До окончания срока Атамбаева
осталось

№20 от 2.06.2016

31 мая в Астане прошло заседание глав государств Евразийского экономического совета.  Естественно, самым оптимистичным был российский президент Путин. Самым критичным в оценке был президент Беларуси Лукашенко. А кыргызский президент Атамбаев высказался о ЕАЭС примерно так, как поется в песенке, перепетой Леонидом Утесовым: полно до сих пор проблем, это и «вопросы применения унифицированного железнодорожного тарифа, и ограничение ввоза кыргызстанского картофеля в Казахстан, ветеринарно-фитосанитарный контроль на кыргызско-казахстанской границе, транзит товаров по территории России», «а в остальном все хорошо, прекрасная маркиза». По Атамбаеву, самое главное, что положение наших кыргызов в России улучшается. И тогда я поняла, что является нашим товаром в ЕАЭС – это люди. Мы экспортируем рабочую силу. Их денежные переводы домой, в Кыргызстан составляют по данным Всемирного Банка 32 % от ВВП страны. И ничего не надо делать – ни президенту, ни правительству. Отправил свой народ трудиться в страны ЕАЭС, и отдыхай. Даже картошку не надо выращивать, все равно не принимают.

Тут кто-то в соцсетях возмущался, что вследствие вхождения страны в ЕАЭС, Кыргызстан ввел высокие таможенные ставки на импорт автомобилей из Европы, США и Японии. Если раньше в год в страну ввозились десятки тысяч автомашин и кыргызская таможня зарабатывала в среднем по 1 тысячи долларов США с одной машины, то теперь она получает ноль целых и ноль десятых от этих сборов. Также без заработка для своих семей остались десятки тысяч наших граждан для которых это был бизнес.

Но оказывается не только мы жалуемся на ЕАЭС. Казахстанский экономист Д.Кривошеев считает, что участие Казахстана в ЕАЭС привело к обесцениванию тенге. По мнению эксперта, Казахстан не добился тех целей, которые ставил перед собой при вступлении в ЕАЭС.

— То, что нам обещали, так и не случилось. Разговор о том, что мы получим 160-миллионный рынок, конечно, так и остался разговором. Во-вторых, произошел экспорт инфляции. Это то, что мы реально получили от евразийского экономического пространства. Я говорил с самого начала, что Россия находится в фазе политической и экономической нестабильности и там крайне высока вероятность девальвации. В результате мы получили инфляцию, у нас тоже произошла девальвация, мы потеряли огромные деньги для того, чтобы как-то нивелировать последствия, — говорит Денис Кривошеев.

По мнению эксперта, в ЕАЭС доминируют интересы России и это оборачивается сложностями для Казахстана, в том числе в политике.

— Мы постоянно находимся в состоянии выбора. Мы вынуждены выбирать ту или иную сторону: Россия или Турция, Россия или Египет, Россия или Украина. Постоянно должны выбирать, — сказал Денис Кривошеев.

Экономист Магбат Спанов тоже считает, что доминирование интересов России в ЕАЭС препятствует Казахстану в извлечении экономической выгоды.

— К сожалению, при принятии решений российская сторона не ставит в известность Казахстан. Есть несогласованность позиций. Некоторые персоналии предлагали даже ввести единую валюту, создать общий парламент. Они подходили к нам как к стране-колонии, я бы так сказал. К примеру, иногда совершенно безосновательно вводили ограничения на ввоз казахстанских товаров, не приводя никаких доводов. Вводя санкции, они должны были хотя бы проконсультироваться с нами. Можно сказать, что за этот период общий товарооборот сократился на 30 процентов. Особенно, это касается продукции машиностроения, горнодобывающей промышленности, — говорит Магбат Спанов.

Замира СЫДЫКОВА,
(по материалам СМИ).

Символично, что накануне Дня защиты детей в парламенте Кыргызстана с треском провалился законопроект Аиды Саляновой о запрете ранних браков. В обществе, не разобравшись, окрестили депутатов, проголосовавших «против», педофилами. Res Publica попыталась разобраться, прежде чем делать выводы о сексуальных пристрастиях парламентариев.

Что хотела Салянова?

Член фракции «Ата Мекен» и бывший генеральный прокурор страны предлагала внести в Уголовный кодекс Кыргызстана новую статью – 155-1 «Нарушение законодательства о брачном возрасте при проведении религиозных обрядов». В ней говорится, что «родители (лица их заменяющие) лица, в отношении которого совершен религиозный обряд по бракосочетанию, лицо, совершившее религиозный обряд по бракосочетанию, а равно совершеннолетнее лицо, в отношении которого был совершен религиозный обряд по бракосочетанию с несовершеннолетним, с нарушением законодательства о брачном возрасте – наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет».

Еще одна поправка касалась Семейного кодекса, где парламентарий предлагала дополнить 14-ю статью о брачном возрасте частью 3, в которой говорится «лица, виновные в нарушении требований настоящего Кодекса о брачном возрасте, несут ответственность в соответствии с законодательством Кыргызской Республики».

Проще говоря, депутат Аида Салянова хотела внести в УК КР поправки, согласно которым ответственность (причем уголовную!) за вступление несовершеннолетнего в религиозный брак несут родители ребенка, совершеннолетние жених или невеста и священнослужитель.
«Нет ни одной статьи в законах, по которой можно привлечь молдо, который легализует брак с ребенком; родителей, которые толкают его на верную смерть. Этот законопроект направлен на искоренение ранних браков как таковых. Не важно с принуждением (которое трудно или не хотят доказывать), или без принуждения! От других педофилов они отличаются только тем, что провели обряд нике», – объясняет свою инициативу Салянова

Кто против?

Казалось, инициатива возымеет поддержку среди коллег депутата. В СМИ не раз освещались случаи, когда матери из-за тяжелого финансового состояния семьи вынужденно выдавали замуж 14-15-16-летних дочек. Не радует и официальная статистика, по данным Нацстаткома, около 15% браков в КР совершены с участием несовершеннолетних. К тому же, не стоит исключать и такое позорное для современных кыргызстанцев явление, как «кыз ала-качуу» – воровство невест, жертвами которого тоже нередко становятся совсем юные девчонки.

Такое положение дел в стране должно бы подтолкнуть депутатский корпус единогласно проголосовать за законопроект Саляновой. Однако этого не случилось. 26 мая парламентарии большинством голосов «прокатили» инициативу экс-генпрокурорши.

Против проголосовал 61 депутат. Стоит отметить, что многих парламентариев во время голосования по законопроекту не было в зале. За них кнопку нажали коллеги, в чем после оглашения результатов, не стесняясь, признавались сами законодатели.

Еще один примечательный факт: среди тех, кто не поддержал Салянову есть и члены фракций, которые входят в коалицию большинства, в составе которой находится и «Ата Мекен». Личная неприязнь или раскол в коалиции?

Не менее удивительно и то, что против выступили некоторые женщины-депутаты. Позже они объяснили свое решение «техническими причинами» и «неясностями».

Почему мнения разделились?

Причем, не только у юристов. Битва против и за «антипедофильский» (как его уже окрестили в народе) закон продолжается несколько дней. Одни яро поддержали идею Аиды Саляновой и стали сокрушаться, что такой нужный законопроект не прошел. Другие кинулись искать подводные камни. И нашли.

В первую очередь, они отмечают, что в Уголовном кодексе КР уже есть статьи, защищающие права несовершеннолетних – 129 «Изнасилование, совершенное в отношении несовершеннолетней» и 132 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», а также 154 «Принуждение к вступлению в фактические брачные отношения с лицом, не достигшим семнадцатилетнего возраста».

Второй момент – необходимость конкретизировать понятие «религиозный обряд по бракосочетанию». Из законопроекта становится понятно, что речь идет о нике – когда молдо (священнослужитель мечети) совершает обряд по-мусульмански. Однако в четкого определения, что есть религиозный обряд, в документе не дано. Получается, в Жогорку Кенеше пекутся лишь о правах несовершеннолетних девочек, исповедующих ислам? Остальные религии не в счет?
К тому же инициаторы не позаботились об исполнении закона и его последствиях. «Салянова слепила законопроект про запрет нике, а о приличной экспертизе не позаботилась, усилий не приложила. А если не позаботилась об экспертизе, значит не в курсе насчет всех его сложностей и противоречий. Экспертиза ведь не для того, чтобы приложить к законопроекту для комплекта. Экспертиза для того, чтобы мозги включать, чтобы закон не навредил, устранить противоречия внутри законопроекта и противоречия с другими законами, позаботиться об исполнении этого закона впоследствии, позаботиться о бюджетном обеспечении, Сработала на «тяп-ляп», а теперь она герой, а все остальные депутаты педофилы», – написал на своей странице в соцсетях глава партнерской группы «Прецедент» Нурбек Токтакунов.

Юрист отмечает, что хотя речь и идет о небольших поправках в Семейный и Уголовный кодексы, все равно законопроект вызывает серьезные вопросы. «Если авторы хотят привлекать к уголовной ответственности за религиозный обряд бракосочетания, тогда нужно по честному признать, что религиозный обряд нике порождает гражданско-правовые последствия. А это уже большой вопрос. Либо нужно повышать возраст субъекта ст. 132 (половое сношение с лицом не достигшим 16 лет) до 18 лет. Если бы Салянова работала над экспертизой, если бы она всерьез попыталась обсудить вопрос с заинтересованными сторонами, она бы по любому столкнулась с этими вопросами и тогда, либо отозвала бы свой законопроект, либо подняла бы серьезные и важные вопросы на качественно ином уровне», – отмечает Токтакунов.

«Статья сформулирована таким образом, что без доказательства вины, к уголовной ответственности будут привлекать родителей, – также считает юрист Константин Чильникин. – Отец и мать могут быть не в курсе, что их несовершеннолетний ребенок стал жертвой принуждения вступления в брак через религиозный обряд. Или не достигшая 18 лет девушка может в тайне от родителей выйти замуж. Однако отца и мать за это привлекут к ответственности, хотя их вина лишь в том, что они недоглядели».

Юрист приводит пример: «Что на практике? Украли, совершили нике, бедная мать одиночка, поднявшая троих детей, старшей из которых только-только стукнуло 16, а двоим младшим 3 и 6 лет (я специально усложняю ситуацию) волосы от горя рвет. Ее кровинушку лишили будущего, не такой судьбы она желала дочери, и в мыслях не держала ничего подобного, только младшие и останавливают от петли. Винит естественно себя, мол недоглядела, на трех работах упахалась, просмотрела свою ненаглядную… Но этого мало. Она совершила уголовное преступление! И пока она будет думать, как исправить ситуацию и спасти дочь, на нее коршунами налетят оперативники да следователи. И под предлогом борьбы за права несовершеннолетних упекут в тюрьму. Денег то у нее нет откупиться, пойдет показательно, дабы показать, как работает вновь принятый закон по защите прав несовершеннолетних. Все».

Намеренно ли подложила эту «бомбу» бывший генпрокурор, остается только гадать.

Кто защитит права девочек?

Те, кто выступают за принятие саляновских поправок, подчеркивают, что существующие нормы предусматривают уголовную ответственность только в отношении брачующегося совершеннолетнего (зачастую, мужчины), однако совсем не предполагает привлечение священнослужителя, молдо или имама, совершившего обряд, заведомо зная, что невеста еще не достигла 18 лет.

«Наши граждане обязаны быть под защитой государства с рождения, тем более в данной ситуации, когда несовершеннолетние девочки становятся заложницами сложившейся противоправной ситуации», – считает адвокат Улан Джумаков.

Юрист отмечает, что в КР часто превалируют законы шариата, нежели светские. . Почти 90% женщин прошли через обряд нике, несмотря на то, что законодательством у нас он не признается, поскольку есть лазейка по нарушению прав несовершеннолетних девушек.

«Пример, похитили несовершеннолетнюю, привезли в глубинку, она ревет и требует вернуть ее домой, но тот же молдо видит, что девочка плачет, хочет домой, и почему-то он все равно совершает религиозный обряд, почему он не сообщает органам или не говорит, что нельзя проводить нике против воли девушки и ее родителей? Кто в этот момент должен защитить права несовершеннолетней? Даже спустя время, когда правоохранительные органы начинают уголовное преследование по данному факту похищения девушки, они привлекают жениха, но не молдо, который фактически является соучастником и также он занимается укрывательством преступления. Попробуйте украсть дочь у депутата, и мы с вами увидим, как статьи УК КР исполняются в кратчайшие сроки, тот же молдо тысячу раз подумает, совершать обряд нике или нет. А вот простых несовершеннолетних получается можно воровать и против воли женить на себе, поэтому депутаты обязаны пересмотреть этот законопроект, пусть обсуждают, спорят в стенах ЖК, но они должны прекратить эту неправомерную практику выдачи против воли несовершеннолетних девочек замуж через обряды нике», – подчеркивает Улан Джумаков.

Он считает, что все споры о механизме реализации и доводы о «сырости» законопроекта необоснованны. «Когда молдо знает, что за совершение обряда нике с несовершеннолетней ему светит до 5 лет лишения свободы, он будет более здраво подходить к своим намерениям и спасет не одну жизнь несовершеннолетней девочки. Если депутаты не хотят принимать этот законопроект, то тогда надо просто убрать из Конституции норму, согласно которой мы являемся светским государством, и жить по шариату. Но в таком случае, молдо за совершение обряда нике против воли несовершеннолетней будет грозить смертная казнь за потворство прелюбодеянию», – отмечает адвокат.

Что делать?

Переголосовать – отвечают однозначно представители гражданского общества и неправительственного сектора. 30 мая они провели акцию протеста в столице, пройдя пешим маршем от памятника Курманджан Датка до Белого дома. Они предлагают депутатам вернуть законопроект Аиды Саляновой на повторное голосование и прежде, чем нажимать кнопку, подумать об интересах общества.

Присоединился к требованию и омбудсмен КР Кубат Оторбаев. Он приводит данные по итогам проведенного обследования в 2014 году. Сотрудники аппарата акыйкатчы выявили, что в Кыргызстане около 12% девушек и женщин в возрасте от 15 до 49 лет вышли замуж до совершеннолетия. Подобные браки чаще совершаются в сельской местности (14,6%), чем в городах (9,2%), и почти вдвое чаще — в бедных домохозяйствах (15,9%). Уполномоченный по правам человека призывает депутатов провести повторное голосование по законопроекту о ранних браках.

Юристы же видят иной выход из ситуации. Они предлагают дополнить статью 154 о принуждении к вступлению в брак нормой о нике и религиозном обряде, прописав ответственность молдо. В таком случае, по их мнению, в УК КР не нужно будет вносить новую статью.

Зачастую причинами ранних браков становится не принуждение, а вынуждение, доказать которое невозможно. Ребенка ставят в такие условия, когда он вынужден принять, как ему кажется, единственно правильное решение. Оказавшись в трудной жизненной ситуации, девочки понимают, что иного выхода из ситуации, кроме как выйти замуж, у них нет. И наряду с ужесточением наказания для всех соучастников преступления (а иначе брак с несовершеннолетним не назовешь), властям стоит подумать и о программах поощрения семей в глубинке, где девочки предпочли получить образование, вместо того, чтобы вступить в брак. И приоритет отдать строительству школ, а не мечетей.

Махинур Ниязова.

Супругу и детей правозащитника оставили без крыши над головой. В Фонде по управлению государственным имуществом сообщили, что ФУГИ исполнил решение Базар-Коргонского районного суда Джалал-Абадской области по делу Азимжана Аскарова и принял в государственную собственность его конфискованное имущество в виде жилого дома в селе Базар-Коргон.

Как сообщалось ранее, в адрес ФУГИ поступило письмо от подразделения службы судебных исполнителей района от 3 марта 2016 года по поводу конфискации имущества Азимжана Аскарова. Согласно директиве, в соответствии с приговором имущество осужденного правозащитника должно перейти государству. В связи с этим ФУГИ издал приказ о принятии в государственную собственность его дома.

Судебные исполнители совместно с сотрудниками ФУГИ провели опись конфискованного имущества Азимжана Аскарова, приговоренного к пожизненному лишению свободы.
Как отмечают адвокаты заключенного, дом в Базар-Коргоне – это единственное жилье семьи Аскарова, которое, к тому же, на правах долевого участия принадлежит и супруге правозащитника. Юристы намерены обжаловать решение суда о конфискации дома.

Напомним, ранее Комитет ООН по правам человека призвал кыргызские власти немедленно освободить Азимжана Аскарова и провести новое судебное разбирательство по делу с «соблюдением принципов справедливого слушания, презумпции невиновности и других процессуальных гарантий».

Аскаров осужден Верховным судом КР к высшей мере наказания. Кыргызская Фемида признала его виновным в организации беспорядков в Базар-Коргонском районе в июне 2010 года и убийстве милиционера.

Соб.инф.

Главный надзорный орган Бишкека направил указание в Госслужбу по борьбе с экономическими преступлениями о всестороннем исследовании обстоятельств по делу о приватизации типографии «Эркин-Тоо». Сможет ли прокуратура отстоять памятник истории? Или на его месте в центре столицы вырастет очередная «элитка»?

Об этой запутанной истории Res Publica уже писала в №3 от 28.01.2016 («Судьбу здания решал премьер Сариев»). Еще тогда газета обращала внимание надзорных органов на массовые нарушения, допущенные во время приватизации здания, продажи его доли и исключении объекта из Государственного списка памятников истории и культуры республиканского значения.
В конце 2015 года встал вопрос о сносе здания. Стоит отметить, что решение о «списании» здания принял Темир Сариев. 2 апреля 2015 года он направил письмо Госархстрою, где дал согласие на «реконструкцию и регенерацию территорий бывшего здания газетно-книжного полиграфического предприятия «Эркин-Тоо» и бывшего кафе «Сон-Куль». Тогда же выяснилось, что владельцами объекта, кроме прочих, являются и Шаткуль Кулматова – супруга депутата Жогорку Кенеша, члена фракции «Ата Мекен» Каныбека Иманалиева, а также Гульмира Усубалиева – супруга мэра Кара-Балты Данияра Шабданова. Собственником участка, где расположено здание «Эркин-Тоо», по данным Бишкекглавархитектуры является Каныбек Иманалиев.

В 2003 году прокуратура Бишкека собрала материалы по обращению трудового коллектива АООТ «Эркин-Тоо». В них сообщалось, что при приватизации 40% госпакета акций типографии допущены нарушения законодательства. Проверив данные, в надзорном органе возбудили уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьями 169 («Хищение чужого имущества в особо крупных размерах») и 307 («Незаконное использование служебного положения при осуществлении приватизации, налоговой, таможенной или лицензионной деятельности») УК КР. Выяснилось, что в сентябре 2001-го Госкомитет по управлению государственным имуществом и привлечению прямых инвестиций провел коммерческий конкурс и продал 40% госпакета акций АО «Эркин-Тоо» за 1 млн 230 тыс. сомов некой ОсОО «ЭНиК».
Учредителем этой ОсОО на тот момент являлся Данияр Шабданов, Каныбек Иманалиев руководил ОА «Учкун» и был учредителем газеты «РИФ-обозрение».

Прокуратура выявила, что для «устранения возможных конкурентов от участия в конкурсе», сообщение о продаже акций было опубликовано в ограниченных экземплярах газет «Эркин-Тоо» и «РИФ», а в основном тираже, предназначенном для распространения по всей республике, такое объявление отсутствовало.

В ходе следствия обвинения предъявили заместителю директора редакции газеты «РИФ-обозрение» Ильясу Исакову по статье 221 («Злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций») УК КР и заместителю главного редактора газеты «Эркин-Тоо» Мырзакату Тыналиеву – по статье 304 («Злоупотребление должностным положением») УК КР. Но суды (все три инстанции) их оправдали.

В отношении Каныбека Иманалиева, а также бывшего председателя Госкомимущества Садриддина Джиенбекова и экс-директора ОсОО «ЭНиК» Болоткан уулу Кубатбек материалы выделили в отдельное производство. Но Финполиция (ныне ГСБЭП) дело тогда приостановила с формулировкой «из-за неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

В мае 2016 года, изучив материалы дела, прокуратура Бишкека дала указание ГСБЭП об организации всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств по делу, по результатам которого принять мотивированное и обоснованное решение, основанное на законе.

Соб. инф.

На прошлой неделе на заседании фракции «Бир Бол» в Жогорку Кенеше, депутат Акылбек Жапаров обратился к руководству фонда с вопросом, почему он не работает.

«Если что-то надо от нас,  скажите, мы примем меры на законодательном уровне, внесем изменения в законы и так далее, но работайте, пожалуйста, для экономики Кыргызстана! Для чего вы создавались? Зачем надо было вкладывать деньги фонда в ценные бумаги России или еврооблигации? Это получается, как с теми $300 миллионами, которые в свое время также выделяла Россия, а созданный MGN Group вернул эти деньги в РФ, купив акции «Газпрома». Мы же тогда еле вернули их сюда, в 2009 году», — напомнил Акылбек Жапаров.

Но член РКФР Олег Кудяков пояснил, что по соглашению фонд не может финансировать в госбюджет КР и должен работать для кредитования бизнеса. «Естественно, что мы будем и ценные бумаги покупать, но только на вторичном рынке, также как и в России, где средства напрямую в российскую экономику не вливаются», — подчеркнул он, сказав, что $265 миллионов из средств РКФР в Кыргызстане уже размещены.

В ответ Акылбек Жапаров возмутился, сказав, что фонд должен ставить своей целью рост экономики КР, а не вливание во вторичный рынок России. «Если хотите зарабатывать деньги, идите в банк. Деньги же брали, чтобы адаптировать экономику Кыргызстана к условиям ЕАЭС в течение кратчайшего срока – от 3 до 5 лет. А получилось, что, исходя из логики, будто в Кыргызстане все воры, рекомендовали хранить деньги в долларах и никому не отдавать».

Но тут в защиту фонда высказался его руководитель Кубанычбек Кулматов, отметив, что нынешние 5 процентов, под которые выдаются кредиты, получилось установить именно благодаря размещению средств в российских банках. «Таким образом, мы смогли создать резервы, финансовую подушку. Конечно, как только средства фонда будут востребованы здесь, мы их разместим, но, возможно, тогда процентная ставка по выдаваемым кредитам может вырасти», — предположил глава РКФР. Что же касается еврооблигаций, Кубанычбек Кулматов подчеркнул, что это краткосрочные бумаги, которые можно отозвать в любой момент, и в течение 3-4 дней деньги вернутся в Кыргызстан.

По материалам ИА «24.kg».

Президент КР Алмазбек Атамбаев в понедельник, 30 мая, уволил главу МВД Мелиса Турганбаева. В обществе гадают, кто станет новым министром внутренних дел?

Кадровые перестановки в силовых структурах говорят лишь об одном – седьмой этаж Белого дома готовится к выборам президента. На прошлой неделе спешно заменили глав подразделений ГКНБ, на этой – сняли с должности министра ВД. Эти события стали свидетельством того, что окружение президента опасается, как бы не отойти от подготовленного сценария, а сам Алмазбек Атамбаев, назначая на руководящие должности в правоохранительные органы «своих» людей, лихорадочно пытается удержаться за власть.

Нельзя сказать, что отставка Турганбаева стала неожиданностью. Но сам теперь уже бывший министр, похоже, был застигнут врасплох. В своем первом интервью, как только стало известно о его отставке, он заявил, что узнал обо всем уже после подписания указа президента.
Как сообщают журналисты со ссылкой на близкое окружение Турганбаева, он собирался подавать в отставку. «Неделю он находился с рабочим визитом в Катаре и Саудовской Аравии, вернулся в Кыргызстан только 29 мая. А 31-го собирался провести республиканский форум», – пишут СМИ.
Поводов уволить главного милиционера страны у президента было достаточно. Его имя засветилось в скандале с нападением на журналиста Турата Акимова. Последний открыто указал, что подозревает генерала в организации покушения не него.

Турганбаева связывали и с делом об убийстве лидера ОПГ Алмамбета Анапияева в Минске. В интернете опубликованы фото, доказывающие, что подчиненные министра сопровождали в аэропорту Гульжигита Абилазизова (белорусская милиция назвала его основным подозреваемым в убийстве кыргызского кримавторитета и объявила в розыск), когда тот возвращался в Кыргызстан через несколько дней после убийства.

Не смог воплотить в жизнь экс-министр и проект «Безопасный город». Отменив итоги тендера, в котором выиграла кыргызско-российская компания «Стилсофт Бишкек», обвинив членов тендерной комиссии в коррупции и пообещав реализовать проект собственными силами, Турганбаев ограничился лишь установкой камер видеонаблюдения на нескольких перекрестках. Те шлепают штрафы и высылают квитанции владельцам машин, некоторые из которых продали свои авто 5-10 лет назад.

Справедливости ради стоит отметить и заслуги теперь уже бывшего главы МВД. В бытность Турганбаева министром активно началось строительство жилья для сотрудников милиции. Ключи из рук президента Алмазбека Атамбаева в конце 2015-го и начале 2016 года получили десятки семей в Бишкеке и регионах. Раздача квартир сопровождалась скандалами, бывшие и действующие сотрудники обвиняли министра в предвзятости, но тем не менее, глава государства на одном из заседаний Совета обороны похвалил Мелиса Турганбаева, ставил его в пример руководителям других силовых структур и обещал сохранить за ним кресло министра пока тот не достроит новые дома для милиционеров.

Что же стало причиной отставки, остается гадать. Источники сообщают, что у Турганбаева испортились отношения с бывшим шофером, а ныне советником президента Икрамжаном Ильмияновым. Последний, как известно, негласно курирует силовые ведомства КР и все кадровые перестановки производятся с его подачи.

Кто теперь займет кресло министра внутренних дел? Озвучиваются разные фамилии, но особо подчеркиваются две – нынешний и.о. министра Кашкар Джунушалиев и начальник Главного управления МВД по Ошской области Суйун Омурзаков.

По некоторым данным, в Белом доме все еще рассматриваются различные кандидатуры на пост главы МВД и главное условие – он должен быть «северным». В таком случае, второй не подходит, он уроженец Ошской области. Джунушалиев же родом из села Арчалы Аламудунского района Чуйской области. Его кандидатуру уже одобрили несколько парламентских фракций.

Соб.инф.

Продолжение. Начало в №№ 17-19.

Как сестра «хирург» спасла мне жизнь

Хотя прошло много лет, но перед глазами стоит один эпизод, который помню, как сейчас. Всю ночь не могу заснуть. Весь мой организм как будто подчиняется только одному  пальцу на ноге, потому что вся моя боль сосредоточилась в нем. Сильная ноющая боль. Никто не может сказать, что это за болезнь,  нет человека, который понял бы, в чем дело. Палец мой с каждым днем опухает и увеличивается, меня мучает нестерпимая боль. Мы не один раз обошли все  наше село, но не нашли лекаря, способного избавить меня от мучений.  Некоторые люди приходили, читали надо мной молитвы с просьбой об исцелении  и уходили.   Как и мои родители, я  жду от них  помощи, надеясь, что они меня вылечат. От усталости и боли у меня закрываются глаза, и лишь тогда ненадолго я  забываюсь.

Помню, что  у нашего дома стали собираться люди. Появилась и младшая сестра отца, которая жила далеко от нас.  Дорога от ее села до нашего занимала целый день. Эта моя тетя,  услышав, что у нас что-то случилось,  все на свете бросила и прибежала к нам. Узнав о том, что я болею, она велела зарезать одного барана, и, взвалив его на коня, отправилась к нам. Если она что-то решила, то велела  делать все, что необходимо, и мужу, и односельчанам. Всеми руководила и распоряжалась эта наша родственница. С одной стороны, ее уважали за ее справедливость, но с другой стороны, побаивались ее властного характера. Она ни за что не отдала бы чужому, то, что добывали своим трудом. Когда приходила эта наша сестра, в нашем доме всегда были праздник и пиршество.  Когда она у нас, мы, дети, делаем то, что нам хочется. Сделаем порученную  работу наполовину и играем вдоволь.

Помню как сестра, увидев, что я  мучаюсь от боли, начала раздавать поручения всем, кто был рядом. Все, в том числе и мой отец, выполняли ее приказания. В то время у нас не только не было доктора, мы вообще не знали, что означает это слово.  По приказу сестры остро наточили трубчатую кость. Я видел только, как она сама держала кончик этой кости над пламенем огня. Вдруг отец вместе с несколькими родственниками и односельчанами вышел на улицу, тут же все зашли обратно. Оказывается, сестра собиралась стать «хирургом», и на улице объяснила им, кто  должен меня  держать за ноги, а кто за руки. От боли я разрываюсь на части. Острый конец кости она с силой  вонзила в опухоль на пальце, и та лопнула. Из раны стала вытекать кровь вместе с гноем. Выполз еще белый червь сантиметра полтора длиной и такой же толщины. Боль сразу же прекратилась! Онемевший палец вновь стал моим. Видите, как неграмотная моя тетя, благодаря жизненному опыту и смекалке, сумела мастерски меня «прооперировать».

Устукан с 12  бараньими головами

У кыргызов детей мужского пола уже с раннего возраста учат ездить верхом на коне. Конечно, сначала сажают на тихую и покладистую лошадь. Седло и уздечки делают нужного размера,  иногда  сажают и на детское седло. Стремя и уздечки тоже короткие, подбирают подходящие потник и узкое одеяльце на седло. Нагрудник и подхвостник коня разукрашены рисунками, соответствующими детской природе. Поводья и поводок лошади сделаны удобными для рук  ребенка. Справить конское снаряжение специально для своих сыновей  считалось долгом каждого отца. А он испытывал гордость, слыша адресованные ему комплименты по поводу красиво изготовленной  конской упряжи. Посадив в первый раз ребенка  на коня, начинают потихоньку  водить лошадь. Таким образом,  лошадь и ребенок привыкают  друг к другу. А вскорости  никто уже не водит коня, мальчик  сам начинает понукать лошадь и самостоятельно его водит. Дети с раннего возраста быстро приучаются ездить верхом. А самые шустрые  с 5 или 6 лет уже сами седлают своих жеребят и самостоятельно умеют садиться на них. Я тоже любил седлать лошадь,  ездить верхом и участвовать в скачках. Это же большое удовольствие,  сесть на хорошо тренированного коня и объезжать на нем прекрасные места родного края, гордиться и любоваться красотой своей земли!

В то время мы жили в Корумду.  У отца  был достаточно тяжелый нрав. Если он в доме не найдет вещь, которая ему нужна на улице, то вся вина в этом на бедной маме. А мама слишком сердобольная по сравнению с отцом, очень скромная.  У отца была привычка, не разобравшись в чем дело,  ни с того ни с чего начать  скандал в доме. Иногда мама получала и несправедливые наказания, побои от отца. В такие моменты  мы старались не давать ее в обиду, становились вокруг нее. Но бывало, иногда вместо того, чтобы помочь, мы причиняли маме  вред. Радовало то, что вспыльчивый отец  быстро отходил  и успокаивался.

Стояла поздняя осень. Люди спускались с летних пастбищ с откормленным в предгорьях скотом. Урожай уже собрали, все были сыты. В один из таких дней до нас дошли сведения, что в соседнем селе будет проводиться большое пиршество. К нему  готовились наши сельчане много дней, так как не напрасно  же  говорят  в народе: «Подготовка к пиршеству интереснее, чем само пиршество».  Это пиршество оставило в моих чувствах неизгладимый след. Такой пир, который мне довелось тогда увидеть, я больше нигде и никогда не видел. Этот праздник проводился у кочевого кыргызского народа перед тем, как перейти осенью после выпаса скота  на оседлый образ жизни. Он остался на всю жизнь в моей памяти. Стояли белые юрты, специально приготовленные к празднику. Таких разукрашенных юрт, которые подчеркивают красоту окрестной природы, округлые очертания  холмов, я нигде больше не встречал. Всюду доносятся радостные голоса. Живущие далеко, приготовились пораньше, и отправились в путь. С гор люди двигались лавиной, которая все время росла и ширилась. Голоса  их по мере приближения звучали все громче.

Если хочешь понять суть кыргыза, на него нужно смотреть, когда он верхом на лошади. Пеший ход портит его красоту. Ловкая посадка кыргыза на лошади говорит  о том, что он вырос, держась за конскую гриву. Люди ехали и беседовали, разделяясь на группы по возрастам. В каждой свои разговоры, свои рассказы. Пожилые – увесистые, ведут себя сдержанно,  скромно. Рядом с ними кое-где идут дети, как я, ведущие коней. Джигиты двигаются отдельно. Временами слышен их веселый смех.  Мой конь идет тяжелым шагом,  как будто говорит, что мое время еще не наступило, оно еще впереди. Я этот   чистый воздух, веселый смех молодых до сих пор не забыл, хотя с тех пор прошло 70 лет, но до сей поры эти голоса звучат в моих ушах. Приехали в село, где проводилось пиршество. Из разных мест собирается много народу. Кто самый старейший?  Первые сравнивали возраст, уточняли,  кто из них на один или два года младше другого, вторые выясняли, что на прошлом празднике, они детально разбирались и определили, кто именно самый старший аксакал. Все важнейшие  детали определяются  на таком пиршестве.  Потом старейшины села посылают к этому уважаемому человеку своего представителя. Что показывает, насколько уважительно кыргызы относятся к  старшим по возрасту.  Вернулись посланные, поведали о качествах старейшины, сказали много  теплых, душевных слов!

Среди группы сельчан не заметно женщин, там позволено находиться только девочкам,  переодетым в мужскую одежду. Женщины собираются там, где виден дым очагов. У них тоже свои правила, свои старшие. Как говорится в пословице: «Каждый со своей ровней, кизяк с мешком», то есть, каждый должен быть на своем месте. А нам, детям, мест нет. Подходишь к взрослым и видишь, что они  недовольны. Мы должны быть скромными и никому не навязываться.
Прошло несколько часов с момента, когда  мы приехали на праздник. Оказывается, много времени ушло на взаимные приветствия, расспросы о здоровье, о домашнем хозяйстве. К нам приблизились организаторы этого праздника. Разостлали белую скатерть. Начали чашками носить и сыпать горячие поджаристые боорсоки. Принесли кипящий чайник с облаком пара. Проголодавшиеся гости разом приступили к чаепитию. Старейшинам подавали чай несколько раз, тем, кто чуть помоложе, один раз, а таким, как я, ничего не полагалось.  Вот тогда-то выяснилась разница между домашним праздником и большим  пиршеством. Отцы на этом народном торжестве чувствуют, что дети на них смотрят, но проявляют скромность и, кажется,  совсем не обращают внимания на своих ребятишек. Тишком,  таясь, они дают нам по одному или два боорсока и отправляют немного поиграть. Начинают убирать скатерти. Воспитание, соблюдение традиций и обрядов пришедшими гостями видно  по тому, сколько  боорсоков осталось на скатерти. Соблюдение  чести в таких местах для каждого кыргыза является предметом гордости. Иногда люди готовы остаться голодными, лишь бы не вызвать осуждения своими манерами, сохранить честь. Когда собраны все скатерти,  подростки  приносят кувшины с водой. В руках у них платки. Гости помыли и вытерли руки.  Затем снова   расстилают скатерти. Участники праздника  делятся на группы  по возрасту.

Наконец наступает время, когда  молодые парни, выстроившись в ряд, начинают раздавать в деревянных чашках свежее вареное мясо на каждую группу. Для гостей  мясо – самая желанная  и самая главная еда.  А мы застываем в  ожидании, кто нам даст мяса. Закончив есть, люди из нашего села, начинают искать детей и раздают им  косточки с мясом.

Хотя сам ты это мясо не ешь, только глядишь и чувствуешь себя  сытым оттого, что его много. Когда дают голову барашка, то сначала всем сидящим рассказывают,  кто ты такой и какой работой понравился, хвалят тебя и в знак награды вручают голову барашка. Каким  образом передо мной собралось очень много мяса,  я не знаю. Быстро у меня собралось 12 голов барашков и одна подвздошная кость. Все это завязали в платки,  сложили в курджуны и  вознесли благодарность Богу. Помыли руки. Пока мы собирались в дорогу, наступил полдень. Подошли к лошадям, связанным поводьями друг с другом. Головы барашков и мясо, которые были в курджуне, несли отец и его друг. Они закинули курджун на спину  лошади. В общем шуме трудно разобрать прощальные слова, которыми благодарили провожающих. Сколько рек перешли, сколько холмов переехали, возвращаясь домой! В тот день еще долго  у людей разговоры были только
о празднике.

(Продолжение следует).

В Кыргызстане вновь пройдут Всемирные игры кочевников (ВИК). И вновь подготовка к ним сопровождается скандалами.
Чиновники Кыргызстана придумали отличный способ распила бюджета страны – Игры кочевников.

Мероприятие, напомним, проводится под патронажем президента страны Алмазбека Атамбаева. Осенью 2016 года в КР они пройдут во второй раз. Подготовка к ним, как, впрочем, и распределение ништяков, уже идет полным ходом.

Как и в 2014 году, мероприятие планируется провести с помпой. Пировать во время чумы властям КР не впервой. Недостающие финансовые средства пополняют бизнесмены и крупные предприятия, которым из Белого дома приходят «письма счастья» с «просьбами» оказать спонсорскую помощь в проведении II Всемирных игр кочевников.

Во время подготовки к первым играм, организаторов уличили в завышении стоимости некоторых услуг. На создание веб-сайта тогда списали $20 тыс. (980 тыс. сомов), а на его продвижение – $110 тыс. (5,4 млн сомов). При детальном изучении независимые IT-эксперты тогда дали заключение, что общая стоимость работ по разработке и созданию сайта составила не более 208 тыс. сомов, в переводе около $4 тыс.

Подготовка ко вторым играм кочевников идет по тому же сценарию. На днях известный дизайнер Никита Тарасенко вновь уличил оргкомитет в завышении стоимости. По его словам, промо-ролик, который презентован в преддверие II ВИК «сделан некачественно и с нарушением авторских прав», зато на его создание оргкомитет списал 600 тыс. сомов. «Три шаблона для видео вставили, несколько зарубежных спортивных вырезок, два клипартных эффекта (рассыпающиеся буквы) вперемешку с видео на телефон. Какой позор. Позорище! Видео увидят во многих странах. Этот ролик стоил 600 000 сомов! Просто скачали несколько шаблонов и слепили ролик. Снова весь бюджет распилили», — бьет тревогу активист.

Коллеги Тарасенко также согласились, что видео-нарезка «не тянет на полмиллиона сомов».
Позже выяснилось, что 600 тыс. сомов – это сумма тендера на создание 35 промо-роликов продолжительностью от 20 до 45 секунд. И выиграла его компания никому неизвестная «Мобитек». «Если она действительно существует, то пока всё похоже на отмывания денег и липовый тендер. Такие сильные студии и люди участвовали в тендере, а победил неизвестный «Мобитек», — пишет Тарасенко.

«Тендер на 600 тыс. сомов выиграла фирма занимающаяся видеороликами «Мобитек». Никто и никогда про неё не слышал. Я провёл своё небольшое расследование. Несколько фактов. Фирма «Мобитек» зарегистрирована 21.07.2014, а первые игры кочевников проходили 14.09.2014. Совпадение? Не думаю. Фирма никогда не платила налоги. Там (на сайте Минюста КР) указан их офис (микрорайон «Аламедин-1», дом 47). Кто живёт в Аламедине-1? Можете пробить по этому адресу, что там происходит? Если фирма занимается видеороликами, она не выживет без рекламы. Есть ли у них портфолио? Мне серьёзно закралась в голову мысль, что фирма создана для отмывания денег с игр кочевников. Как раз в то время, когда начали организовывать игры 2014 году. Пока это догадки. Хотелось бы услышать официальные отговорки», – выяснил активист и опубликовал документы на своей странице в соцсетях.

Стоит отметить, что по указанному адресу находится обычный пятиэтажный жилой дом, офисных помещений там нет. Руководителем компании «Мобитек», по данным Минюста, числится Мадина Алишева, учредителями – Михаил Казаков и Руслан Алишев.

Как никому неизвестной фирме удалось получить госзаказ на изготовление видеороликов, пока осталось без ответа. Или вновь начался распил миллионов между аффилированными компаниями?

Два года назад накануне проведения игр также разразился скандал. В СМИ «слили» смету расходов оргкомитета ВИК. Факты, подтверждающие явный распил $3 млн, тогда наделали много шума. Но дело спустили на тормозах. Козлом отпущения сделали генподрядчика – директора строительной компании «Темир Канат» Эркинбека Мергенбаева, который проводил реконструкцию ипподрома в Чолпон-Ате. В сентябре 2015 года его задержали и водворили в ИВС. Сейчас дело рассматривается в суде.

Бюджет II Всемирных игр кочевников в этом году превысил вдвое двухгодичные показатели – более $6 млн против $3 млн в 2014-м. Похоже, намечается грандиозный пир у чиновников.

Соб. инф.