До окончания срока Атамбаева
осталось

№17 от 12.05.2016

5 мая в Бишкеке состоялся Форум свободы слова, организованный Комитетом защиты свободы слова совместно с группой “Национальный интерес”, Институтом публичной политики, а также правозащитными организациями “Кылым шамы” и “Бир дуйно”. В нем приняло участие около 45 человек – журналисты, политики, правозащитники, гражданские активисты.

Было сделано три доклада: “Свобода слова: подавление прессы или гражданских прав?”, который сделала главный редактор газеты Res Publica Замира Сыдыкова; “Право на справедливость. Доступ к правосудию”, подготовленный бывшей судьей Конституционной палаты Кларой Сооронкуловой; и “Состояние политических свобод”, с которым выступил политолог Табылды Акеров. Известный журналист Эрнис Кыязов сделал содоклад о состоянии СМИ в стране.

Замира Сыдыкова, бывший посол Кыргызстана в США, сообщила, что трудно ожидать настоящей свободы слова в стране, президент которой регулярно неодобрительно отзывается о журналистах, которые высказывают иное, чем у властей мнение. Если 4 года назад Алмазбек Атамбаев сравнивал таких журналистов с мухами, которые только и делают, что ищут гниль, то в прошлом году заявил, что своими руками прибил бы некоторых журналистов, если бы не был президентом.
По ее словам, рейдерский захват в прошлом году издательского дома “Вечерний Бишкек”, многомиллионные иски против журналиста Дайырбека Орунбекова или публициста Урана Ботобекова, несколько исков к новому интернет-изданию “Заноза”, а также к прежним руководителям “Вечерки” не позволяют говорить, что в стране уважается свобода слова.
Эрнис Кыязов, открыто обратившийся к президенту Атамбаеву через соцсети и задавший ему несколько неудобных вопросов, тут же был вынужден покинуть телеканал НТС, а недавние аресты Бектура Асанова, Кубанычбека Кадырова и Эрнеста Карыбекова показывают, что в стране попирается и свобода слова политиков – их задерживают за то, что они говорили не публично, а между собой. Никто из нас не защищен – наши разговоры могут записываться спецслужбами и в машине, и дома в ванной, – заключила Сыдыкова.

Бывший посол Кыргызстана в Австрии Рина Приживойт сообщила, что прежний владелец издательского дома “Вечерний Бишкек” Александр Ким был недавно вынужден выехать за пределы страны, так как возникла серьезная угроза его безопасности. У человека через подконтрольные властям суды отняли все имущество, нарушив множество процессуальных норм, и даже после этого давление не прекращается.

По ее словам, судьи, рассматривающие резонансные дела, превратились в Кыргызстане “в по звоночных беспозвоночных”, которые принимают решения “по звонкам”. Другого и трудно ожидать, если даже сам президент нарушает Конституцию и данную им самим присягу. И парадоксально то, что подобную правовую вакханалию могут остановить только сами суды, но для этого они должны стать независимыми.

Правозащитница Токтайым Уметалиева выразила удовлетворение тем, что журналисты страны начали объединяться как между собой, так и с политиками, однако сообщила, что действующая Конституция, принятая на референдуме в июне 2010 года, имеет множество противоречий, особенно разнятся русский и кыргызский тексты, а ее подлинный текст подменен. Журналисты должны провести по этому поводу настоящее расследование.

Правозащитница Азиза Абдирасулова сообщила, что сложившуюся ситуацию можно исправить с привлечением международных организаций, но для того, чтобы к ним обращаться, журналисты, а также другие граждане, права которых нарушаются, должны пройти все этапы внутристрановых юридических процедур. По ее словам, Комитет по правам человека ООН уже рекомендовал отменить вердикты по 16 делам, по которым суды Кыргызстана, вплоть до Верховного, приняли неправильные решения.

Бывший депутат парламента Арслан Малиев сообщил, все проблемы исходят из того, что и судьи становятся судьями нечестным путем, и выборы всех уровней проходят нечестно. По его словам, какая польза от биометрии, если политические партии, участвовавшие в выборах, не могут получить первичные результаты выборов на избирательных участках? А без этого невозможно сравнивать результаты и говорить о честности.

Другой экс-депутат Каныбек Осмоналиев тоже согласился с тем, что многие проблемы в стране порождаются несправедливыми решениями судей, но и ангажированные журналисты тоже вносят свой вклад. Например, против него было возбуждено уголовное дело, по которому он был в прошлом году оправдан. Вместе с ним дела были возбуждены против еще около 15 человек, однако о них журналисты совершенно не сообщали.

Директор проекта в “Интерньюс-Кыргызстан” Жылдыз Куватова отметила необходимость наращивания коммуникативной компетентности журналистов, гражданских активистов и политиков, чтобы гражданское общество в Кыргызстане состоялось как реальный институт. Многие журналисты и СМИ скатываются в последнее время к пропаганде. На этом фоне неудивительно, что ОТРК еще не превратилась в общественный телеканал, не отвечая своей миссии.

Правозащитница Толекан Исмаилова сообщила, что у настоящих журналистов, как и у правозащитников, не должно быть ни друзей, ни врагов, все они должны служить истине и выполнять свою миссию. Только тогда мы можем состояться как гражданская нация, но много препятствий создает политика, особенно когда всем в стране верховодит ограниченная группа, преследующая свои узкие интересы.

Экс-депутат парламента Жылдызкан Жолдошева сообщила, что кто бы как ни относился к созданному недавно “Народному парламенту”, они подняли ключевые проблемы и задали власти серьезные вопросы, однако власть молчит и ничего не отвечает. В правовом демократическом государстве такого не должно быть. Журналисты должны освещать все важные проблемы, но и власть должна реагировать на публикации, стараясь решить проблемы, а не преследовать авторов публикаций.

Клара Сооронкулова коснулась вопроса доверия населения судам, сейчас в Кыргызстане уровень доверия не превышает 5 процентов. Доступность к правосудию превышает все нормы, однако удовлетворенность решениями судей очень низкая. Для исправления ситуации нужна воля со стороны верховной власти, без этого невозможно прекратить массовую волну заказных судебных решений.

По ее словам, для наказания судей, принимающих неправосудные решения, и искоренения коррупции, достаточно того законодательства и тех механизмов, которые в настоящее время существуют, например, имеется статья о незаконном обогащении, но она не работает, по ней никого не привлекают к ответственности. Это опять же объясняется отсутствием необходимой воли у руководства страны.

Бывший военный прокурор страны Кубатбек Кожоналиев сообщил, что когда три года назад некоторые политики заявили о захвате руководства в стране ограниченной группой политиков, их подвергли обструкции, а сейчас уже мало кто критикует “Народный парламент” Бекболота Талгарбекова, который говорит о том же. По его словам, ни одно государство не выдаст Кыргызстану государственных преступников, пока в стране в полной мере не начнут соблюдаться права человека.

Экс-начальник Ошского областного управления внутренних дел Абдулла Капаров сообщил на форуме, что, чувствуя нездоровые настроения в обществе, он в начале июня 2010 года выставил 20 блок-постов в Оше и некоторых районах Ошской области, однако по приказу Временного правительства эти блок-посты были убраны, а через три дня после этого начались трагические события.

По его словам, коррупция сейчас разъедает Ош и Ошскую область и, образно говоря, Ош превращается в Сицилию, а те, кто шесть лет назад, сразу после апрельской революции, делили “революционные деньги” мешками, назначаются на высокие государственные посты, так что есть вероятность установления в стране нового семейного правления.

Правозащитник Озгоруш Токтонасыров заявил, что в День конституции не надо ходить на площадь и бить себя в грудь, а надо проводить вот такие встречи журналистов с политиками и гражданскими активистами. По его словам, в последнее время ему становится все труднее выходить на свои акции протеста, потому что правоохранительные органы просто своим решением запрещают проводить какие бы то ни было акции.

Бывший депутат и секретарь Совбеза Адахан Мадумаров предложил объединить усилия Бишкекского форума и Комитета защиты свободы слова, создав единую площадку для обсуждения наболевших проблем. По его словам, сейчас каждая политическая группа заимела свою прессу, которая их обслуживает, а полная свобода в стране установилась только для одной группы политиков.

Правозащитник Сапар Аргынбаев заявил, что многих обеспокоило недавнее выступление советника президента Бусурманкула Таабалдиева, который предложил внести поправки в Конституцию, якобы, из-за угроз экстремизма и терроризма. Также, по его словам, только один факт, что в деле Азимжана Аскарова свидетелями были, в основном, сотрудники правоохранительных органов, заставляет сомневаться в правильности вынесенного против него судебного вердикта.

Табылды Акеров сообщил на форуме, что в последнее время в стране появляется все больше признаков авторитарного правления, хотя в июне 2010 года временное правительство еще боялось народного возмущения, поэтому было вынуждено принять более или менее демократичную Конституцию. С течением времени власти укрепили свое положение, и демократия, как и свобода слова, становятся им не нужны.

По словам Акерова, власти сейчас уже заранее определяют, какой депутат сколько месяцев имеет право быть политиком, они используют криминал в своих целях и даже могут решать без суда и следствия судьбу содержащихся в СИЗО задержанных. В этих и других целях уже в полную силу используются силовые структуры, борьба с коррупцией превращается в фикцию, а все СМИ берутся под контроль. Когда же журналисты сопротивляются, происходит рейдерский захват, например, захват “Вечернего Бишкека”.

Эрнис Кыязов заявил, что в плане свободы слова Кыргызстан был впереди Туркменистана или Узбекистана еще во времена президента Аскара Акаева, поэтому никакого вклада нынешних правителей в эту свободу нет. Власти должны отчитаться перед народом за свои конкретные действия, сейчас нет диалога между властями и оппозицией, а президент добровольно стал главой не всей страны, а только одной группы с узкими интересами.

По его словам, установились такие порядки, когда никто в стране – простых учителей с врачами до официальной оппозиции в парламенте – уже не могут сказать ничего против власти, и лишь некоторые журналисты все еще выполняют свою миссию, потому что работают не ради достижения власти, а в интересах народа и общества. А те, кто критикуют власти, но сами к ней всеми способами стремятся, достигнув ее, тут же превращаются в новых драконов.

На форуме много говорилось о готовящихся поправках в Конституцию, а также о реформе Общественной телерадиокорпорации, которая перестала выполнять свою миссию служения обществу. Были предложения официально изменить ее статус, сделав ее государственной компанией, чтобы никого не обманывать и самим не обманываться. Некоторые даже предложили учредить антипремию и вручить ее гендиректору ОТРК, а также обратиться к международным организациям, чтобы они не давали ОТРК грантов или оборудования.

Мавлян Аскарбеков высказался за недопущение внесения поправок в действующую Конституцию, так как необходимо выполнять обещания, данные сразу после революции, что она не будет меняться до 2020 года. Если ее изменить и начать избирать президента в Жогорку Кенеше, есть большая вероятность установления семейного правления. Были и предложения вынести предлагаемые поправки на всеобщее обсуждение в течение трех лет и принять их
в 2020 году.

По итогам форума принята резолюция “Перспективы постатамбаевского периода в Кыргызстане в свете нынешней политической и социально-экономической ситуации”. Главный вывод дискуссии – стране необходимы системные изменения.

На форуме редакция газеты Res Publica взяла на себя обязательство расследовать факты подмены подлинного текста конституции в 2010 году, а правозащитная организация “Кылым шамы” – расследовать вопросы изменения порядка введения в стране чрезвычайного положения. Также, редакции газеты “Искра плюс” поручено расследовать вопросы исчезновения денег, выделенных в 2010 году на обеспечение безопасности в Ошской области, и появление “семейного правления”.

Нарын Айып.

Резолюция Форума защиты свободы слова
«Перспективы постатамбаевского периода в Кыргызстане в свете нынешней политической и социально-экономической ситуации»

Форум защиты слова констатирует:

– На наших глазах происходит деградация государственной власти – парламент, правительство, суды, СМИ становятся бессловесными исполнителями решений, принимаемых в аппарате президента.
– На наших глазах происходит деградация общества – оно беспомощно наблюдает, как к власти приходят бездарные кадры, главной заслугой которых является близость к аппарату президента.
– На наших глазах происходит деградация политики, когда граждане, не являющиеся членами какой-либо политической партии, почти не имеют доступа к политическим процессам, а партии деградируют в группы, объединенные только узкими интересами.
– На наших глазах Кыргызстан превращается в сателлита другого государства, когда ключевые вопросы, касающиеся его будущего, решаются за пределами страны, а сама страна оппонирует общечеловеческим ценностям, выступает против ООН, нарушает права человека и принципы свободы слова.

Форум защиты слова заявляет:

– Согласно Конституции Кыргызской Республики, «права и свободы человека являются высшей ценностью» в Кыргызстане, а «принуждение к выражению мнения» запрещено (ст.20, пункт 4, подпункт 7).
– Согласно Конституции, «политические партии, профессиональные союзы и другие общественные объединения могут создаваться гражданами на основе свободного волеизъявления и общности интересов для реализации и защиты своих прав и свобод, удовлетворения политических, экономических, социальных, трудовых, культурных и иных интересов» (статья 4, пункт 2).
– По сведениям члена Конституционного совещания, в тексте Конституции от 2010 года между кыргызским и русским вариантами имеется несколько десятков разночтений, а подлинный текст утерян или скрывается.
– Парламентские и местные выборы превратились в фарс; политические партии и сама власть, покупая голоса избирателей, добиваются нужного результата благодаря использованию административного ресурса.
– Согласно Конституции КР, «судьи независимы и подчиняются только Конституции и законам» (статья 94, пункт 1), однако фактически суды либо вынуждены выполнять указания власти по резонансным делам, либо часто их решения связаны с коммерческими интересами.
– Общественная телерадиокорпорация не соответствует роли общественного телевидения, обслуживая лишь интересы высших чиновников и лиц, приближенных к главе государства. Власти вмешиваются в редакционную политику не только ОТРК, но и других телеканалов и СМИ.

Форум защиты слова требует:

– Прекратить преследование журналистов за их профессиональную деятельность и выражение своего мнения. Отменить штраф в 2 млн сомов, наложенный на журналиста Дайырбека Орунбекова, и штраф в 1,8 млн сомов, наложенный на публициста Урана Ботобекова.
– Пересмотреть судебные решения в отношении издательского дома «Вечерний Бишкек», а также другие подобные дела.
– Прекратить преследование за общественную и политическую деятельность и незамедлительно освободить Бектура Асанова, Кубанычбека Кадырова и Эрнеста Карыбекова.
– Выполнить решение Комитета ООН по правам человека в отношении Азимжана Аскарова.
– Отозвать законопроект о так называемых «иностранных агентах».
– Предъявить общественности оригинальный текст Конституции и Закон о введении Конституции в действие, провести юридическую и лингвистическую экспертизы текста Конституции на предмет полной идентичности вариантов Основного закона на кыргызском и русском языках.
– Восстановить открытое и свободное голосование на выборах с честной конкуренцией идей, а не денег.
– Перезапустить судебную реформу, чтобы восстановить право граждан на справедливый суд. Избрать новый Совет по отбору судей с широким привлечением гражданского общества и легитимировать его путем внесения данного органа в Основной закон после 2020 года.
– Ввести обязательную публикацию результатов выборов по каждому избирательному участку страны одновременно с общими итогами выборов всех уровней с целью проверки достоверности результатов голосования. Иначе использование электронных урн и биометрических данных теряет смысл.
– Рассмотреть возможность введения прямой выборности судей гражданами Кыргызской Республики.
– Разработать проект закона о проверке легитимности частной собственности судей всех инстанций с указанием законных финансовых источников приобретения. Проверить регистрацию и перерегистрацию недвижимости и других видов частной собственности судей на их близких и родственников.
– Задействовать в полной мере статью 308-1 Уголовного кодекса (незаконное обогащение) в отношении судей.
– Переизбрать Наблюдательный совет ОТРК с привлечением независимых общественных и политических деятелей, гражданских активистов, выдвигая кандидатов на конкурентной основе путем опроса общественного мнения в социальных сетях и в СМИ. Создать условия для независимой от власти деятельности НС ОТРК.

Задачи форума защиты свободы слова в сотрудничестве с общественными организациями на ближайшую перспективу:

– Составить список чиновников Кыргызской Республики, на которых западным странам необходимо наложить санкции в связи с неисполнением решений международных судов и игнорированием решений международных организаций, например, ООН.
– Провести экспертизу Закона о чрезвычайном положении, который ограничивает политические свободы граждан Кыргызстана в части свободы ассоциаций и собраний.
– Провести проверку присвоения обанкротившихся предприятий лидерами политических партий и чиновниками из окружения высшей
власти.
– Разработать положение о журналистской антипремии «Дырявая калоша» и вручить первую за 2016 год ОТРК.

Проблемы со «скинхедами» существуют с того момента, как кыргызские мигранты поехали в Россию. По сводкам правоохранительных органов России и Посольства КР в Москве за последние годы зафиксированы тысячи случаев нападения на наших земляков и убийств.

Но вчерашнее заявление Атамбаева, это определенный выпад в отношении Кремля. Потому что еще в прошлом году, Атамбаев заявлял, что все главы стран постсоветского пространства должны отмечать День Победы в Москве. Однако, в этом году, как мы видим, в Москву поехал только Назарбаев, а Атамбаев там не участвовал, и это некий сигнал в отношениях Бишкека с Москвой.
Охлаждение отношений лидеров Кыргызстана и России — это системный вопрос. Как во времена Акаева, так и Бакиева такие моменты были. Сейчас и с Атамбаевым происходит тоже самое. Это во многом связано не с позицией Бишкека, а с позицией Москвы, которая свои бывшие окраины, кусочки своей империи, рассматривает не как суверенные независимые государства, а воспринимает как ареал своего влияния, ресурс для достижения своих целей. При этом других игроков не допускают в этот ареал, и этим объясняется вся суть конфликтов.

И такие факторы как, появление оппозиционного движения «Народный Парламент», и определенные информационные атаки как изнутри страны, так и снаружи в отношении президента Кыргызстана, на мой взгляд, инициированы Кремлем.

Атамбаев на это дал прямой сигнал Кремлю, о том, что Кыргызстан не будет молчать о нападениях на мигрантов, во-вторых это сигнал патриотически настроенным гражданам внутри страны, чтобы создать себе группу поддержки в определенных ситуациях.

Мы независимое государство и любой лидер, который находится во главе страны, не хочет быть «ставленником», а с другой стороны, наша элита во многом пророссийская, во многом продажная, конъектурная и ориентированная на Москву. Среди них всегда найдется тот, кто предложит себя более выгодным партнером для политики Кремля. Все это как раз и создает предпосылки охлаждения отношений между лидерами Кыргызстана и РФ.
Адиль ТУРДУКУЛОВ.

Крупнейший в Кыргызстане инвестор переживает не лучшие времена. Накануне майских праздников в офисе компании «Кумтор» проведены обыски. Главный надзорный орган возбудил уголовное дело по фактам финансовых нарушений в ЗАО «Кумтор Голд Компани» («КГК») по незаконному выводу средств и активов компании.

В центре скандалов «Кумтор» оказывается не в первый раз. На протяжении последних без преувеличения сказать 20 лет не утихают страсти вокруг месторождения и компании, которая занимается его разработкой. Золотодобыча на руднике началась в 1997 году. С тех пор десятки (если не сотня) комиссий и рабочих групп посетили предприятие.

Немного истории

Одно из крупнейших месторождений золота в мире – Кумтор открыли в 1978 году. По разным оценкам специалистов, оно обладало потенциально золотом в объеме от 730 до 953 тонн.
Но еще в 1989 году во времена Советского Союза после детальной разведки месторождение признали «нежизнеспособным» из-за сложности разработки в условиях вечной мерзлоты. Однако после обретения независимости кыргызскими залежами золота заинтересовалась канадская компания Cameco («Камеко»). При посредничестве «Сиабеко», президентом которой был гражданин Канады Борис Бирштейн, без проведения конкурса «Камеко» получило право на разработку золоторудного месторождения Кумтор.

Мы не будем останавливаться на «золотом скандале», который разгорелся в Жогорку Кенеше КР в 1992 году и не затухал до 1994 года. Об этом Res Publica писала много в те годы. Депутатская комиссия, которая работала в те годы против разработки Кумтора, обвиняла в крупном мошенничестве по соглашению первого президента Аскара Акаева вплоть до требований его отставки. Однако все получилось с точностью наоборот – Акаев распустил «легендарный» парламент.

На какое-то время пыл поугас у политиков. А в начале 2000-х годов претензии по подписанным документам зазвучали вновь. Их признали не отвечающими интересам КР. В частности, критике подвергся пункт 5.3. Генерального соглашения. Он давал «Камеко» значительный карт-бланш, а именно: освобождал от уплаты налогов, сборов и отчислений (включая налог на прибыль, налог на вывоз дивидендов) в течении периода, начиная с даты заключения Генерального соглашения (с 1992 года) и по истечении 5 лет (2003 год), следующих за началом промышленной добычи (с 1997 года) по проекту «Кумтор». Причем послабления давались не только «Камеко», но и их родственным компаниям.

Учитывая нарастающее недовольство в обществе, в 2003 году была проведена реструктуризация договора по проекту «Кумтор». Не получив согласия парламента правительство КР 31 декабря 2003 года внесло изменения в генеральное соглашение с золотодобывающей компанией. Оппозиция Акаеву назвала это большой Аферой.

Законодательное собрание Жогорку Кенеша рекомендовало кабмину отменить свое постановление, поскольку оно противозаконно. Но правительство проигнорировало требование высшего законодательного органа. Позже государственная комиссия по проверке и изучению деятельности ЗАО «КОК» признает «подписанные соглашения 2003-2004 годов стали для Кыргызстана самыми невыгодными, поскольку подписав Соглашение о реструктуризации, Кыргызстан существенно ограничил свои права по управлению проектом «Кумтор». Госкомиссия выявила, что в процессе реструктуризации правительство КР обменяло 66,67% акций «КГК» на 33% простых акций «Центерра Голд Инк.», а «Камеко» 33,33% – на 67%. В итоге после реструктуризации договоров в 2003-2004 процентные доли в «Центерре» составили: правительство КР – 33%; Камеко – 67%. Однако после торгов на Торонтской фондовой бирже и продажи части акций доля «Кыргызалтына» в Centerra сократилась и вовсе до 15,66%. Фактически кыргызская сторона потеряла управление проектом «Кумтор».

Это стало концом правления Акаева. Премьер-министр Н.Танаев, подписавший эту Аферу бросился в бега.

Провал Атамбаева и иски депутатов

В 2007 году правительство под председательством Алмазбека Атамбаева пыталось переписать условия соглашения с крупнейшим инвестором. В ходе переговоров представителей «Камеко» и кыргызского кабмина удалось условиться, что доля «Кыргызалтына» в «Центерре» увеличится до 29%. Однако в 2008 году в связи с роспуском парламента и формированием нового правительства, Жогорку Кенеш КР не ратифицировал соглашение, и оно не вступило в силу.

В 2009 году уже под руководством Игоря Чудинова кабмин вновь возвращается к проекту «Кумтор». Стороны договорились и процентная доля «Кыргызалтына» в «Центерре» увеличилась до 32,75%. В свою очередь «Центерра» в лице «КГК» получила дополнительные 16,3 тысяч гектар площади (с перспективой прироста запасов). Кроме того, с 1 января 2008 года вплоть до прекращения действия пересмотренного концессионного договора (т.е. до 4 декабря 2042 года), проектные компании освободили от уплаты всех налогов в отношении их деятельности, за исключением уплаты налогов, предусмотренных соглашением.

Новые условия не понравились двум депутатам ЖК – Марии Исановой и Кубанычбеку Исабекову. Первая обратилась в Конституционный суд о признании неконституционным ратификацию соглашения на новых условиях. Однако суд ей отказал и де-юре подтвердил, что принятое решение правительства об изменениях условий с инвестором не противоречат Основному закону КР.

Исабеков же пытался оспорить выдачу лицензии по проекту «Кумтор». Он обратился в Межрайонный суд Бишкека и первую инстанцию даже выиграл. А во второй неожиданно отозвал иск.

Аккурат перед апрельскими событиями 2010 года правительство во главе с Данияром Усеновым дополнительно выделило «КГК» для геологического изучения недр и разработки месторождений полезных ископаемых земельный участок площадью 16 тысяч 330,8 гектара во временное пользование на срок действия пересмотренного концессионного договора (т.е. до 4 декабря 2042 года). В целом, «КГК» получило 26 тысяч 400,8 гектара земли.

Премьеры vs Кумтор

Одним из требований оппозиции в 2010 году была национализация «Кумтора». Но временщикам было не до этого. Их больше волновали вопросы разграбления банковских ячеек, дележка портфелей, кадровые назначения.

Когда кабмин возглавил Омурбек Бабанов он отменил решение Усенова и пытался вернуть выделенные земли в собственность государства. «Республиканец», будучи главой правительства, грозил расследовать коррупционные схемы на «Кумторе» и привлечь виновных к ответственности. Но дальше слов дело не пошло.

Следующий премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев, посетив рудник, однозначно заявил: «Национализации не будет!». И начал переговоры по созданию совместного предприятия с равными долями кыргызской и канадской сторон – 50% на 50%. Но когда уже была достигнута договоренность с Centerra Gold Inc. Сатыбалдиева сняли с должности и от идеи СП отказались.
Джоомарт Оторбаев – глава кабмина с марта 2014-го по апрель 2015 года – также погорел на вопросе с «Кумтором». Он предложил отказаться от идеи создания совместного предприятия и выступил против национализации предприятия, поскольку это не принесет Кыргызстану дивидендов. Он предложил заменить членов совета директоров «Центерры» и ввести в состав независимых иностранных специалистов. Скандал с «лордами» стоил Оторбаеву кресла премьера.
Шестой (после апрельских событий) глава правительства Темир Сариев активных шагов в урегулировании вопроса по проекту «Кумтор» не предпринимал. Вариантов разрешения не предлагал.

Что имеем – не храним…

В настоящее время Кумтор разрабатывает ЗАО «Кумтор Голд Компани». Отношения КР и инвестора регулирует соглашение, заключенное в 2009 году. 100% доли в ЗАО «КГК» принадлежит канадской публичной компании Centerra Gold Inc., а около 32,1% акций «Центерры» принадлежит ОАО «Кыргызалтын», стопроцентным владельцем последней является КР. По последним данным, за период работы компании (с 1994 по 2015 год) выплаты на территории Кыргызстана превысили $2 млрд 964 млн.

Тема национализации Кумтора всегда воспринималась недостаточно серьезной. Ее активно педалировал лидер «Ата Мекена» Омурбек Текебаев. С его подачи в парламенте разработали и выносили на общественное обсуждение законопроект «О национализации имущества ЗАО «Кумтор Голд Компани». С такой же инициативой выступали и опальный политик, бывший член парламентской фракции «Ата-Журт», депутат пятого созыва Садыр Жапаров.

Основным аргументом против национализации «Кумтора» является практика, что государство – очень плохой менеджер. Эксперты сходятся во мнении, что педалировать тему национализации «Кумтора» себе дороже. «Люди, которые более-менее осведомлены в сфере госуправления и права, осознают, что национализация бюджетообразующего предприятия губительна для экономики страны», – считает эксперт Института стратегического анализа и прогноза Замира Мураталиева.

…потерявши – заплачем

Ранее в интервью журналистам эксперт-аналитик Гани Абдрасилов также подтвердил мнение, что КР «не потянет» «Кумтор. Но, главное, на нас подадут в суды, Кыргызстан будет разорен. Для того, чтобы национализировать рудник нам нужны очень веские основания», – заявил он.

Таковыми, по мнению депутата Алмамбета Шыкмаматова могут стать нарушения законодательства со стороны топ-менеджмента «КГК». «Если мы докажем, что проводились транзакции между Centerra Gold Inc. и «Кумтор Голд Компани», которые противоречат закону, и предоставим эти материалы канадскому правосудию, то компанию привлекут к ответственности по всей строгости закона. Мы должны цивилизованным путем доказать в рамках международного права, что есть нарушения. Но если компания докажет обратное, что наши правоохранительные органы пошли на обыск, чтобы надавить на них, припугнуть, протащить свои личные интересы… это ударит по имиджу всей страны. Вот тогда инвесторы точно откажутся инвестировать в КР. Поэтому тем, кто начал это дело, надо довести все до конца, открыто информировать общественность, так как за развитием событий следят все финансовые институты и инвесторы», – заявил член «Ата Мекена».
Госагентство охраны окружающей среды и лесного хозяйства, в свою очередь, отказывается выдавать компании заключения и разрешительные документы, о чем уже уведомило «Центерру». Связано это, как отмечают в ГАООСиЛХ «невыполнением до сегодняшнего дня природоохранных мероприятий, предусмотренных переговорными процессами о реструктуризации проекта «Кумтор» в 2015 году». Стоит ли говорить, что это решение госагентство приняло 28 апреля – в день, когда в офисе компании проводились обыски.

Что это, очередная попытка надавить на «Центерру»? Не секрет, что и ранее власти прибегали к подобным методам, дабы выторговать себе лакомый кусок в «Центерре». Популистские требования политиков создают нервозность в работе рудника.

Вот уже четыре месяца ВВП показывает неуклонное падение. В лучшие времена «Кумтор» давал 40% внутреннего валового продукта. Пока суть-да-дело, чем кабмин намерен покрывать издержки не совсем понятно.

Махинур НИЯЗОВА.

P.S.: Res Publica намерена продолжать эту тему. Читателей могут ожидать интересные разоблачения. Мы также приглашаем к ее обсуждению экспертов, но не политиков.

Опять виновата Конституция. Власти Кыргызстана решили в срочном порядке отправить Основной закон страны под нож. Поводом послужило обращение правозащитника Азимжана Аскарова, приговоренного к пожизненному заключению и находящемуся в ИК-47 в Комитет ООН по правам человека. Членом этой подведомственной структуры, кстати, является и «островок демократии». Комитет вынес заключение по делу Азимжана Аскарова и призвал Кыргызстан немедленно его освободить и снять все обвинения.

«Правозащитник Азимжан Аскаров, который в течение 10 лет сообщал о нарушениях прав человека со стороны милиции и тюремных властей в его родном городе Базар-Коргоне, арестован 15 июня 2010 года после вспышки этнического насилия на юге Кыргызстана. Его признали виновным в разжигании межнациональной розни, провоцировании беспорядков и соучастии в убийстве сотрудника милиции, который погиб во время этнического конфликта, и приговорили к пожизненному заключению», — говорится в официальном сообщении.

Отметим, что комитет ООН, состоит из 18 независимых международных экспертов по правам человека. Проанализировав все материалы по этому делу, они пришли к выводу, что «Аскаров самовольно задержан, содержался в нечеловеческих условиях, подвергался пыткам и жестокому обращению, а также лишен возможности надлежащим образом подготовить аргументы в свою защиту».

Как сообщает комитет, отношением к правозащитнику Кыргызстан нарушил несколько статей Международного пакта о гражданских и политических правах, участником которого он является.
По мнению комитета, Кыргызстан обязан освободить Азимжана Аскарова, при необходимости проведя новое судебное разбирательство по делу с «соблюдением принципов справедливого слушания, презумпции невиновности и других процессуальных гарантий».

Кыргызстан не исполнить заключение комитета не может. Наше государство подписало соответствующий пакт. Следовательно, Аскаров должен выйти на свободу. И это после громких заявлений на всех уровнях, что Аскаров чуть ли не «враг народа» и его место в тюрьме. Представители «верхушки» публично комментировали свое аутодафе в отношении США, когда Госдеп вручил осужденному Аскарову премию «Защитник прав человека». В ответ правительство КР демонстративно денонсировало соглашение с США от 1993 года. Напомню, КР единственная страна в Центральной Азии, с которой Америка имеет — точнее, имела — определенные договоренности.

Козел отпущения

Вернемся, однако, к решению комитета ООН. Верховный суд сразу отреагировал на него, заявив, что приговор в отношении Азимжана Аскарова будет пересмотрен. А вот советник президента Алмазбека Атамбаева, в прошлом глава спецслужб и секретарь Совета обороны, словом, чекист со стажем Бусурманкул Табалдиев записал открытое обращение, в котором заявил, что в созданном Аскаровым прецеденте виновата…Конституция. Это она, мол, угрожает национальной безопасности и подрывает устои государства. Господин Табалдиев пеняет на 41 статью главного юридического документа страны. По его мнению, в Конституции в целом заложены нормы, которые позволяют международным институтам и авторитетным державам навязывать свою волю.

Статья 41 Конституции КР:
1.Каждый имеет право на обращение в органы государственной власти, органы МСУ и к их должностным лицам, которые обязаны представить обоснованный ответ в установленный законом срок.
2. Каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод. В случае признания указанными органами нарушения прав и свобод человека КР принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда.

В свою очередь, депутат от фракции «Бир Бол» Чолпон Джакупова, в прошлом глава Правовой клиники «Адилет», уверена, что нет необходимости менять Основной закон страны по тем причинам, на которые указывает Бусурманкул Табалдиев.

«Прихожу в шок от мысли, что статья 41 Конституции представляет угрозу для безопасности в стране. Сложилось такое ощущение, что если бы не было дела Азимжана Аскарова, то никто бы и не заметил этого, просто не обратил бы внимания. На самом деле многострадальная Конституция тут вообще ни при чем. Для юриста приведенные доводы — очень смешное обоснование. Да, подобная норма есть, но она привязана к другой норме той же Конституции, в которой говорится, что международные договоры являются составной частью правовой системы нашей страны. В этом смысле шестая статья главного юридического документа страны прописана у нас гораздо более мягко, чем конституции других стран», — сказала Чолпон Джакупова и приводит в пример редакцию Основного закона РФ, где указан приоритет международного права.

«Мы поменяем эту норму, но остается еще одна – шестая. Что мы должны делать с ней? Давайте выйдем тогда из системы ООН. Но Всеобщую декларацию прав у нас никто не отменял. Понимаете, нельзя из контекста вырывать текст и на основе этого что-то править, говорить, что Основной закон несовершенен и нуждается в доработке. Я сама далека от мысли, что наша Конституция идеальна. Но обоснование, которое было озвучено, с точки зрения права не выдерживает критики», — рассуждает Чолпон Джакупова.

И опять же по Основному закону следует, что «вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является КР, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы КР. Нормы международных договоров по правам человека имеют прямое действие и приоритет над нормами других международных договоров».

А ларчик просто открывался

Суета, возникшая в высших эшелонах власти спровоцированная обращением Азимжана Аскарова, и последующие за этим пляски на костях Конституции, вполне понятны. Аскаров создал прецедент и подал пример остальным политическим заключенным, в частности, фигурантам апрельского дела – бывшим высокопоставленным чиновникам и военнослужащим спецподразделений «Альфа» и «Арстан», включая их командиров, обвинения в отношении которых притянуты за уши, а следствие было приведено в нарушение всех норм УПК, как нужно отстаивать свои права.
На каком основании, к примеру, экс-руководителя аппарата президента Каныбека Жороева или бывшую главу Секретариата Оксану Малеваную приговорили к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, если в их функциональные обязанности близко не входила координация работы силовых структур и уж тем более, дача приказа – стрелять на поражение по отнюдь не мирным демонстрантам? Почему осуждены экс-заместитель командира СГО Данияр Дунганов, командиры «Альфы» и «Арстана», если доказано и в подтверждении в суде защитой приводились результаты баллистической экспертизы, что пули, сразившие людей, прибывших на площадь кровавого 7 апреля 2010 года, были выпущены не из оружий бойцов вышеуказанных спецподразделений?

То есть, налицо чисто политическое дело и желание перевести стрелки на людей невиновных, дабы оправдать собственную несостоятельность и трусость.

Алена ШТОЛЬЦ.

Из исправительной колонии №47 на днях освободился бывший мэр Бишкека и депутат фракции «Ата-Журт» Нариман Тюлеев. Один из немногих чиновников, который осужден по статье «Коррупция» УК КР провел за решеткой почти четыре года. Его арестовали в августе 2012 года.
Вместе с экс-мэром на скамье подсудимых оказались его бывшие подчиненные – вице-мэр Валерий Корниенко, начальник управления муниципальной собственности Руслан Бейшенбаев, директор муниципального предприятия «Тазалык» Бакыт Сыдыков, директор БПАТП Медет Кожебергенов и Билим Токтобеков. Все кроме двоих последних уже на свободе.

«Узник совести» — так называли Наримана Тюлеева на протяжении всех четырех лет. Его считают чуть ли не лучшим главой Бишкека за последние десять лет.

Он стал одним из немногих (а до прошлого года единственным) осужденным по уголовному делу о коррупции. Адвокаты заявляли о множественных нарушениях при рассмотрении дела. Особенно, это касалось ареста и конфискации имущества семьи Тюлеевых.

Кроме того, дело экс-градоначальника повлекло возбуждение другого не менее резонансного уголовного дела, фигурантами которого стали депутат парламента Хаджимурат Коркмазов и руководитель аппарата президента Данияр Нарымбаев. Они обвиняются в вымогательстве крупной взятки у дочери Наримана Тюлеева. Дело сейчас расcматривается в Бишкекском городском суде.

Стоит отметить, что бывший мэр столицы вышел на свободу по амнистии. Применение декрета 2010 года и закона об амнистии 2011 года стало возможным в связи с тем, что Нариман Тюлеев возместил государству материальный ущерб, вменяемый ему следствием. Он выплатил 60 млн сомов, 11 млн из которых выделено компанией «Бишкек Оил», а 48 млн – «Экспо-Строй».

Соб инф.

Я бы хотел начать с определения тоталитаризма и авторитаризма.

К тоталитарной форме правления можно отнести Германию при Гитлере и СССР при Сталине, потому что там существовал тотальный контроль власти, как над экономикой, так и политикой. Еще одной особенностью тоталитаризма является преподнесение одного из народов, как враждебных. Так было в фашистской Германии, где таким народом представляли евреев.

А при  авторитаризме власть особо не вмешивается в сферу общества и экономики, но жестко борется со своими политическими оппонентами с помощью угроз, шельмования и насилия.
Вот, давайте, подумаем — Кыргызстан после двух революций к чему пришел?

Я считаю, что после 7 апреля 2010 года, под давлением извне, и из-за июньских событий на юге, временное правительство вынуждено было принять демократическую, по своей сути, Конституцию. В ней были заложены принципы конкуренции, многопартийности, политического оппонирования. Однако начиная с выборов в парламент, страна опять откатилась к авторитаризму, потому что власть заранее готовила тех, кто должен пройти в ЖК.
Вот тут говорят о массовых подкупах в ходе избирательной кампании. Однако следует заметить, что партии Ар-Намыс, Ата-Мекен, Бутун Кыргызстан, из-за опасения, что за ними следят, не особо пользовались этим способом — подкупом.

А те партии, кто получил благословение «Белого дома» делали это как того пожелают.
Теперь в Жогорку Кенеше идет нескончаемая сдача-выдача депутатских мандатов. Однако прокуратура, суды, ГКНБ и ЦИК молчат. Это свидетельство того, что власть сама решает кто будет заниматься политикой, а кто нет. Это все признаки авторитарной системы.

В отличие от прошлого режима власть не в состоянии полностью управлять местными органами управления, в частности из-за того, что губернаторов сейчас назначает премьер-министр путем сложных согласований с областными и районными кенешами. Однако власть на полную катушку использует правоохранительные органы для реализации своих целей. Вот, к примеру, возьмем т.н. «Юпи-Гейт», «Саруу-гейт», «Муфтий-гейт», «Террорист-гейт». Все это кейсы того, как власть расправляется со своими политическими оппонентами.

В частности, по «террористам». Власть под этим предлогом сама решает, кого убивать, а кого нет, без суда и следствия. Так она расправилась с бежавшими заключенными, а также в ходе захвата дома по ул. Горького. Их убили, потому что все они были участниками событий 7 апреля и на юге 2010 года, и могли еще многое рассказать о тех событиях, в том числе, в случае смены власти.
Или то как уничтожают так называемых криминальных авторитетов и членов ОПГ. К примеру, я не думаю, что Анапияева убил Жаныш Бакиев. Его убийство полностью совпадает с тем, как убивали в Алматы Геннадия Павлюка. Его убили за связи с Ата-Мекеном, и Анапияев, похоже, тоже сотрудничал с политическими оппонентами власти, за что его и убрали.

Власть сейчас ничем не отличается от бакиевского режима. Свидетельством этого также служат аресты, как и прежде, представителей политической оппозиции – Бектура Асанова, Кубаныча Кадырова, Эрнеста Карыбекова.

Власти говорят о борьбе с коррупцией. Однако все это делается методом подстав и органы сами в этом участвуют. Это нужно лишь для отчетности и шоу, которое будет демонстрироваться на КТР.
ГКНБ сейчас полностью контролируют СМИ. Есть попытки и вербовки журналистов.  Вот об этом в частности много писал Кубат Айбашов.

Радио «Азаттык» власть использует тоже в своих целях, потому что у него есть свое наработанное имя и ему доверяют.  Одним из признаков этого является то, что все его сотрудники начинают занимать высокие посты на госслужбе.

Из-за всего этого Атамбаев теряет рейтинг, а на его фоне Акаев и Бакиев постепенно реабилитируются в глазах общества.

Власти сейчас, как и прежде, пугают людей оппозицией, а в науке есть термин контрэлита. Если власть обманывает свой народ, и не выполняет свои функции, контрэлита имеет право сменить действующую элиту.

(Из выступления на Форуме свободы слова).

Уже почти 4 года в республике длится конфликт между тенгрианцами и Госкомиссией по делам религий, не жалающей зарегистрировать их как религиозную организацию. В чем суть проблемы? Об этом рассказали на пресс-конференции представители «Тенирчилик».

Общественный деятель Арслан Малиев:

— Нас Госкомиссия по делам религий КР при президенте не регистрирует по неизвестным причинам. Прошло больше месяца как вступило в силу решение Межрайсуда в нашу пользу, но его отказываются исполнить. При этом говорят, что вопрос нашей регистрации решают не они, а президент страны. Получается, что за главой Госкомиссии стоит президент страны?! Ну тогда Орозбек Молдалиев должен уйти со своего поста, если он ничего не решает! Например, в России, Монголии и других странах тенгрианцы официально зарегистрированы.

Анарбек Усупбаев, глава «Тенирчилик», отметил, что О.Молдалиев проповедует ислам и не признает другие религии. Он мне говорил, что суд примет вердикт в его пользу и «Иди куда хочешь жалуйся!» Он не должен возглавлять Госкомиссию. На его место должен прийти профессионал».

Эксперт, профессор КРСУ Клара Ажибекова отметила, что это странно, почему не регистрируют тенгрианцев: «Некоторые говорят, что, якобы, это не религия, но такие утверждения – демагогия. Еще Гумилев писал о кыргызах, что их вера – тенгрианство».

Философ Куван Аюпов заявил, что в Госкомиссии скорее всего боятся, что тенгрианцы станут конкурентами исламу в Кыргызстане.

В свою очередь О. Молдалиев заявил, что заключение экспертов было о том, что «Тенирчилик» —  не религиозная организация, поэтому Госкомиссия по делам религий еще в 2012 году отказала в регистрации. С тех пор идет судебный процесс. «Суд, который отменил решение об отказе в регистрации, рекомендовал, чтобы организация заново прошла регистрацию, и рекомендовал назначить проведение комплексной экспертизы», — сказал О. Молдалиев. И назвал обвинения в том, что религиозные организации в КР регистрируются лишь по указанию президента — «полным бредом».

Между тем, Межрайонный суд Бишкека вынес решение об удовлетворении иска А.Усупбаева, признал незаконными действия Госкомиссии по делам религий. .В этой связи организация «Тенирчилик» подала жалобы на госорган на имя президента и в Генпрокуратуру. Чем закончится это противостояние? Наша редакция будет отслеживать данный конфликт и информировать своих
читателей.

Толкун САГЫНОВА.

Редактор интернет-издания «Маалымат.kg» Дайырбек Орунбеков обратился с открытым письмом к главе государства Алмазбеку Атамбаеву.

Напомним, Чуйский областной суд под председательством судьи Сагыналиева оставил в силе решение, обязывающее журналиста выплатить 2 млн сомов президенту Кыргызстана за нанесенный моральный вред. В суде представителя СМИ предупредили, что в случае неуплаты суммы в течение 10 дней, а также отказа от публикации опровержения на канале КТР, дело будет направлено в Генпрокуратуру, где будет возбуждено уголовное дело, что грозит арестом журналиста.

В связи с этим Орунбеков обратился к Атамбаеву. В своем письме журналист отмечает, что «два предыдущих президента, посягавшие на свободу слова, сейчас ищут пути вернуться на родину. Вы не боитесь повторить их ошибок, уважаемый Алмаз Шаршенович! Хочу вас заверить, я не боюсь несправедливого преследования зависимых от вас судей. Жалко страну,  во главе которой стоит человек столь мелкий и мстительный. Это, наверное, еще одно испытание для нашего народа, чтобы мы вынесли определенные уроки. Однако за что нам это все? За какие наши грехи? Не пойму…

Желаю вам пока не поздно не остаться президентом, который задушил остатки свободы слова. Прошу вас приподняться на одну ступень выше от уровня шоферов и советников-варягов», — пишет Дайырбек Орунбеков.

Угроза терроризма обсуждается повсеместно, предлагаются всевозможные способы борьбы и предупреждения терроризма. Оценка дается с разных точек зрения, от экономики до культуры, при этом мало кто задумывается над тем, с чего начинается и что является причиной этого вселенского зла.

К сожалению именно одна из основ демократического принципа, как свобода вероисповедания, является причиной сегодняшнего положения дел в мире.

Прогрессивное человечество боролось за свободу вероисповедания, предоставив тем самым возможность религиозным конфессиям развития и укрепления, некоторые из них со временем радикализировались вопреки обычаям и традициям обществ.

В распространенных религиях человек является ценностью сам по себе, следовательно, происхождение понятия «права человека» имеет тесную связь со священными писаниями, однако действия от имени той или иной религии противоположны идеям о вечности человеческой души. «Золотое правило» — к другим надо относиться так, как мы хотим, чтобы относились к нам, — религиозным фанатикам чуждо, а религия на самом деле нередко дает оправдание терроризму и душевным расстройствам. Терроризм не признает ни права, ни обычаи, поэтому его целью становится гражданское население. Свобода вероисповедания не должна становиться свободой массовой шизофрении.

На сегодняшний день отстраненность государственного аппарата от вопросов вероисповедания, публичное стремление государственных и муниципальных служащих выглядеть религиозными, непонимание клерикальности светского государства, приводят к разгулу псевдодуховности в обществе.

Безответственное принятие решения о введении в конституцию права на свободу вероисповедания, особенно в странах постсоветского пространства, без каких-либо оговорок, является скрытым источником проблем безопасности. К примеру, если вся пограничная застава уходит на молитву, а в органах власти выделены молельные помещения, а на улицах группы людей гуляют с разъяснениями о смысле жизни, — это ничто иное как уединенный групповой психоз, в совокупности все это ни что иное, как прогрессирующее полнодурье.

У пограничников должна быть одна «религия» — устав боевого дежурства, в местах лишения свободы должна быть другая религия — это режим учреждения, а в государственных и муниципальных  органах — законы. Вся эта терпимость общества и лояльное отношение к религиозным фанатикам является не только причиной, но и благодатной  почвой для реализации планов построения «справедливых» государств.

В правовом государстве достаточно способов борьбы с религиозным экстремизмом, но взамен строгого законного отношения, предлагаются всякого рода разъяснительные действия, в виде привлечения специалистов по религии  на оплачиваемой основе, реабилитационные центры и т.п. Почему власть должна заниматься раззомбированием и предупреждением, и учитывать пресловутое «чувство верующих», тогда как экстремисты врываются в нашу жизнь, не разъясняя и не предупреждая? Угроза массовой шизофрении, гарантированная «религиозным беспределом», должна сдерживаться на законодательном уровне, в виде противостояния любым религиозным проявлениям государственных и муниципальных служащих в рабочее время.

В предстоящей реформе Конституции КР необходим глубокий анализ  норм конституции, касающихся религиозных убеждений, так как именно от этого исходит одна из угроз конституционному строю.

Азамат Борончиев,
старший преподаватель кафедры конституционного права юридического Факультета КНУ.

Имя Азамата Алтая (Кудайберген Кожомбердиев) долгое время было засекречено. И только после обретения Кыргызстаном независимости мы смогли узнать о нем больше.

Азамат Алтай стоял у истоков создания кыргызской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода – «Азаттык». В 1953 году, со студии Радио в г.Мюнхене (ФРГ) он впервые вышел в эфир на кыргызском языке. До самого выхода на пенсию – до 1988 года он работал в «Азаттыке», рассказывая всему миру о Кыргызстане, союзной республике СССР, о таких проблемах и вещах, о которых не могла вслух говорить тогдашняя журналистика Кыргызской ССР: о правах человека, о демократии, о правах кыргызов, тоталитарном обществе и о многом другом. Находясь в Нью-Йорке, куда он переехал позже, будучи научным сотрудником библиотеки Колумбийского университета, он подготовил сборник трудов по тюркологии и кыргызоведению тиражом 10 тысяч экз.

В 2010 году была опубликована его книга «Глашатай свободы и демократии» с большим предисловием историка Тынчтыкбека Чоротегина на кыргызском языке. В прошлом году я встретила в Вашингтоне моего американского друга Джефри Лилей (он работал в 2000 году в Кыргызстане в представительстве Международного Республиканского Института) и он рассказал мне, что работает над биографией первого кыргызского диссидента в США Азамата Алтая. Книга о нем будет издана на английском языке. Джефри Лилей поделился со мной переводом книги Азамата Алтая на русский язык. Рина Приживойт помогала
Res Publica редактировать текст.

Мы начинаем ее публиковать в рамках Года истории.

В книге есть его первая статья в журнале «СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК»,
номер II (591), 26-ой год издания, 23 ноября 1946 г.

Вести о России

Исповедь молодого киргиза

от редакции: Печатаемое ниже письмо получено нами из Франции от молодого киргиза, бывшего члена ВКП, бывшего военнопленного, сейчас даже не “невозвращенца”, а беглеца из “советского рая”. Автор еще плохо владеет русским языком и письмо его полно ошибок. Мы поправили ошибки, опустили кое-какие детали, но в остальном печатаем его страстную исповедь так, как он
написал ее.

«Я, вчерашний полудикий деспот, который помогал деспотическим властям. Правда, я не понимал, что делал. Если бы понимал, я бы не помогал сталинским террористам.

Родился я при советском обманном режиме в 1920 году. Родители мои крестьяне. По национальности я киргиз. Среднюю школу закончил на киргизском языке. С 1937 года член комсомола, с 1940 года член ВКП. До 1941 года я верил каждому слову компартии, считал, что агитаторы и пропагандисты советского правительства учат правде, что только у нас счастливая жизнь и советский рай, и сам был агитатором и пропагандистом. Я работал в комсомоле и в киргизских газетах. Русского языка я не знал, научился ему — да и то плохо – уже будучи в рядах Красной Армии.

Я был призван в конце 1940 года и отправлен в Каунас в стрелковый полк на защиту нашей западной границы. Здесь я был курсантом полковых курсов, когда началась война. С первых же дней войны с Гитлером полк наш участвовал в боях, но вскоре по приказу военных властей должен был начать отходить. К началу августа мы дошли до Новоржевска в Калининской области. Во время отступления красноармейцы и сержанты исчезали без счета, и под Новоржевском их оставалось в нашем полку лишь 42 человека. В начале августа немцы нас окружили. Мы долго бродили по лесам, пытаясь выйти из окружения, но голод заставил нас выйти из леса, и мы попали в плен. Тут мы натерпелись горя. Писать об этом не стоит. Это всем хорошо известно.

В ноябре я бежал из плена из городка Ошмяны, в 50 километрах от Вильны. В течение года я скрывался в Западной Белоруссии. Тут я многое понял, понял, каким ядом отравляли нас большевики. Здесь же я вступил в ряды партизан Западной Белоруссии, чтобы бороться за освобождение от немцев. Раньше я воевал за Сталина и за партию. Теперь я уже не мог за них бороться, но мы решили, что какова бы ни была власть, мы должны спасти русскую землю. Там меня с группой партизан однажды захватили немцы. Нас отвезли в Вильно и посадили в Лукишскую тюрьму, где нас за попытку побега только что не убили. Мы прожили здесь 11 месяцев и в марте 1944 года были увезены во Францию, где мы работали на побережье. Через два месяца мне удалось бежать.

Я жил среди французов, но они боялись долго скрывать меня. Потом мне помогли поляки и, наконец, я встретил одного русского старого эмигранта, который скрывал меня до освобождения и помогал мне во всем. Когда союзники нас освободили, я увидел настоящую жизнь. Я жил среди французских рабочих и крестьян, познакомился с ними, ходил к ним, видел, как они живут. Они очень жаловались на свою жизнь, говорили, что до войны жили гораздо лучше. Но меня их теперешняя жизнь поразила. Вот это жизнь. Когда здесь собрали русских военопленных, я попал сначала в Парижский, а затем в Версальский лагерь. Мы советовались друг с другом и решили ехать на родину.

Во-первых, мы надеялись, что после того, как страна перенесла такие жертвы и одержала такие победы, режим изменится. Во-вторых, нас пугала мысль, что нам не позволят остаться во Франции и повезут силком, а тогда нам будет, конечно, хуже. 8-го августа 1945 года нас увезли из Версальского лагеря и через пять дней мы прибыли в город Эйзенах, недалеко от границы русской зоны в Германии. Тут нас рассортировали, отвели в баню, наголо остригли (чтобы тайные агенты – или “тайники” могли легче опознать нас в случае побега) и повезли дальше.

Нас держали в лагере номер 237 под Цербстом (близ Магдебурга). 6 — го сентября 1945 года, без всякого повода с нашей стороны, наш лагерь обстреляли из пулемётов, 18 человек убили и более 20-ти человек ранили. Убитых мы сами тут же похоронили. В лагере было более 25 000 человек и волнение этот обстрел вызвал страшное. 3а неделю 27 человек повесились.

С группой товарищей я из этого лагеря бежал, чтобы попасть к англичанам или американцам, но почти у самой границы нас задержала советская охрана. Мы не потерялись, заявили, что идем от англичан к своим. Нас долго допрашивали, затем отвезли в лагерь ном. 234 близ Бранденбурга. Здесь нас проверяла фильтрационная комиссия. Тут было немало туркестанцев, почти не понимавших по-русски, и меня взяли в канцелярию писарем и как бы переводчиком.

Шла демобилизация и многим нужно было выправлять документы. Наше начальство были кадровые офицеры, но были тут и “тайники”, которые за нами зорко следили. С туркестанцами я мог говорить свободно, так как “тайники” ничего, кроме ругательных слов по-нашему не понимали. От них я узнал много грустного. В конце ноября я встретил бывшего начальника школы курсантов в Каунасе, который хорошо знал меня. Благодаря его содействию, меня, когда демобилизация окончилась, зачислили в 33-ю гвардейскую дивизию служить на границе. Я попал в пограничный полк, служил до января 1946 года, а затем бросил оружие, бежал за границу и пробрался вновь во Францию.

С тех пор я молчу, здесь друг с другом боятся говорить, со здешними эмигрантами и трудно, и опасно: то они белые, то они “патриоты Советского Союза”, а то есть еще и чекисты. С работой я устроился, с документами тоже. Но я хочу бороться за правду и за свободу моего народа.

Туркестанец,
Кудайберген Кожомберди уулу».

(Продолжение следует).