

— А как же за парламентаризм проголосовали на плебисците в пророссийской Армении?

— А вот с Арменией очень интересный, загадочный случай. Как смогла пророссийская Армения заручиться поддержкой Кремля на введение парламентаризма?! Непонятно! В Кыргызстане, если Атамбаев пойдет на укрепление своих полномочий конституционным путем, то получит сильное сопротивление общества. Так как у нас уже есть печальный опыт с сильными президентскими полномочиями. А если все же решится на усиление парламентаризма, то его могут поддержать.
Если даже президент меняет Конституцию в своих личных интересах, либо в целях своей безопасности, но все же обеспечит переход от президентской формы правления к парламентской, это будет на самом деле большим ценным наследием Атамбаева. Парламентаризм — это будущее Кыргызстана и тот президент, который обеспечит этот переход, останется в истории. Именно эта попытка его последний шанс остаться в истории.

P.S. А тем временем «все лидеры фракций против внесения изменений в Конституцию до 2020 года. Пока это на неформальном уровне. Также против внесения изменений политические силы вне Жогорку Кенеш», — сказал 26 апреля на пресс-конференции лидер фракции «Ата Мекен» Омурбек Текебаев. По его словам, сейчас никто в парламенте не работает над законопроектом о внесении изменений в Конституцию.

Напомним, в обращении к депутатам нового созыва 6 ноября 2015 года и на итоговой пресс-конференции в декабре 2015 года президент Алмазбек Атамбаев говорил о необходимости внесения изменений в действующую Конституцию.

Солто Темир.

— Вы сегодня выступаете от имени Объединения «Народный парламент». Сделали очень жесткое заявление о немедленной отставке президента Атамбаева, расследованию деятельности его сподвижников – Ильмиянова, Турсунбекова и др., а также обратиться в Гаагский международный уголовный суд по событиям в июне 2010 года на юге страны в отношении членов временного правительства Кыргызстана и лидеров узбекских сепаратистов, допустивших межэтнический конфликт.

Я знаю вас, как выдержанного политика, не замеченного в оппозиционных движениях разных лет. Без амбиций, я бы сказала. И неожиданно такой крайне радикальный выход.

— На самом деле в 2010 году я подключился к борьбе с режимом Бакиева. Я работал с Текебаевым, Сариевым, Джекшенкуловым последние 3-4 месяца. Но после того, что произошло на площади 7 апреля я сразу ушел, потому что понял, что мы захватили власть. До того момента я особо не верил, что мы захватим власть насильственно, думал, что это будет политическая борьба, но мирными, цивилизованными методами. Правда, я слышал, что Атамбаев готовит вооруженный захват, но в это не верил. Оказалось, что когда они взяли власть, то сразу занялись очень страшными делами. Во-первых, мародерство, об этом все знают, второе – это ограбление банковских ячеек. Я понял, что вместе с ними сделал ужасное дело. И кстати, тогда, через некоторое время, я сделал публичное заявление — просил прощение у народа за свое участие в государственном перевороте. Уверен, что по событиям 7 апреля 2010 года еще будет объективное расследование.

Я знал Атамбаева и раньше, знал, что если он придет к власти, то ничего хорошего не будет, он развалит всю страну. И когда в 2011 году он стал претендентом в президенты, я опубликовал свое первое интервью, где написал, что черный туман накрыл Кыргызстан. Тогда многие были в эйфории и мало кто меня услышал. Подумали, наверное, что обиженный. Так я каждый год анализировал его деятельность и давал интервью, где говорил о несостоятельности Атамбаева. Одно из моих интервью называлось «Атамбаев – это трагедия кыргызского народа», другое «Атамбаев – это беда, которая приходит один раз в 1000 лет». И так каждый год по одному интервью. Конечно же, в Белом доме это читали, но никто мне не парировал в ответ. Через некоторое время я понял, что так продолжаться дальше не может, нет сил, готовых бороться с этим режимом, который он установил, и я начал действовать. Мои первые контакты были с генералами, которые занимают высокие должности в России. Вы не подумайте что-то, они наши земляки. Я встретился с тремя генералами и уже к осени у нас был план, который мы запустили сейчас. Это созрело еще в прошлом году. Просто всем надо было убедиться куда мы на самом деле катимся, благодаря Атамбаеву.

И они, мы называем их друзья-патриоты, используя свое влияние, положение, предложили Атамбаеву уйти. Просто попросили написать заявление об отставке, потому что он развалил страну и создал коррупционные схемы между Россией и Кыргызстаном. Они очень хорошо это расследовали, у них есть вся доказательная база на окружение Атамбаева, как и кто из чиновников народные деньги  мешками переправляет в Россию. Все это у них есть. Они это показали Атамбаеву, на что он, положив руку на Коран поклялся, что проведет парламентские выборы и уйдет. Они поверили, хотя я их предупреждал, что ему нельзя верить. С нового года мы начали снова активно работать и уже в феврале они еще раз его предупредили и попросили уйти в отставку. Тогда он решил пойти по другому пути. Сначала определить преемника. Он дал полномочия Абдилю Сегизбаеву слетать в Москву и повстречаться с высокопоставленными чиновниками. С кем он встречался, что говорил, хорошо известно, документально зафиксировано, но он не получил никакой поддержки. Он,  по профессии аграрник, но ни дня не работал по специальности. Потом вдруг стал журналистом. Работал в пресс-службе у Акаева. И благодаря Атамбаеву вдруг становится председателем ГКНБ. Его спросили, как ты собираешься управлять государством? На что он отвечал только одно: «Алмаз Шаршенович мне доверяет».
Когда Сегизбаев не прошел, Атамбаев засылает в Москву Асилбека Жеенбекова. Он видимо обосновал его кандидатуру тем, что он южанин. И процедура легче – Атамбаев уходит в оставку, спикер Жеенбеков становится по Конституции исполняющим обязанности. Однако и его ждала неудача. Пришла очередь Темира Сариева. Атамбаев полетел в Москву с ним вместе – это было 2 марта. У Сариева были покровители, мы знаем их фамилии, но он тоже не получил поддержки.

— А что Кремль должен решать вопрос по преемнику?

— По-другому не получится, потому что все коррупционные схемы Атамбаева ведут в Москву. И потом, когда наши друзья-патриоты поняли, что уговорами и просьбами отставку Атамбаева не решить, мы пошли по нашему плану и учредили с нашими единомышленниками Объединение «Народный Парламент», где люди собирались по трем критериям – государственники, сторонники евразийской интеграции и третье, чтобы не были замешаны в коррупционных, криминальных скандалах. Провели свое первое собрание, где обсудили самые острые вопросы  и решили, что остановимся на нескольких – это отчет Атамбаева, его немедленная отставка и то, что есть в нашем заявлении. При этом мы выработали собственный путь достижения отставки Атамбаева. То есть, если оппозиция требует, использует меры принуждения, то мы, во-первых, объясняем, почему ему целесообразно уйти и, во-вторых,  предлагаем ему это сделать добровольно. А когда будет собрание наших сторонников в количестве 50-60 тыс человек, то мы будем действовать так, чтобы разрушить сложившийся стереотип, что кыргызы варвары, разбойники, бандиты, под предлогом мирного митинга будут захватывать власть, — и проведем его мирно, культурно и цивилизованно. Это, действительно, будет образцовое собрание.

— Вы сторонников нашли в Москве. Хотя и здесь есть политические оппозиционные силы. Почему не стали искать с ними контакта, среди них тоже есть не коррумпированные, государственники, как вы говорите. В целом есть часть трезвых, последовательных политиков.

Второй вопрос по Москве, что без Кремля никак невозможно с Атамбаевым разговаривать? Не лукавите ли вы, говоря, что друзья-патриоты делают там большую работу по выявлению коррупционных схем, а не потому ли что сил здесь не хватает? Хотя ведь Атамбаев всегда был сторонником Путина, продвигал российские интересы.

— Во-первых, мы пытались контактировать с местными политиками, но, как получается, здесь две группы. Одна —  провластная, поняли, что с ней разговаривать бесполезно. А другая – занимает радикальную позицию. А это не соответствует нашим мировоззрениям, мы не собирались требовать, вынуждать, что у нас есть толпа, физическая сила. Поэтому мы не обращались к ним.
Второй вопрос, изучая коррупционные схемы между Кыргызстаном и Россией, мы поняли, что сами их не сможем разрушить. В них замешаны российские чиновники, весьма высокопоставленные, они лоббируют Атамбаева в Кремле, поэтому информацию надо сначала там озвучить.

— То есть вы вскрыли в окружении Путина людей, которые лоббировали Атамбаева, проводили его интересы, что Атамбаев пророссийский, другого нет, он будет служить верно. Я правильно вас поняла?

— Совершенно верно. То есть там так преподносили. Поэтому нам надо  было доказать, что Атамбаев ведет страну к развалу и создал коррупционные схемы, которые подрывают наши межгосударственные отношения. И наша группа работала над тем, чтобы раскрыть эти порочные схемы и связи. Они уже озвучили в Кремле две фамилии – генерала Беседы и Абдиля Сегизбаева.

— Сегодня я услышала, что агентство по наркотикам полностью контролируется кем-то из Москвы.

— И это, наверное, тоже. Но возьмем продажу Джеруя, к примеру, или строительство Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Ведь выясняется, что там не $37 млн было истрачено, а $5-7 млн. Такие факты стали выходить и они дошли уже до Путина. Или то, что все условия создаются здесь только для бизнеса Китая и Турции. Российских проектов здесь нет. Получается, Атамбаев только на словах друг России.

— К сказанному вами, хотела бы добавить, что он ведь ничего не сделал и для того, чтобы ЕАЭС в Кыргызстане начал работать. Он провалил идею Кремля, или Путина, скажем. Он оказался в ЕАЭС слабым звеном. Он не смог создать здесь даже вет-лаборатории, фито-контроль наладить, чтобы наша продукция стала конкурентоспособной на рынке ЕАЭС. В результате, общественное мнение расценивает этот союз, как невыгодный для Кыргызстана.

— Совершенно правильно. Таможенный союз за один год дискредитирован в Кыргызстане. Теперь кыргызскому народу кажется, что нам это было не нужно, зря вошли. Это для России тоже огромный минус. Наши друзья на это тоже открыли глаза Москве. Они убеждают только путем аргументов, доказав, что Атамбаев развалил страну и что печется только о личном благе.

— Россия как партнер — хорошо, но не обвинят ли вас в ущемлении суверенитета Кыргызстана?

— Мы же не говорим только о России. В ЕАЭС несколько стран – Казахстан, Беларусь, Армения. И насколько известно, этот союз пытаются расширить в Евразийскую интеграцию. Предпочтение России, потому что там около миллиона наших граждан, которые получили легальный статус.  И мы не можем отбросить этот миллион наших граждан. Мы должны заботиться о них. Поэтому хотим привлечь нашу диаспору в Москве поддержать нас. Там будет тоже организована встреча с Народным парламентом. Мы хотим нашим мигрантам помочь крепко встать на ноги, заработать и по возможности потом вернуться в Кыргызстан, начать здесь бизнес.

— Давайте вернемся к позиции ОНП по внешней политике. Вы готовы разговаривать с дипмиссиями западными – европейскими, американским посольством? Вы ведь намерены обратиться к Международному уголовному суду в Гааге рассмотреть отвественность ВП по июньским событиям 2010 года. На днях Комитет по правам человека ООН, ОБСЕ сделали окончательное заявление по Аскарову с требованием к кыргызским властям незамедлительно его освободить. Они всегда внимательно наблюдали за соблюдением международных конвенций по правам человека в Кыргызстане, ограничению свобод. Коррупция не уменьшается. Здесь же очень много общего с тем, что вы высказываете. Вы намерены с ними контактировать?

— Мы общественная организация, у нас нет такой мощной силы, как у власти. Мы выбрали три самые острые темы. А то что ты говоришь, это, конечно, присутствует, но наши московские друзья давно работают с другими странами. К примеру, они уже обсудили вопросы по спорным границам с Таджикистаном и Узбекистаном. Атамбаев не может уже сколько лет согласовать их, а наши друзья-патриоты это  отработали. Они уже согласовали это с Каримовым и Рахмоном. К тому же, мы за то, чтобы вопрос о строительстве крупных ГЭСов на реке Нарын предварительно согласовывался с нашими соседями. А кто развалил внешнюю политику, так это Атамбаев. Его высказывания, действия все эти годы были направлены только на конфронтацию.

— Предположим завтра это произойдет, Атамбаев напишет заявление и уйдет…

— Он уйдет и через считанные минуты уйдет в отставку его ручное правительство. Мы будем вести переговоры с Жогорку Кенешем, как это восполнить. В нашей инициативной группе 9 человек. У нас есть четкий план действий, но пока я не могу его раскрывать. Как только уйдет Атамбаев, мы свой план обсудим в совете Народного парламента.

— В парламенте сидят такие амбициозные, не бедные Бабанов, Текебаев и др., пойдут они с вами на поиск компромиссов?

— У нас в ЖК немало тех, кто также замешан в коррупционных схемах, как в России, так и в Кыргызстане. Мы об этом знаем. И им ничего не останется, как раскрыться и считаться с нами. Народ прекрасно знает, как они избирались в парламент. Поэтому они вынуждены будут с нами взаимодействовать.

— А как вы восприняли тот факт, что от вас уже откалываются отдельные личности?

— Их только трое из 105 человек. Сейчас армия подхалимов Атамбаева  это раздувает и пытается донести до народа, что ОНП разваливается. Первый из них оказался никчемным, подлым человеком, который к нам сам пришел, убеждал принять в свои ряды, но стало ясно, что он засланный казачок. Это Жениш Модокматов. Эркебаев лежал в больнице, а когда вышел, то на него оказали давление и поставили условие, насколько нам известно, оставить пост президента Академии. Я ему сказал: «спасайте свою шкуру. У нас борьба политическая и мы будем идти до конца». Что касается Жумалиева, то у него сегодня юбилей, он пригласил гостей из-за рубежа, и его поставили перед выбором – «либо ты будешь сидеть в одиночестве на своем празднике, либо выходи из ОНП». Мы были  готовы . Для нас это никакая не потеря, идет процесс очищения.

— Вы в своем обращении не указываете вашу позицию по форме госуправления. Атамбаев все время говорит, что хочет отдать больше власти народу в виде парламента, и это, видимо, нравится людям. Каково предпочтение вашего парламента к государственной форме правления?

— Мы изначально не делим госсистему на парламентскую или президентскую. Мы делим на ответственную и безответственную. Ответственной может быть и та и другая, и даже монархическая. Безответственная – это Атамбаевская. Если его водитель фактически управляет страной, то что можно говорить о форме правления? Это парламентская или президентская форма в Кыргызстане?

— А ответственной она станет только если выборы будут честными и прозрачными. Меня часто спрашивают, почему у вас революции в Кыргызстане так часто происходят. На что я говорю, а потому что выборы проходят нечестно. Так было в 2005 году после парламентских выборов, в 2010 году — в результате парламентских и президентских выборов. В этот раз тоже были сфальсифицированы.  

— Безусловно. Этого мы и хотим добиться, чтобы во власть пришли люди, честно победившие на выборах. Лицемер Атамбаев внедрил ложь и лицемерие в государственную систему. Поэтому выборы, кадровые назначения так проходят. Вот чем он страшен.

— Говорят, что за вами стоят Акаев и Бакиев. Правда ли это?

— Если бы они могли помогать нам, то должны были бы иметь свои кадры в госуправлении. У Акаева остались 4-5  человек здесь в Кыргызстане, кто держит с ним связь. У Бакиева кто здесь остался?

— Да, сколько угодно. Все в Белом доме у Атамбаева сидят. Начиная с Аалы Карашева…

— И акаевские там есть, но они все перебежчики.

— Кстати, вы работали у Акаева в свое время, проводили земельную реформу, которая потом подвергалась серьезной критике. И вы на какое-то время ушли из политики. Это сейчас вспоминают, пытаются поставить вам в вину, на этом дискредитировать.

— Наша земельная реформа была успешной и образцовой в постсоветском пространстве. Многие другие страны только теперь приступают к ее реализации. Конечно, меня ненавидят тунеядцы, дармоеды, алкоголики. Но новый класс сельских предпринимателей, который понял великую силу свободы и собственности, благодарен и по достоинству оценивает наши реформы.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

В Бишкеке началась реконструкция Государственного исторического музея. В нарушение авторских прав на интеллектуальную собственность, власти КР поручили писать историю кыргызов турецкому агентству по сотрудничеству и развитию (TIKA).

Колышки вокруг исторического музея появились в конце марта. На все вопросы журналистов в мэрии Бишкека отвечали, что ко дню празднования независимости КР намечается масштабная реконструкция музея и прилегающей территории. В столичном муниципалитете поясняли, что заказчиком капремонта является Госстрой и за подробностями отправили туда.

Замдиректора Госагентства архитектуры, строительства и ЖКХ Чынгыз Кубатбеков пояснил Res Publica, что деньги на реконструкцию «выделили турки». Они же разработали проект и будут проводить все строительные работы. Он пояснил, что между правительством Турции и президентом Кыргызстана подписано соответствующее соглашение.

Между тем, стало известно, что реконструкция музея затеяна с подачи главы государства Алмазбека Атамбаева. И, несмотря на то, что заказчиком выступает Госстрой при правительстве КР, контроль осуществляется аппаратом президента. Неслучайно выбрано и турецкое агентство, договоренность с которым достигнута еще в 2014 году.

Разрешительную документацию и адаптацию проекта проводит кыргызская сторона, а финансовые средства и стройматериалы выделяет турецкая. Подрядчиком проекта выбрана компания «Карасан Иншаат». В Госстрое уверяют, что это местная строительная компания, хотя по названию очевидно, что не без турецкого участия.

Как пояснил замначальника управления по привлечению инвестиций Тимур Койчубаев, департамент жилищно-гражданского строительства при Госстрое 25 марта 2016 года подписано распоряжение правительства о реконструкции. «Кроме того, есть приказ Госстроя, где департамент определен заказчиком параллельного проектирования. Турецкий проект уже готов, но его необходимо адаптировать под наши нормы. В приказе Госстроя описано, что в установленном порядке необходимо провести адаптацию проекта реконструкции музея. Это нашему департаменту поручено», – пояснил чиновник.

Он отметил, что до сих пор не получены правоустанавливающие документы. «Органы архитектуры дают архитектурно-планировочные документы, на основании которых разрабатывается, утверждается и согласовывается рабочий проект. Зачем так рано огородили территорию? Это сделано согласно распоряжению правительства от 25 марта. Территория и музей будут закрыты до сентября 2017 года. На реконструкцию турецкая сторона выделяет $3-4 миллиона», – сообщил Койчубаев и отметил, что точную сумму никто не знает.

В Министерстве культуры подтвердили, что правоустанавливающие документы на реконструкцию музея еще не получены. «Но есть такое понятие, как параллельное проектирование, издается разрешение и одновременно проектируется и ведется реконструкция. Работы по получению разрешительных документов ведутся», – отметили в пресс-службе ведомства.

В Госстрое подчеркнули, что реконструкция ведется в два этапа: начата с благоустройства территории и ремонта фасада здания, замены облицовочного камня, гранитных плит и брусчатки вокруг музея. «В следующем году приступят к реконструкции внутреннего убранства музея. Тут уже будут привлечены наши архитекторы», – сказал Тимур Койчубаев.

По его словам, перед началом реконструкции проводилось совещание, где план, разработанный TIKA, согласован с авторами проекта – кыргызскими архитекторами времен Советского Союза. «Им предоставлено право в установленном порядке отобрать образцы плитки и предоставить турецкой стороне. Авторы проекта согласовали план реконструкции и отправили в TIKA. В протоколе совещания говорится «считать проект согласованным с авторами Асылбековым, Ибраевым, Керимкуловым», – рассказал Тимур Койчубаев.

Однако автор проекта Исторического музея (тогда музея им. В.И.Ленина), построенного в 1984 году, кыргызский архитектор Советбек Абышев отрицает, что реконструкция его детища согласована с ним. Ни о каком совещании с участием местных архитекторов он также не знает. По его словам, власти без учета мнения авторов проекта начали переделку музея.

Res Publica разыскала автора проекта, которого, как выяснилось, даже не привлекли в процесс реконструкции его детища. Советбек Абышев кыргызский советский архитектор, обладатель премий и званий. Но бахвалиться своими наградами он не любит. О человеке, говорит, надо судить по его работам, а не званиям и регалиям. Здания гимназии №70, Госагентства связи, дом в селе Орто-Сай и многие другие объекты – его работы, которые в свое время стали лучшими проектами СССР. Но самый главный его проект – Музей им. В.И.Ленина (ныне Исторический музей).

Он вспоминает, как в 1981 году выиграл конкурс по проектированию и строительству музея имени В.И.Ленина. «Это был целый комплекс вместе с прилегающей территорией и фонтанами. Конкурс объявили неожиданно в апреле 1981 года, срок определили максимально сжатый – 10 дней. Делали все в рабочее время (хотя конкурсные предусматривалось выполнять вне работы), потому что это был партийный заказ. На месте нынешнего музея и площади был целый квартал – здания МВД и КГБ – красивые классические объекты с колонами, памятники архитектуры, а также Дом кино. На месте нынешнего памятника Манасу стоял длинный пятиэтажный дом», – рассказывает Советбек Абышев.

На конкурс тогда было представлено 43 проекта, почти все архитекторы и историки приняли участие. «Здание нынешнего музея я увидел во сне. На третьи сутки. Если бы замысел родился позже, я бы физически не успел к сроку представить проект, ведь нужно было много чертить, макетировать. И тогда в соавторы был привлечен Мамат Сатыбалдиев, который внес свои коррективы в мой проект, но в целом все осталось именно таким, как мне приснилось. Музей стал нашим общим детищем. Но о том, что наша работа выдержит конкурс мы даже не думали», – говорит архитектор.

Уже после победы в конкурсе в соавторство к Абышеву и Сатыбалдиеву приписали еще около 15(!) человек. «Я молодой, думали, что не справлюсь. Так, авторами проекта стала целая группа. Спустя время внутри начались склоки и споры, было неприятно. Но так я закалялся. Среди соавторов значились также архитекторы Асылбеков, Иванов, Куделя, Анистратов… Но позже большая их часть уехала. Мы принимали участие на всех этапах строительства музея. Даже экспонаты помогал устанавливать. Не говоря уже о процессе возведения объекта, установки коммуникаций, отделки… Совместный труд очень закаляет. То, что молодые архитекторы проходят за 10 лет, я постиг за три года. Стройка музея стала для меня самой настоящей школой жизни», – отмечает архитектор.
Каждый бишкекчанин и гость столицы хоть раз, но бывал в Историческом музее, и наверняка заметил, что на входе перед его посетителями будто расстелен ала-кийиз (кыргызский национальный ковер). Это тоже задумка Абышева, против которой сопротивлялась в свое время вся советская интеллигенция. «Я посчитал, что это придает ощущение, что ты находишься на кыргызской земле. Хотя многие были против, что это музей Ленина, зачем ты сюда пихаешь колорит», – вспоминает Советбек Абышев.

Архитектор не отрицает, что музей давно нуждается в реконструкции. И в первую очередь необходимо привести в порядок экспозицию. «На входе посетителей все еще встречает Владимир Ильич. Музею давно требовалась, если не реконструкция, то капитальный ремонт, как минимум. Он по сути остался музеем Ленина. Все потолки расписаны в революционной тематике. Кыргызского практически нет. Все до сих пор боятся избавиться от советского прошлого. В Москве давно ликвидировали музей Ленина, а мы не решались даже экспонаты убрать», – отмечает Абышев.

В Минкультуры также подтверждают, что большая часть из хранящихся в музее 135 тысяч единиц уникальных экспонатов, не представлена в экспозиции и остается недоступной для посетителей. Артефакты хранятся в подвале, в сырости. Места выставлять их нет.
Смогут ли работники турецкой TIKA найти каждому правильное место? Это сложная совместная работа архитекторов, художников, историков. А без привлечения кыргызских специалистов такая работа невозможна.

Махинур Ниязова.

Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-15 за 2016 год

Вопрос неодновременности различных вспышек беспорядков среди киргизов и казахов, сартов и туркмен имело решающее значение для сокращения масштабов восстания. Как мы уже видели, восстание  среди казахов и киргизов не начиналось до тех пор, пока не было подавлено восстание сартов,  восстание туркмен не достигало своей полномасшатбности до ноября, то есть после того, как были подавлены восстания на большей части Семиречья. Таким образом, у Куропаткина была возможность переправлять большие партии войск по железной дороге, без необходимости подавлять синхронные восстания во всех областях русской Средней Азии и Казахстана. Что бы произошло в этом случае, это конечно, домыслы, но, наверное, не будет преувеличением сказать, что в таком случае русская революция началась бы в Туркестане, а не в Петрограде, и началась бы на несколько месяцев раньше, чем там.

Как говорится, успех влечет за собой новый успех, в случае успеха совместных усилий, в котором приняли бы участие многие колеблющиеся связать свою судьбу с повстанцами. Кроме того, существовала вероятность того, что могла быть получения помощь извне, в случае вероятности того, что движения были обречены на успех. Афганистан, хоть и соблюдавший в войне нейтралитет, всячески благоволил делу центральных держав и, казалось, был на пороге вступления в войну. В случае более масштабных потрясений, чем те, что имели место в Средней Азии, вполне было возможно склонить чашу весов в пользу войны и интервенции в Туркестан. В таком случае Бухарское ханство, возможно, было бы вынуждено вступить в движение против русских, благодаря своему географическому положению между Афганистаном и районами восстания.

Восстание показало глубокую неприязнь между кочевниками и сартами. Сопротивление каждого из этих народов происходило в отрыве, без какой-либо координации или сотрудничества между ними. Разрыв их образа жизни был слишком несовместим, чтобы быть преодоленным даже во время бедствий и невзгод.   Показателем подобной враждебности стали события в Пржевальском уезде. Здесь многие узбекские купцы вели свою торговлю и представляли большой сегмент в городах уезда. Мало того, что эти люди не проявляли никакого сочувствия восстанию, но в некоторых случаях даже выступали против повстанцев.

В сравнении с историей  Центральной Европы слишком очевидно отсутствие мощной пропаганды для того, чтобы подвигнуть силы к национальному освобождению. В Туркестане не было Франтишека Палацкого, написавшего историю Богемии и показавшего людям свою историю там, где раньше были лишь смутные легенды, и таким образом, создать ощущение исторического единства и подготовить почву для национализма повстанцев. Как и не было  Иоганна Готлиба Фихте с его обращением к немецкой нации, таким образом, давая возможность расшевелить людей, чтобы они поднялись из под пяты оккупанта и угнетателя к освобождению.

Также серьезным недостатком было отсутствие руководителей. Мало того что не было человека, который мог бы обеспечить поддержку со стороны всех областей Туркестана и всех народов, но не было и лидера, который бы командовал преданными людьми даже  в пределах одной области. Выделяются некоторые имена, как  Канаат Абукин, но эти лидеры распространяли свое влияние на весьма ограниченной территории. Некому было олицетворять восстание, как это было с Мадали при Андижанском восстании 1898 года. Туркестану пришлось подождать пять лет для своего Энвер-Паши и его мечты об огромной пан-туранской империи. К тому времени возможность прошла. Все были сыты по горло боевыми действиями и кровопролитием, и хотели осесть на период покоя и восстановления.

Восстание 1916 года было жестоко подавлено русскими, но старые обиды остались. Хотя Куропаткин устранил некоторые наиболее вопиющие злоупотребления, исходная ситуация осталась как и прежде. Эти обиды существовали  и в период большевистской революции, и только после долгой и тяжелой борьбы, большого кровопролития коренных народов, они были частично устранены. Особенности, связанные с восстанием 1916 года, проявляли себя вновь и вновь. Разгорелось заново движение басмачей, при том, что велись новые сражения под руководством Энвер-Паши. Ненависть между русскими и мусульманами вопиющим образом проявлялась после свержения Временного правительства, когда местные большевики разрешили мусульманам только два места из семи в Совете, несмотря на то, что они составляли 95 процентов населения, в то время как Совнарком (Совет народных комиссаров) состоял целиком из  русских. Когда туземцы созывали собрания, чтобы исправить эту ситуацию, большевики использовали это как предлог для жестоких репрессий коренного населения, в ходе которых город Коканд был опустошён  и  были тысячи убитых туземцев.

Была отправлена специальная комиссия из Москвы во главе с Бройдо для облегчения ситуации. Хотя туземцам были предоставлены немногим большие права в их борьбе к равенству, очень многое еще предстояло сделать. Также не были решены их жалобы. Советы не остановили иммиграцию русских в Туркестан и их доля в стране только увеличивалась. Планы превратить хлопок доминирующей культурой, получили новый импульс и местные жители попали в еще большую зависимость от поставок продовольствия извне.  Это лишь некоторые из тенденций, которые лежали в основе восстания 1916 года, и которые продолжались после его подавления. Для подробного описания воздействия восстания в будущих событиях, однако, требуется отдельная работа по сбору и анализу материалов.