До окончания срока Атамбаева
осталось

Популярное

8 июня в Первомайском районном суде начался суд по иску Толекан Исмаиловой и Азизы Абдирасуловой к президенту Алмазбеку Атамбаеву.

Правозащитниц возмутил спич главы государства 14 мая, когда Алмазбек Атамбаев обвинил Исмаилову и Абдирасулову в отрабатывании зарубежных грантов.

Истицы  решили взыскать с президента а по 2 миллиона сомов.

– Сначала я хотела запросить 10 или даже 100 миллионов у президента. Но затем мы с Толекан Исмаиловой решили остановиться на сумме в 2 млн. Именно эту сумму в прошлом году Аламудунский районный суд обязал выплатить журналиста Даирбека  Орунбекова в пользу Алмазбека Атамбаева за статью, порочащую честь и достоинство главы государства. Мы хотим теперь выиграть судебный процесс у президента и оплатить штраф вместо журналиста Орунбекова.

Азизу Абдирасулову и Толекан Исмаилову оскорбила а публичная речь президента, в которой он назвал их частью «Народного парламента» и заподозрил в причастности к подготовке госпереворота.

В суде они заявили ходатайство о вызове главы государства в суд.

«Я Алмаза очень хорошо знаю, и хочу ему лично задать вопросы, на которые он, думаю, не сможет ответить. Я мать, у меня есть дети, внуки, которые понесли моральный вред. С мужем у меня до сих пор раздор из-за этого. Дети плачут, а их у меня пятеро», — сообщила  А.Абдирасулова.
Она также попросила выслушать в качестве свидетеля ее дочь и мужа.

Толекан Исмаилова попросила судью сделать запрос о недвижимом имуществе обеих истиц, так как  в речи главы государства было озвучено, что правозащитницы имеют имущество за рубежом. В своем ходатайстве она попросила запросить информацию о недвижимости и ответчика Атамбаева, так как в случае положительного решения суда он должен возместить им моральный  ущерб.

Судья Алмазбек Калыбаев отказал в  ходатайстве  о допросе самого Атамбаева в суде,так как  на процессе присутствует его представитель, но если будут дополнительные вопросы и представитель не сможет дать ответы, то суд рассмотрит вновь явку Атамбаева в суд.

К тому же суд запретил журналистам вести фото и видеосъемку процесса.

Как сказала нам в интервью Т.Исмаилова, она представила суду итоги аудиторской проверки офиса «Бир дуйно» за последние три года, а также свои награды. «Наши аргументы суду после обвинения президента об отрабатывании нами зарубежных грантов в том, что на нас с Азизой оказывается отовсюду психологическое давление. Это приравнивается к пыткам. Нам стали угрожать. Таксисты, например, стали требовать за проезд оплату в долларах. Требуют взаймы сотни тысяч. А президент вместо того, чтобы защищать наши права, наоборот натравливает на нас общество!» – рассказала Т.Исмаилова.

Суд продолжится 15 июня. Абдирасулова изменила сумму иска с 2 до 10 млн сомов, так как все три ее ходатайства отклонили — о вызове свидетелей, о явке Атамбаева и о запросе в ГРС об имуществе президента.

Соб.инф.

Принятие пакета документов называют «окончанием второго этапа реформирования судебной системы». Чем закончился первый? И каковы перспективы развития системы? На эти и другие вопросы ответила бывший член Конституционной палаты Верховного суда КР Клара Сооронкулова.

— Не так давно бывший депутат парламента Кыргызстана Галина Скрипкина озвучила мнение, что судебная реформа в КР не начиналась. Чем тогда власти занимаются последние шесть лет?

— В Кыргызстане реформа судебной системы превратилась в бесконечный процесс, который не имеет никакого результата и эффекта. Она тянется уже не шесть, а лет 10-15. Сейчас начался очередной этап, он стартовал в 2012 году после широкого диалога в формате международной конференции, где принимали участие представители неправительственных организаций и гражданского общества, в целом, а также судебных органов и госструктур. Разговор получился довольно конструктивный, были высказаны предложения и рекомендации. В августе 2012 года президент издал указ о дальнейшем развитии судебной системы КР. В основу этого указа легли рекомендации, которые выработаны в рамках диалога. Для реализации рекомендаций при президенте создан Совет по судебной реформе. Он и сейчас функционирует.

— Почему совет по реформе создан при президенте, ведь, в отличие от Основного закона 2007 года, конституционных полномочий у главы государства определять политику в той или иной сфере нет?

— Верно, раньше глава государства определял внутреннюю и внешнюю политики. И он мог создавать комитеты и комиссии, разрабатывать стратегические программы и контролировать их реализацию. Сегодня же он не имеет таких полномочий. Однако те процессы, которые должны проходить в стенах парламента, все же осуществляются под руководством президента КР. Поэтому сегодня мы имеем полное право требовать у главы государства ответов на вопросы: насколько эффективны оказались меры по реформированию судов и достигнуты ли цели? Вся ответственность за то, что сегодня происходит в судебной системе, лежит на президенте Кыргызской Республики.

Совет по судебной реформе сформировал семь рабочих групп, которые разработали проекты законов, они уже прошли первое чтение в ЖК и на днях будут вынесены во второе.
Главная задача, которая ставилась, это очищение судебной системы. И действительно, в процессе отбора в суды пришли новые люди. Судейский корпус обновился почти на 70%. Можно сказать, что это существенное обновление. Но тут возникает вопрос, насколько эти новые судьи смогут поднять планку правосудия? Во-первых, оказалось, что большая часть новичков не готовы к процессу, что создало новые трудности, привело к еще большей волоките рассмотрения судебных дел. Во-вторых, в одном из своих выступлений глава государства сказал, что из 250 судей, которые нами отобраны, ни один не замешан в коррупционном скандале, и буквально через два дня судья Ысык-Атинского района был задержан за взятку.

— И это не единственный случай. После вскрылись еще несколько фактов, причем это были судьи, которые только стали служителями Фемиды.

— Потому что сама процедура превратилась в профанацию. Совет по отбору судей в соответствии с Конституцией 2010 года – новый орган. Ранее судьи отбирались комиссией при президенте, соответственно она официально контролировалась аппаратом главы государства. Создание же нового органа стало таким достижением, тем более, что формируется СОС на треть самими судьями, коалиционным большинством и оппозиционным меньшинством с широким участием гражданского общества.

— Что произошло в результате?

— Весь отбор замкнулся на президенте. Решения Совета по отбору судей перестали играть какую-то роль, поскольку отбирал лично глава государства. И даже если по рейтингу СОС претендент стоял на первом месте, глава государства, не объясняя причины, отказывал. Хотя по закону президент должен мотивировать почему, но, как правило, он этого не делал.

Совет по отбору судей на протяжении длительного времени отбирает кандидатов, используя психологические тесты, определяя наличие качеств, которые позволяют претенденту стать судьей. Вот пример, когда президент, даже не побеседовав с человеком, смог определить отсутствие у него воли?! Этот момент вызывает у меня удивление.

— Весь процесс отбора судей сопровождался скандалами и неблаговидными фактами, значит ли, что сам процесс был не отрегулирован?

— Несмотря на то, что СОС придумал всякие процедуры и правила, они не были до конца отрегулированы. Бывший депутат ЖК Токтогул Туманов на заседании комитета как-то сказал: «Все, что делает Совет по отбору судей, не соответствует законодательству, они в обход закона придумали себе правила, то, что должно регулироваться законом, регулируется их внутренними положениями». Думаю, действительно, так и есть. Вся процедура стала обрастать всякими слухами, даже я могу подтвердить, хотя фамилии называть не стану, но знаю людей, которые давали деньги, чтобы пройти этот отбор. Мы не можем сказать, что отбор идет исключительно прозрачно, справедливо и нет коррупционной составляющей, полагаю, она есть и играет самую главную роль.

— Только ли проблема в отборе судей? Или есть другие причины?

— Как театр начинается с вешалки, так и реформа судебной системы – с отбора. От того, каких людей мы назначим, будет зависеть эффект, решения принимаемые ими. Нам достаточно хотя бы 30% получить достойных, компетентных, профессиональных и, как в Конституции пишется, безупречных – одно из главных требований к судье, служителю Фемиды. И тогда можно говорить о результатах реформы.

Есть среди судей честные, но проблема в том, что они попадают в ту же порочную систему. Смогут ли они там выжить? Надо либо идти против системы, либо уходить.

— Значит, надо менять систему, а не людей?

— Надо. Сама по себе система, в официальном виде, никаких особых пороков не таит. Но есть другая – система внутренних коммуникаций и взаимоотношений. Не законодательных, а неофициальных. Элементарно, взять случай: судья рассматривает дело, хочет принять решение на основе закона и уверен, что оно справедливо, но при этом получает указание сверху, что человека надо наказать, добить, то есть посадить. Вот теперь перед судьей выбор – или идешь на поводу тех, кто на тебя давит, или поступаешь в соответствии с законом и своей совестью. Вот этот выбор для наших судей самый сложный. Я пока не видела ни одного человека, который сказал бы, что поступит строго в соответствии с законом даже в том случае, что потеряет должность. И такие случаи были.

— Взять хотя бы вас, за свое особое мнение по биометрике…

— Не только это. По делу бывшего депутата Ташиева двое судей были освобождены от должностей.
— Судейский корпус обновился, реформа ведется, но схемы никуда не делись. Так получается?
— Верно. Если власть не откажется от желания давить, вмешиваться в осуществление деятельности судов, мы никогда не получим справедливое правосудие. Это самая главная задача, которую мы должны решить. Эта мысль, что надо обеспечить реальную, подлинную независимость судебной власти, она идет красной нитью через весь Указ президента и Государственную целевую программу по развитию судебной системы 2014-2017 годов. В рамках программы запланировано 105 мероприятий, которые в течение трех лет планируется провести. Но, на мой взгляд, даже 10% этих мероприятий еще не провели. Сообщать о фактах вмешательства и давления, привлекать к ответственности, уголовной и дисциплинарной, тех, кто вмешивается и давит на судей – это все заложено, выглядит красиво и впечатляюще, а на деле совсем другое. В авторитарных странах власть не заинтересована, чтобы была независимая судебная система, ведь это мощный барьер, шлагбаум на пути к авторитаризму. Им нужна такая, как наша: бессильные, бесхребетные суды, руками которых можно давить оппонентов.

Пока нет политической воли, никакой судебной реформы не будет. Сейчас меняется процессуальное и уголовное законодательство, принимаются новые кодексы. Законы примут, но вопросы продажности судей, независимости и ответственности эти акты не решат. Пусть они даже будут идеальными с законодательной точки зрения.

— Вы говорите о необходимости дать судьям полную независимость. Но не превратится ли независимость во вседозволенность? Где грань ответственности?

— Когда говорим, что суды должны быть подлинно независимы, сразу же возникает вопрос: не станут ли суды без всякого контроля творить что хотят? Мы видим, что независимость используется по-разному — и во благо, и нет. Свобода не означает, что судья абсолютно ни за что не отвечает. Вопрос привлечения к дисциплинарной ответственности решается органом судейского самоуправления — Советом судей. Но мы часто наблюдаем, что совет прикрывает служителей Фемиды, которые кому-то близки, «свои» или нужны системе. Одновременно без установления вины избавляются от тех, кто мешает.

Совет избирается на съезде, и в том, что происходит, как он работает в сложившейся ситуации, виноваты, прежде всего, сами судьи. Совет, как орган судейского самоуправления, призван, в первую очередь, защищать судей, и уже вторым вопросом стоит привлечение к дисциплинарной ответственности. Туда должны быть избраны самые достойные люди, но, как показала практика, из всей судебной системы, в которой состоит более 400 судей, мы не можем набрать 14 достойных кандидатов. Как правило, в СС попадают председатели судов, у которых все административные рычаги. При избрании последнего состава Совета судей высказывались пожелания, чтобы в него не избирались председатели судов. Но опять сформировался совет, который далек от того, чтобы отстаивать чьи-то интересы и не выполнять заказы со стороны властей.

Ответственность на законодательном уровне надо усиливать. Мы говорим, что надо обеспечить баланс между независимостью и ответственностью, но всегда надо исходить из реальной ситуации. В наших нынешних реалиях необходимо немного усилить ответственность судей. Но это может превратиться в рычаг для избавления от неугодных.

— Если Совет судей настолько избирателен и зависим, нужен ли вообще такой орган?

— Есть пороки самой системы. Это отбор и освобождение судей от должности. По международным стандартам и в практике других государств, как правило, эти вопросы решает один орган. Потому что тот, кто назначает, должен и освобождать от должности, и он же нести ответственность за свой отбор.

В Кыргызстане же отбором и увольнением занимаются два разных органа и порядок формирования этих институтов различается. Говорить, что нам Совет судей не нужен, нельзя. Орган, который бы защищал и наказывал, обязательно должен быть. К тому же, СС решает важные вопросы, связанные с бюджетом судебной системы. Нужно лишь избрать туда достойных людей, чтобы они выполняли возложенные на них функции.

Рассуждая о судебной системе, мы постоянно приходим в тупик, который создают объективные и субъективные факторы. Объективно можно сделать идеальное законодательство, но реализация будет упираться в людей – субъективный фактор. Все должно быть системно, комплексно, единственный выход – сделать перегрузку судебной реформы.

— Каким образом?

— Сегодня большой упор делается на техническое и материально-финансовое обеспечение судебной системы. Но это проблему не решит. Внимание уделяется и законодательству, разработаны новые кодексы. Да, это большой шаг. При помощи доноров сделали блестящее законодательство. Но оно требует еще адаптационного периода, чтобы обучить судей и адвокатов. Будет ли оно правильно применяться, решит ли это проблему коррупции, давления на суды? Должны быть выбраны приоритеты. Что должно быть решено в первую очередь и в очень короткие сроки? Ответ – коррупция. У нас есть механизмы, прописан порядок проверки имущества судей, если использовать его, произойдет самоочищение судейского состава. Ни для кого не секрет, что судьи у нас живут очень хорошо. Это видно и из их деклараций, где они смело указывают особняки в 400 квадратов, дорогостоящие иномарки. Служители Фемиды даже не скрывают, потому что знают: никаких последствий это не повлечет.

Кроме того, есть статья 308-1 «Незаконное обогащение» УК КР. Это имплементированная статья 20 Конвенции ООН против коррупции, в 2012 году ее включили в Уголовный кодекс КР. Но у нас она не работает. Используя ее, можно почистить не только судебную систему, но и всю систему государственной службы, всех должностных лиц. Просто должна быть политическая воля тех, кто взял на себя ответственность за судебную реформу.

Беседовала Махинур НИЯЗОВА.

Многие политики, оппозиционные и не только, в последнее время говорят о кризисе. В качестве его симптомов называют социально-экономические проблемы, возникшие трения в отношениях с Россией по поводу строительства гидроэлектростанций на реке Нарын и использования средств Кыргызско-российского фонда, обострение внутренней политической ситуации.

При этом проиcходит своего рода подмена понятий. Очевидно, что например, социально-экономические проблемы — результат не кризиса системы, а смены экономической модели. Это вторая в истории Кыргызстана смена модели. Первая произошла в начале 90-х. Она была ориентирована на переход к рынку в модели развитых стран. Однако этот переход не был завершен именно потому, что система не позволила его реализовать. Было наложено табу на переход преимущественно к частной собственности в таких определяющих областях, как землепользование и энергетика. Земля перешла в частную собственность с существенным опозданием и с существенными ограничениями (не все земли перешли в частную собственность, были ограничения на ее трансформацию, запрет продажи иностранцам, отсутствие (или мизерность) налога на землю). Производственная модель была заменена на торгово-посредническую, и различные услуги населению. Значительная часть (по разным оценкам от 40 до 60 процентов) экономики ушла в тень. Отличительной чертой этой модели была также существенная доля поступлений от трудовых мигрантов и от наркотрафика, криминальной торговли.

Вторая смена модели началась в связи с вступлением в Таможенный союз. Главные ее последствия были предсказуемы, и они уже видны: значительное сокращение торгово-посреднического сектора и падение сельскохозяйственного производства из-за неконкурентоспособности кыргызских сельхозпроизводителей, которые и до этого были маломощными за некоторым исключением, потому что не имели выходов на внешние рынки.

Попытки в этой ситуации найти выход за счет  акцента на сырьевом секторе наталкиваются на политически генерируемый и поддерживаемый ресурсный национализм. И пока не удается найти приемлемую модель согласования интересов инвесторов и местного населения, ресурсных националистов.

Сегодня вопрос в том удастся ли запустить достаточный по мощности производственный компонент кыргызской экономики. Здесь существует несколько моделей, стратегий: от бурного развития малого бизнеса до строительства крупных объектов с привлечением иностранных инвестиций. А также смешанные модели. Но реализация их наталкивается на системные ограничения самой системы госуправления, существующей в стране. Эти ограничения выражаются, прежде всего, в отсутствии заинтересованности государственных регуляторов в развитии бизнеса (как частного, так и государственного), в массовой, повсеместной коррупции, в существовании громоздкой нормативной базы для бизнеса и системе ее администрирования, в заведомо контрпродуктивном подходе государства вообще к поощрению бизнеса. С точки зрения тех, кто хотел бы позитивных изменений в экономике, можно сказать, что вступление в ЕАЭС это большая удача, чем не вступать в него. Удача не в том, что мы получили свою плату за это политическое решение. Наоборот, это сомнительно эффективный способ реконструкции кыргызской экономики. Удача в том, что мы перестаем жить за счет никак не заработанной нами возможности перепродажи китайских товаров, и попадаем, наконец, в реальное пространство глобальной рыночной экономики. И если мы хотим выжить, то должны будем либо нарастить свой экономический потенциал, либо найти еще какую-нибудь не требующую особых усилий от правительства синекуру (что мы, кстати, пока и успешно делаем, выбивая гранты), либо уехать всем отсюда на те рынки труда, где можно будет зарабатывать достаточно средств, чтобы жить и поддерживать воспроизводство кыргызской жизни здесь в Кыргызстане. Своего рода современный вариант оседло-кочевого образа жизни народа. Откочевал — поработал — вернулся, и обратно.

То есть ситуация в экономике — это проблема не кризиса существующей системы, а перехода от одной экономической конструкции к другой. Перехода, который надо было сделать раньше. Перехода, который рано или поздно пришлось бы делать.

Естественно, что оппоненты президента Атамбаева пытаются поставить ему в вину этот, как они говорят «системный кризис». Только слепой может не заметить, что формирование в обществе «кризисных» настроений непосредственно связано  с двумя событиями: итогами прошедших выборов в Жогорку Кенеш и предстоящими президентскими выборами.

С итогами выборов потому, что ряд политиков оказались вне парламента и вынуждены искать другие способы политического действия. А с предстоящими президентскими выборами — по той причине, что всем тем, кто намеревается вступить в борьбу за президентское кресло (кроме креатур самого президента) хочется снизить степень его влияния на результаты этой борьбы. Да и на протестном поле играть в политике всегда легче.

Между тем, никакого системного кризиса в стране нет. Наоборот, существующая система только укрепляется.

С какой системой мы имеем дело спустя четверть века после обретения независимости? Можно назвать ее характерные черты. Прежде всего, это формальность, отчужденность существующей государственной машины, как впрочем, и других субъектов общественного управления, таких как местное самоуправление, гражданское общество, от самого общества.

Вторая существенная характеристика — квазизаконность, видимость законности, существование параллельного, неписанного права, решение всех вопросов в неправовом порядке. В этой системе отсутствует политика и отсутствуют политики, политические организации. Вместо борьбы политических идей мы видим борьбу интересов клановых групп. При этом с электоратом поступают двумя способами: его обманывают ничем не подкрепленными обещаниями различных «пряников» или покупают.

Естественно, что в таком обществе царит общественное лицемерие — противоречие между провозглашаемой и реальной системами нравственных ценностей и норм.
При этом надо подчеркнуть, что существующая система обладает очень высокой жизнеспособностью и сопротивлением системным инновациям. Мы убедились, что две революции оказались недостаточными для ее изменения.

Конституция 2010 года с ее наивной надеждой ввести парламентаризм, объявление борьбы с коррупцией в качестве важнейшей задачи, — это еще одна попытка изменить существующее положение дел. Но вся проблема в том, что меры, которые реализуются после 2010 года, исходят из стратегии не кардинальной смены, а модернизации, улучшения существующей системы. Президент Атамбаев совершенно искренне и убежденно полагает, что достаточно изменить некоторые негативные феномены в существующей системе и все изменится. Когда-то в начале его президентства, автор этих строк назвал его романтиком. Он и сегодня остается убежденным, что достаточно, скажем, победить коррупцию и все поменяется, или призвать к единству нации и страна станет другой.

Мы не можем отказать ему в том, что для этого улучшения он прикладывает немало усилий. Не припоминаю такого явления при предыдущих президентах, чтобы каждый день появлялись сообщения о задержаниях за взятки тех или иных чиновников: от самого низа до самого верха. Это факт. И факт то, что многие участники традиционных схем взяточничества начинают бояться. Именно Атамбаеву принадлежит и другой феномен: беспрецедентное увеличение внешней финансовой помощи. Я не имею в виду кредиты, а говорю о безвозмездных финансовых вливаниях. Начиная с тех 500 (186 и 300) млн, которые мы теперь не должны платить по долгу России, и кончая созданием Кыргызско-Российского фонда, который мы не смогли пока эффективно использовать, но еще можем. Если посчитать сколько казна получила от работы Кумтора и сколько получено грантовых средств, то Атамбаев в этом в добывании средств для страны сработал как 5 Кумторов. Да, многим не нравится, что мы вынуждены просить деньги. Но когда речь идет о выборе между гордостью и голодом, то все гораздо сложнее.

К сожалению, мы не видим, чтобы и оппозиция власти хотела существенных изменений. Когда Атамбаев говорит, что оппозиции нет, он прав. Но прав только наполовину. Ее вообще никогда в стране не существовало. Это касается и членов временного правительства, которые пришли к власти в 2010 году. Оппозиция в Кыргызстане паразитирует на ошибках власти и существует ровно в той степени, в которой власть совершает эти ошибки.

Никогда люди, группы, организации, называвшие себя оппозицией, не выдвигали никакого альтернативного образа будущего. Нельзя же всерьез считать альтернативным проектом текебаевскую конституцию. Мы все сейчас видим, что это была не более чем одна из модернизаций существующий системы. Не случайно она так легко выгнулась под президента.
И сейчас люди, которые называют себя оппозицией, будь-то парламентской, либо внепарламентской, не предлагают обществу никакого проекта будущего. Все что они делают — это формируют пакет люмпен-социалистических требований, обильно приправленных ресурсным национализмом.

Какую-то видимость альтернативы пытается представить либеральная часть РАЖ, накаченная за счет «Реформы». Но и это скорее умозрительная оппозиция, потому что понятно, что это не про Кыргызстан. Либерализм, как показывают многочисленные исследования в постсоветских обществах весьма мало популярен. И в реальной политической ситуации либералы превращаются в тех же люмпенов. Вот сейчас, например, они, по логике своей позиции, должны выступить против требований, которые выдвигают оставшиеся без депутатских мандатов «оппозиционеры» — по Кумтору, по тарифам, по страхованию. Но они молчат и более того, даже готовы поддерживать эти митинги.

Поэтому, когда мы пытаемся понять: как поменять систему, как в конце концов двинуть страну, у меня нет никакой надежды на нынешнюю оппозицию. И это даже не зависит от персоналий, которые тоже вызывают много вопросов в обществе.

Получается, что все эти революции-перевороты, являются не более чем своего рода списанием долгов системы, выпусканием пара, видимостью обновления. И это означает, что никаких изменений не будет и что нас может ждать бесконечная череда переворотов. Это просто некоторая форма существования системы.

Мы должны осознать, что реальные проблемы страны формируются в другом месте и они не решаются путем улучшения действующей системы и не решаются путем политических переворотов и революций. Перевороты и революции нужны в сознании людей, их представлениях о будущем, их идеологическом контексте. И это, прежде всего, вопрос о национальном самоопределении.

(Из выступления в группе «Национальный интерес»).

Продолжение следует.

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев на прошлой неделе побывал с официальным визитом в России, где встретился с Владимиром Путиным. Сразу после возвращения главы государства в Бишкек стало известно, что Москва выделит КР $30 млн на строительство социального жилья для военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов КР, а также «на покрытие финансового разрыва в республиканском бюджете».

Известно, что после денонсации соглашения о строительстве Камбар-Аты и Верхненарынского каскада ГЭС, отношения между стратегическими партнерами КР и РФ охладели. На фоне ухудшающейся экономической ситуации после вступления Кыргызстана в ЕАЭС, обострились и антироссийские настроения в кыргызском обществе. Заговорили даже о разрыве отношений.
Подогревалось все упорными слухами о том, что во время предыдущего визита, в декабре 2015 года, Владимир Путин отказался принимать Алмазбека Атамбаева, тем самым, дав понять, что «я обиделась». Чем грозит обида Кремля, КР уже наблюдал – в 2010 году.

Ситуацию подхватили: в соцсетях активно стали распространять ролик о том, что «Атамбаев – агент турецкой разведки». Аналогичные видеосюжеты крутили и перед апрельской «революцией» 2010 года. Началась информационная война? – забеспокоились в КР.

Нынешний визит предполагал расставить точки над i, быть или не быть нам вместе. 2 марта Путин принял Атамбаева. Как позже передавала пресс-служба главы КР, российский президент отметил, что «рад возможности обсудить основные направления дальнейшего взаимодействия». «Нет необходимости говорить о характере наших отношений. Кыргызстан – наш надежный партнер, с которым у нас складываются действительно стратегические отношения. После вступления Кыргызстана в Евразийский экономический союз возможности для сотрудничества увеличиваются. Думаю, это будет отражаться не только на показателях, но и на реальной жизни, на развитии наших экономик, социальной сферы», – цитирует Владимира Путина аппарат президента КР.
«В свою очередь Алмазбек Атамбаев заявил, что рад возможности обсудить актуальные вопросы кыргызско-российского сотрудничества. «Между нашими странами не только крупные торгово-экономические отношения – мы в первую очередь стратегические партнеры», – передает слова главы страны его пресс-служба.

Сразу после визита эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов в интервью кыргызской службе BBC заявил, что «этот визит нужен был и России, и Кыргызстану». «Руководству России он был нужен для того, чтобы каким-то образом сгладить тот негативный шлейф, который остался после денонсации кыргызско-российских соглашений по строительству Камбаратинской ГЭС и Верхненарынского каскада. Известно, что в Кыргызстане это произвело весьма значительный эффект и сильно подорвало авторитет Москвы. Поэтому, конечно, в Москве были заинтересованы в том, чтобы каким-то образом нивелировать информацию, пообещав дальнейшую помощь. Нужно было показать, что Россия относится к Кыргызстану как к своему близкому партнеру, которого не оставит с большим количеством проблем. Кыргызскому руководству может быть еще больше нужно было выяснить отношения с Москвой. Потому что Бишкек по-прежнему рассматривает Кремль, как главного гаранта — геополитического, военного, социального (учитывая огромное количество мигрантов)».

Отчасти с Дубновым согласен и кыргызский эксперт Григорий Михайлов, но считает, что российский политолог слегка преувеличивает «степень величины качелей в отношениях КР и РФ». «Да, отношения между Россией и Кыргызстаном переживают не лучший этап. Собственно, таких не лучших этапов были десятки, но я не вижу в них критических проявлений, чего-то уж очень плохого, означающего полный разрыв. Поскольку идет экономический кризис и у РФ денег становится меньше, как и у самого КР, тут стали меньше зарабатывать, причем помешали не некие внешние факторы, а собственная глупость и нерасторопность чиновников, обострился вопрос финансирования. Когда денег мало, конфликтов, как между государствами, так и внутри, становится больше. Начинаются разборы полетов, как тратятся те деньги, которые раньше никого не интересовали. По сути, идет процесс притирки в новых реалиях, когда приходится экономить и задумываться об эффективности трат», – отмечает Михайлов.

Он подчеркнул, что КР нуждается во внешней помощи, поскольку страна себя полностью не обеспечивает и, при этом, не особо экономит. «Несмотря на заверения о том, что количество чиновников будет уменьшено и затраты на содержание госаппарата срезаны, этого не происходит. А если ты не экономишь, а деньги заканчиваются, надо брать в долг или просить о помощи, чем Кыргызстан и занимается», – говорит Григорий Михайлов.

Такие просьбы, напоминает эксперт, глава государства адресует не только к Москве, а колесит по миру – Китай, США, арабские страны…

Оппозиционный журналист Шаирбек Маматокторов напротив считает, что последний визит «никак не повлияет на уже системное и естественное охлаждение кыргызско-российских отношений». «В ходе встречи и по ее итогам не подписано никаких документов и соглашений. И визит Атамбаева выглядит как «разговор по душам». Это означает лишь одно – Кыргызстан и Россия пришли в тупик в своих экономически-политических отношениях», – считает он.

«Наобещав столько экономических преференций, российская сторона просто их не выполняла. Жить на обещания невозможно и срочные экономические трудности страны заставляют Алмазбека Атамбаева перед народом каким-то образом отчитываться. А ему сказать просто нечего было и он вынужденно пошел на денонсацию соглашений с РФ. Все под давлением общественности, в котором растет протестное настроение. Правительство, по сути, ничего не делает, и не сможет сделать в сложившийся ситуации, поскольку полностью зависит от российской стороны. В самой РФ ныне глубокий экономический и политический кризис. В условиях жесткой экономии и сокращения бюджета Россия просто не состоянии выполнить условия соглашений в гидроэнергетическом секторе и в формировании кыргызско-российского фонда развития», – отмечает Маматокторов.

Он подчеркивает, что «даже те 500 млн долларов, выделенные РКФР, сейчас находятся на счетах российских финансовых структур и скорее всего нам они не светят в обозримом будущем». «А выделенные $30 млн – просто «подачка», это даже оскорбительно для целой страны, пусть и небольшой. Такие моменты и влияют на отношения «стратегических партнеров» крайне негативно. Тем более, мы в преддверие 100-летия массового переселения кыргызов в Китай, в результатеуничтожения мирного населения карательными отрядами российской империи. Недовольство многих кыргызстанцев, которых не устраивает чрезмерная пророссийская политика руководства страны, вполне обоснованно. Понятны и возмущения Атамбаева, который даже в конфликте с Турцией, с которой наша страна в братских отношениях, занял сторону России. Атамбаев считает, что достаточно «послужил» старшему брату и чем мог помог в годы своего правления. И, разумеется, хочет в конце концов выполнения обещаний или их части российской стороной. Атамбаев чувствует, что его геополитические ориентиры себя не оправдали и во внутренней политике он понес ощутимые потери. В таком свете, действия «другой стороны» в лице Америки, обретет форму угрожающего фактора», – считает Шаирбек Маматокторов.
От градуса отношений между КР и РФ зависит насколько жаркой будет весна в нашей стране. Эксперты, считают, что очередного госпереворота экономика не выдержит. Не нужно это обострение и России. Получается, оттепель выгодна всем. Не обманчива ли она?

Махинур НИЯЗОВА.

Весна не за горами, а в Кыргызстане уже жарко. И речь не об аномально теплой зиме, которая только вчера порадовала нас снегом.

Ситуация накаляется, причем складывается ощущение, что делается это намеренно. И складывается ощущение, что «поджигатель» – правительство, верней его глава Темир Сариев. Иначе не объяснишь инициативы кабмина, которые в обществе уже нарекли «антинародными».

С сегодняшнего дня в стране стартует страховая кампания. В обязательном порядке все владельцы жилья должны застраховать свою собственность. Плата за страховку дома/квартиры в городах составит 1,2 тысячи сомов в год, в селе – 600 сомов в год, независимо от площади жилья. Суммы вроде бы и незначительные, но учитывая и без того мизерные пенсии и зарплаты бюджетников, в частности учителей и врачей, а также кризис, который стал более ощутим после вступления КР в ЕАЭС, это существенно ударит по карману каждого второго кыргызстанца. К тому же сомнительное начинание вызывает массу вопросов. Не факт, что страхователи получат деньги, если их жилище пострадает в ЧП.
Ведь закон, при его тщательном изучении, направлен лишь на опустошение кармана налогоплательщика (об этом мы писали в №26 газеты от 3.12.15г. «Страхуй – не страхуй, все равно получишь…»), но никак не защищает его от несчастного случая.

Еще больше недовольства в обществе вызвал закон об ОСАГО (обязательном страховании автогражданской ответственности). Он также вступил в силу с февраля. Но введение штрафов за отсутствие страховки правительство решило отодвинуть. Народ в гневе страшен. А инициатива грозила вылиться в массовые акции протеста. Ведь в отличие от жилья, за машину полагается выплачивать 2,5-3 тысячи в год.

Это не считая дорожного налога и иных выплат. Машина в КР вновь станет роскошью, а не средством передвижения?

По сравнению с этими «обязаловками», введенные в свое время Бакиевыми 60 тыйынов за соединение, кажутся детской шалостью. А ведь это, как говорится в материалах уголовного дела по апрельским событиям, стало одной из причин «революции» 2010 года, когда прежнюю правящую семью выгнали и привели к власти временщиков, в том числе нынешнего главу государства.

Кроме прочего, основным фактором, приведшим к народному восстанию шесть лет назад, называют повышение тарифов на коммуслуги и электроэнергию. На днях в правительстве заговорили об очередном подорожании электроэнергии. Счета за свет и без того вызывают нарекания, неоднократно граждане выявляли в них приписки. А сколько еще не выявили?! К тому же правительство ввело ограничения и постоянно, со ссылкой на некие аварии и сбои энергетики, обесточивают целые районы в городах. Про пригород и говорить не стоит. Жители сельской местности часами сидят без света. Но в Минэнерго клянутся, что никаких веерных отключений не вводили.

На заседании профильного парламентского комитета на прошлой неделе вновь подняли вопрос о ценах за свет. Заместитель министра экономики Нурлан Садыков заявил, что повысить тарифы на электроэнергию придется, если Жогорку Кенеш не спишет налоги ОАО «Электрические станции». Соответствующие поправки он предлагает внести в Налоговый кодекс КР и в дальнейшем также освободить от налогов на «земли, занятые стратегическими объектами, используемыми для выработки или передачи электроэнергии, включая земли, являющиеся зоной затопления их водохранилищами».

«В этот перечень подпадают все семь имеющихся в КР ГЭС, которые занимают на сегодня около 35 тысяч гектаров. Налоги по ним с 2009 года составили почти 6 миллиардов сомов. Так как ОАО «Электрические станции» является заведомо убыточным предприятием, дефицит которого составляет почти 8 миллиардов сомов, выплатить эти 6 миллиардов оно не сможет. А потому эта сумма может быть включена в конечную цену электроэнергии, то есть это ляжет на плечи налогоплательщиков», – грозится чиновник.

Подобные запугивания со стороны правительства не впервой. Так называемые ширшовские схемы все еще действуют и нынешней власти они пришлись весьма по вкусу. Отказываться от них никто не хочет. Воздушные киловатты, мертвые души, приписки – все это на заре правления временщики обещали искоренить. «Никогда цены поднимать нельзя, потому что грех… Народу будем отдавать только дешевую энергию, потому что у нас только народ. Больше того, хотя мы снизили тарифы, но эти компенсации бюджетникам, пенсионерам по 200 сомов мы оставили, потому что для них это деньги», – говорил Алмазбек Атамбаев в 2010 году.

По вкусу пришлись седьмому этажу и методы Жаныша Бакиева. Тот прибегал к самым грязным способам устранять политических оппонентов. Разоблачительные видео об оппозиционерах – стало визитной карточкой тогдашнего главы СГО. Эти методы взяли на вооружение и нынешние власти. На днях в интернете распространили ролик из спальни журналиста Адилета Айтикеева. Таким же способом устранили муфтия Рахматулла Эгембердиева, он был вынужден подать в отставку из-за секс-скандала. Ранее подобные приемы использовали бакиевские: самым громким получился скандал с Омурбеком Текебаевым.

Заигравшись в шпионские игры, власти абсолютно не интересуются жизнью простых людей. А их положение сегодня не из лучших. Многие предприниматели терпят убытки и виной тому не «глобальный кризис», как преподносят кыргызстанцам белодомовские чиновники. В мире кризиса как раз таки нет. Он только на территории Евразийского экономического союза (ЕАЭС), куда нас затянуло нынешнее правительство.

Туже петля затягивается и на «шее» крупнейших рынков в Центральной Азии – «Дордоя» и «Кара-Суу». Ряды пустеют, а торговцы и владельцы контейнеров подыскивают себе новые места работы. Тысячи семей фермеров остались у разбитого корыта, поверив властям, которые до вступления в союз кормили их байками о возможностях сбыта товара на огромной территории ЕАЭС. В итоге Минсельхоз был вынужден признаться, что «фермеры прогорели». «В 2015 году они выращивали картошку на ожиданиях вступления в ЕАЭС и экспорта в страны союза», – сказал министр сельского хозяйства и мелиорации КР Турдуназир Бекбоев. Но ожидания не оправдались.

«Фермеры плакали, продавая картофель по 5-7 сомов. А министерство сельского хозяйства сообщает, что из-за рентабельности в текущем году площадь посева будет увеличена на 2 тыс. гектаров. На чем строились планы министерства?» – спросили его депутаты. Что ответить, чиновник не нашелся.

Между тем, недовольные действиями властей сельчане выходят на митинги. Вчера акция протеста прошла в Аксыйском районе Джалал-Абадской области. Пять требований выдвинули сельчане правительству, среди которых снижение тарифов на электроэнергию и отмена страховок.

На днях также истекает срок, отведенный правительству нарынчанами. В конце января они тоже вышли на митинг, требуя пересмотреть тарифы на электроэнергию, не отменять доплаты за высокогорье и отменить ОСАГО. Кроме того, они возмущены денонсацией соглашения по строительству Верхненарынского каскада ГЭС. Больше ста человек участвовали в акции протеста на главной площади Нарына. С ними встретились представители местных органов власти и убедили, что все их чаяния будут услышаны в «Белом доме». Нарынчане дали властям срок до 10 февраля для выполнения их требований. Иначе они намерены собраться на новую акцию протеста, где участвовать будут уже несколько тысяч человек.

Аховой остается и ситуация со свободой слова в Кыргызстане. Лояльность СМИ окружение Атамбаева добивается теми же методами, что и прежние власти: одних купили, других задавили многомиллионными исками. «Фильтровать базар» призвал журналистов Алмазбек Атамбаев, однако сам же своему совету не следует. Чиновники его аппарата тоже налево-направо клеймят представителей СМИ «пробакиевскими», «защитниками кримавторитетов». Но доказательств своим словам общественности не предоставляют.

Об ухудшающейся ситуации с правами человека в своем докладе пишет и международная организация Human Rights Watch. «В последнее время усилилось давление на свободу слова, а на некоторых журналистов за критичные статьи о власти налагаются крупные штрафы», – отмечается в документе. В нем также говорится о гонениях на оппозиционных политиков, правозащитников и адвокатов. Но власти упорно закрывают на это глаза. Но сколько не говори «халва», во рту сладко не становится.

На своей итоговой пресс-конференции в декабре 2015 года президент страны Алмазбек Атамбаев на вопрос о надвигающемся кризисе, а также подорожании услуг и введения дополнительных «обязаловок», которые могут повлечь народное недовольство и акции протеста, занервничал и заявил: «Ни ты, ни Бакиевы не дождетесь!»

Весной, как прогнозируют эксперты, кабмин уйдет в отставку. Это, предполагают, в «Белом доме», немного снизит накал страстей. Но сделать из Сариева козла отпущения своих грехов президенту Атамбаеву вряд ли удастся. Переводить стрелки то на ЖК, то на правительство, периодически кивая на прежнюю власть, дескать, это из-за них все проблемы в стране, вряд ли долго удастся.  Очевидно, что нет.

Махинур НИЯЗОВА.

— Рина, так давно не встречались. А ведь помнится, как мы воевали с акаевским режимом. Но ничего не изменилось. Ситуация со свободой слова становится все хуже и хуже. Ты видишь, какая шумиха развернулась вокруг Союза журналистов? Власть вдруг озаботилась концепцией информационной политики в стране. К чему все это?

— Отслеживаю ситуацию. Вообще не верю в чудесные совпадения. То, что внезапно, на пустом месте, возникла идея реанимировать Союз журналистов, неживой последние пятнадцать лет, и мгновенно в верхах созрела мысль родить концепцию информационной политики государства, убеждает лично меня в том, что идея с возрождением СЖ была вброшена с 7 этажа БД. Это не сам человек жил себе, не думал ничего реанимировать, а потом упал с тумбочки и заявляет: желаю возродить Союз журналистов! И башталось, как говорят на Фейсбуке. То есть, началось стихийное брожение умов, все журналисты, недожурналисты и околожурналисты немедленно и страстно захотели вступить в СЖ. Скорее всего, это будет мертворожденная организация, подобная давно почившей в бозе структуре Союза журналистов за которую ее председатель Султанбаев держится уже 15 лет. Что он там делал все эти годы, непонятно, но уходить сначала категорически отказался. Однако позже, видимо, объяснили по-хорошему, и он обещает отчитаться. Срок себе назначил три месяца, если не ошибаюсь. За что? Какую такую сумасшедшую деятельность союз осуществлял последние полтора десятка лет в строжайшей тайне от журналистов? Кстати, срок родов у инициаторов создания Концепции информационной безопасности КР запланирован на тот же период, что и вышеназванный отчет.

Для меня все это не случайно. Журналистов окружают со всех сторон. Мне самой ничего не угрожает, много лет кошек пасу, практически не пишу. Синдром эмоционального выгорания после того, как нас замордовали большие любители свободы слова, обладающие, благодаря близости к телу хозяина БД, большой властью. Поэтому я и писать не хочу, и читать не хочу.
Думаю, что нынче все засуетились неспроста, нужно срочно опутать журналистское сообщество по рукам, по ногам изобретенными правилами. Журналисты должны построиться рядами и с пионерской речевкой ходить вокруг властных структур и обеспечивать информационную безопасность государства. Много было раньше всякой бумаги – уставы, этические обязательства журналистов. А по сути, журналист должен соблюдать очень простые правила: быть честным, оттачивать профессионализм, по возможности, не ошибаться. Не выполнять заказов. И все, не надо ничего выдумывать.
Ты же понимаешь, в этой концепции будет преамбула: бла-бла-бла о том, какая свобода слова царит в Кыргызстане! Мы просто впереди планеты всей в масштабах Центральной Азии. Обязательно с Узбекистаном сравнят. Или, там, с Зимбабве. И выйдет, что у нас по-любому лучше. Мы-то, битые газетные волки, знаем, с чего все начиналось, и видим, к чему пришли сейчас. Все делается для того, чтобы изгнать профессионалов и удушить журналистику. Но я смотрю, как радостно молодые коллеги заглатывают голый крючок, без наживки, и не пойму, чего они хотят: стать элитой, объединить усилия в борьбе за свои права, получить льготы и бонусы? Никто из них никого не слушает, кроме себя, а какая цель у инициаторов, неизвестно. Разработали план – детальные подходы к созданию нового СЖ, а с какой целью? Коли уж так резво начали разрабатывать концепцию информационной безопасности, вижу, что цель одна: навязать СМИ полный контроль.

— А так резво взялись, что, кажется, их прямо усаживают в мягкие кресла.

— Кресла, да… а потом начнется награждение непричастных и наказание невиновных. Это у нас всегда так. Я никогда не была членом Союза журналистов, не состояла ни в одной партии. Это мне совершенно не мешало работать так, как считала правильным.

— Я пошла туда для того, чтобы понять, для чего им это нужно. И поняла, что это абсолютно организованная группа, которой дали карт-бланш. Давайте, вы отнимите Союз журналистов, а потом мы вас приобщим к государственной информационной политике.

— Медали навесят, премии раздадут, в командировки за бугор прокатят…

— А по большому счету речь идет о том, чтобы красиво уйти, и Фарид Ниязов видимо пытается обласкать журналистское сообщество, чтобы потом никто в его шефа не кидал куски грязи. Ну и подготовка к предстоящим президентским выборам. И СЖ, как юридическая организация, работая на Белый дом, будет со своим мнением выглядеть весомо.

— Главное лицо государства уже действительно пора очищать прежде всего от его собственных заявлений. Лицо много чего наговорило. Это уж года полтора-два назад началось. Первое обвинение против журналистов позвучало так: в страну не идут инвесторы из-за негативного впечатления от публикаций в СМИ. Именно так: не из-за плохой работы правительства, не из-за того, что коррупция кругом дикая, — нет, это журналисты виноваты. В прошлом апреле в своем выступлении на площади президент пожалел, что у нас не ввели люстрацию, как на Украине. И что надо бы выслать из страны политиков, издателей и журналистов. (Напомним, если больше некому: Конституция КР запрещает высылать из Кыргызстана граждан Кыргызстана). Потом на Иссык-Куле на встрече с прессой прозвучали такие пассажи, стыдно было смотреть по телевидению и слушать…

— «Я бы вас замочил, да не могу».

— Нынче мочить не будут, будут душить в объятьях. Это более изощренный подход. Еще и поцелуют в макушку до крови. Потому что теперь надо репутацию восстанавливать. А ведь раньше совсем иной был человек, мы с ним дружили. Он нас спасал от акаевского беспередела — «МСН» сидела у него в «Форуме». Когда А.Атамбаев баллотировался в президенты, он пришел к нам, и «Вечерка», «Жаны Агым» и «МСН» охотно поддержали его. И вдруг на глазах происходит полная трансформация личности. Некоторые жалеют: может быть, виновато окружение? Но как человек, который не может справиться со своим окружением, может эффективно руководить страной. У нас были прецеденты, результаты налицо. Ты права, сейчас верхам надо так подлакировать действительность, чтобы уйти красиво.

— Это надо было 25 лет нам прожить, чтобы начать опять с информационной политики. С полки какой-то пыльную папочку достали и давай ее перебирать.

— Потому что надо как-то обозначить участие государства в процессе. То есть давить так, как «Вечерку» и А.А.Кима в прошлом году через суды, заставлять судей принимать преступно незаконные решения, отнимать чужую собственность уже нельзя. Нужно создать под занавес впечатление о заботливой власти, принимающей самое активное участие в обеспечении свободы слова в стране. Подкладка под концепцией будет, скорее всего, вдохновенной одой свободе слова с акцентом на третьем президенте. Да, мол, у него была душевная боль, он мог не сдержаться, но, тем не менее, желает прессе только добра. А потом начнется закручивание гаек нежными пальцами главы президентского аппарата Фарида Ниязова. Ребята не успеют понять, что они попали в мышеловку, где сыра-то нет. Вернее, есть, но очень мало, всем не хватит.

— Я спрашивала ребят из инициативной группы, кто-нибудь против преследования, за свободу слова выступил? Статью в прессе написал, на суд по «Вечерке» ходил? В ответ было что-то невнятное. Что у нас вообще прошло с кыргызской журналистикой, можешь сказать?

— Кризис жанра, профессиональная деградация. Журналистов, которых можно привести в качестве примера, человек двадцать-тридцать. А в СЖ желают попасть сотни. Очень много заколосилось вокруг разнообразных изданий. Хозяин создает СМИ, СМИ обслуживает хозяина.

— Такой бизнес.

— Да, и не нужно никакого профессионализма. Тебе все скажут, даже «рыбу» за тебя напишут. Ты должен только подписаться. Идет девальвация духовных ценностей. Людям не стыдно продаться. Не стыдно взять за материал деньги. Здесь, конечно, еще и всеобщее обнищание сказывается. Нет любви к своей работе. Ты сидела в тюрьме, мою дочь избили до черепно-мозговой травмы. Так мы работали. А сейчас журналистам в массе даже ничего не угрожает. Мы ведь не имели никакой защиты, «крыши», опирались только на Основной закон страны, в котором прописана свобода слова.

— Я возобновила газету, только потому что в прошлом году нависла угроза закрытия «Вечерки». На русском языке местных изданий становится все меньше и меньше. И целое поколение русскоязычных кыргызстанцев остается без информации о том, что происходит в стране. Что вообще происходит с русскоязычной журналистикой?

— Русскоязычная журналистика разошлась по московским квартирам. «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Мегаполис», «Аргументы и факты». Они дистанцировались от нашей жизни. Не нарываются на скандалы. Для нас было важно, чтобы люди знали правду. А сейчас СМИ вроде и не врут, но и всей правды не говорят. Есть и продвинутые издания, например, «МК» в Кыргызстане». Но и они зависят от московских шефов. А в основном журналисты озабочены только выживанием, чтобы их от теплой печки на мороз не выкинули. Тут еще «Российскую газету» стали так продвигать отчаянно, на юге чуть ли не из-под палки заставляют подписываться.

— А ты не чувствуешь прессинг пропаганды через российские каналы ТВ?

— Нет. Я смотрю телевидение очень избирательно. Есть программы, которые мне интересны. Не идеологизированные передачи. Не заглатываю, как акула, все подряд. Разумеется, отслеживаю и основные политические новости, но стараюсь отслеживать альтернативное освещение событий. Кстати, оппоненты друг друга стоят. Чтобы сейчас противостоять российским каналам, надо чтобы наше телевидение было конкурентоспособным. А пока сплошная конъюнктура. Возьмем хотя бы получасовой фильм, запущенный в прошлом году. Где Александра Александровича Кима представили почти что врагом народа, причем на фоне злобных террористов. А меня — на фоне Максима Бакиева, имея в качестве доказательства одну крошечную информацию о создании ЦАРИИ.

— На русском языке? По КТРК?

— Да, а потом вообще по всем каналам прокрутили. На youtube вывесили. Обвиняли во всех смертных грехах, оболгали, извратили все факты. Ловко сфабриковали, чувствовалась рука профессиональных интриганов.

— Так это же дело рук Белого дома. Целый фильм снять, это сколько же денег и фантазии надо!? Такой фильм – это и есть их государственная информационная политика.

— То же самое будет и дальше, но уже никто не скажет, что это Белый дом. Ежели что, все свалят на Союз журналистов, мол, это там самостоятельно приняли решение… Президент уже обращался к журналистам, мол, что же вы все негатив да негатив пишете, давайте больше позитива. А Сариев вообще сказал, что народ стал больше доверять власти. Откуда такая железобетонная уверенность? Темир Аргембаевич, вы вообще проснитесь. Кому вы это пытаетесь внушить? Правительство само трясется от каждого своего необдуманного жеста. Раз — вводим ОСАГО. Народ в крик: а-а-а! Ладно, отложим ОСАГО. Уберем праворульные такси. Водители: у-у-у! Тихо, тихо, можете пока поездить. Политика по изъятию денег из кармана граждан напоминает манипуляции Остапа Бендера, знавшего 400 способов сравнительно честного отъема денег, но он не знал про ОСАГО. Наши и его превзошли, но как только они понимают, что слишком глубоко запустили лапу в карман граждан, что это чревато трагическими последствиями вплоть до пинков под зад, немедленно отскакивают на исходные позиции. И это называется доверием народа? Концепция же, явно, должна стать инструментом зомбирования населения через послушные СМИ. И те, кто вольется в Союз журналистов, возьмут на себя соответствующие обязательства, только так.

— Конечно, наши коллеги журналисты стали совсем далеки от отстаивания свободы слова. Что-то я не помню, чтобы они присутствовали на судебных процессах против
«Вечерки».

— Да, наши суды проходили даже без нас. Все процессуальные нормы были попраны. Я уже не говорю о Конституции, законах. Источники из судебных кабинетов интимно, в приватных разговорах, честно признавались: да, нам так велели сверху.

— Это какое-то дежавю. Помнишь, после 1997 года как начались судебные преследования, так и прокатились по нам на полную катушку.

— А потому что в закон протащили изменения, которые отменили установленные крошечные судебные пошлины и незначительные суммы штрафов с физических лиц. Но Акаев в 1994 году во время поездки в Париж выступил там в Национальной библиотеке и впервые озвучил мысль об ответственности журналистов, а далее этот справедливый по сути лозунг трансформировался в средство выкручивания рук неугодным журналистам. О. Текебаев попытался протолкнуть закон о том, что все равны, а депутаты и министры равнее, но мы тогда подняли большой шум, и проект в ЖК не поддержали.

— Но знаешь, когда они поняли, что сажать журналистов не популярно, то они задавили нас денежными штрафами. Только я заплатила по искам к газете Res Publica в те годы больше полумиллиона сомов. По тем-то деньгам.

— Брать с журналистов можно любые деньги, правда, теперь это уже миллионы за одну только публикацию. А на «МСН» тогда висело 53 уголовных дела. Госсекретарь О.Ибраимов призывал всех подавать иски против нас, собрал на совещание авторитетную интеллигенцию, где один народный писатель и один заслуженный врач рекомендовали Приживойт утилизировать, а газету порвать на мелкие кусочки.

— Но больше всего меня убивает, как нынешняя власть наступает на те же грабли. Тогда, в 2000 году рейдерским захватом Адиль, зять Акаева, забрал «ВБ», а эти отняли полностью и еще навесили долг.

— Что ты, по сравнению с нынешними, Адиль был еще приличный человек. Он 49% акций А.А.Киму оставил. А вторую половину акций приобрел у Рябушкина, что подтверждают нотариальные документы. А теперешние суды, не глядя на доказательства, не отменив решения прошлых судов, отнимают все имущество, все акции и щедро дарят их как бы несчастному Рябушкину, но из-за его плеча отчетливо торчат уши теперешних хозяев-беспредельщиков.

— А главное, что за нами никто не стоял, не было хозяев.

— Это потом стали говорить, что мы на американские деньги газету выпускаем. Но это ведь случилось тогда, когда у нас «Вечерку» отобрали в 2000 году.

— И если помнят, вы одно время выходили под логотипом Res Publica. Мы вас так приютили у себя на какое-то время.

— Да, именно тогда и приехали в Бишкек представители американского фонда и предложили профинансировать другую газету. Так, путем сложных превращений, закрытий и переименований появилась «МСН». А что оставалось делать — ждать, когда нас уничтожат и лишат профессии? Поэтому от нынешних действий я не жду ничего хорошего, кнут и пряник для усмирения журналистов будут прописаны в Концепции информационной политики КР. И все отправятся по известному адресу, который им укажет Фарид Ниязов.

Мы с тобой назвали сейчас два момента – или это подготовка к президентским выборам, или создание условий для того, чтобы уйти прилично. Есть третий момент: надо изо всех сил помогать правительству поддерживать, не скажу, реноме, но приличное выражение лица. Ведь социально-экономическая ситуация настолько критическая, что исполнительной власти тоже необходимо опереться на костыль СМИ.

— Все институты государственные находятся в критическом состоянии. Парламент не успел усесться, как себя по уши дискредитировал, о судебной системе и говорить
не приходится.

— То есть государственные структуры разваливаются на глазах. Доверчивый народ столько лет ждал улучшения жизни, а тут мало жулья во всех углах, так еще кризис навалился. И непонятно, каким образом наши власти надеются преподнести себя обществу хотя бы в минимально пристойном виде. Не иначе как благодаря косметическим процедурам по очистке политического лица посредством СМИ. Но тут вряд ли даже пластическая операция поможет…

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

Депутатам Жогорку Кенеша КР Комитету по конституционному законодательству, госустройству, судебно-правовым вопросам и Регламенту ЖК КР

Президенту Кыргызской республики

28.12.2015 г. Бишкек

Центр по защите прав человека «Кылым шамы» и «Коалиция за демократию и гражданское общество» выражают крайнюю обеспокоенность в связи с судебными преследованиями журналистов Д.Орунбекова и У.Ботобекова со стороны официальных властей Кыргызстана.

В частности, в апреле 2015 года Генеральная прокуратура Кыргызской республики подала исковое заявление на журналиста, владельца информационного портала «maalymat.kg» Дайырбека Орунбекова о защите чести и достоинства президента Кыргызской республики А.Атамбаева за статью «Когда будет дана политическая оценка ошским событиям, на которые закрыла глаза Отунбаева и про которые забыл Атамбаев?».

В июне 2015 года Аламединский районный суд вынес решение взыскать с Д.Орунбекова 2 млн. сомов в пользу А.Атамбаева, которое вступило в законную силу после решения Чуйского областного суда в сентябре 2015 года.

Вслед за этим бывший 1-й заместитель руководителя Аппарата президента, ныне советник главы государства А.Атамбаева Икрам Илмиянов подал в суд на журналиста, председателя Исполкома и члена Политсовета оппозиционной партии «Улуттар биримдиги» Урана Ботобекова на 5 млн. сомов за его интервью, опубликованное на сайте газеты «Вечерний Бишкек». Следует отметить, что в своем интервью У.Ботобеков подверг резкой критике президента А.Атамбаева и его окружение за рейдерский захват газеты «Вечерний Бишкек».

5 июля 2015 года Свердловский районный суд вынес решение взыскать с У.Ботобекова 1,8 млн. сомов в пользу советника президента страны И.Илмиянова «за оскорбление чести и достоинства», наложил арест на его квартиру и банковские счета.

9-октября 2015 года Бишкекский городской суд утвердил решение районной инстанции, которое вступило в законную силу.

Эти процессы свидетельствуют о том, что сегодня правящий режим Кыргызстана во главе с президентом А.Атамбаевым оказывает беспрецедентное давление на независимую прессу и журналистов, налагая на них огромные денежные штрафы через суды. В результате зависимых судебных решений в Кыргызстане серьезно притесняется свобода слова, происходит рейдерский захват СМИ.

Центр по защите прав человека «Кылым шамы» и Коалиция выражают свое сожаление в связи с заявлением МИД КР, которое 18 декабря 2015 года оценило рекомендацию ОБСЕ властям Кыргызстана не «назначать чрезмерные и непропорциональные штрафы в отношении журналистов» как «вмешательство во внутренние дела страны и попыткой влияния на судебную систему».

Высказывание президента Кыргызстана во время пресс-конференции 24 декабря 2015 года о журналисте Дайырбека Орунбекова «Я никогда не прощу журналиста», «Черные бандиты об этом говорят так — фильтруйте базар», «Журналисты где-то отрабатывали эти деньги, вот пусть они за них и заплатят», «Надо будет — еще раз подам в суд на журналистов», «Не будь я президентом, прибил бы этого журналиста» может рассматриваться правоохранительными органами и судами как установка на следующие действия по отношению к журналистам, которые подвергаются давлению со стороны властей. Подобные высказывания руководства страны могут оказывать беспрецедентное давление на свободу слова и свободу самовыражения в стране.

Центр по защите прав человека «Кылым шамы» и Коалиция за демократию и гражданское общество» призывают официальную власть Кыргызской республики соблюдать права на свободу слова и прекратить преследования журналистов, Депутатам Жогорку Кенеша КР рассмотреть ситуацию, связанную с давлением власти на журналистов на парламентском Комитете по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и Регламенту Жогорку Кенеша КР.

Центр по защите прав человека «Кылым шамы»
Коалиция «За демократию и гражданское общество»

— Общественность Кыргызстана осведомлена, что Свердловский районный суд столицы оштрафововал вас на 1 млн. 800 тыс. сомов в пользу бывшего водителя главы государства И.Илмиянова. Недавно его назначили советником президента. Как вы расцениваете такое назначение?

— Наверное, президент А.Атамбаев назначая Икрамжана Илмиянова своим советником «высоко оценил» его организаторские способности по преследованию независимых журналистов, давлению на свободу слова в стране и уникальный талант по развитию «телефонного права» в судебной ветви власти.

Несмотря на то, что назначение своего советника это личное дело и конституционное право президента, у общественности остается много вопросов к «таинственной деятельности» Илмиянова. Народ знает, что он является самым приближенным к телу №1 и имеет влияние на главу государства. Народная молва говорит, что в преддверии парламентских выборов кандидаты в депутаты от СДПК из южных областей, прежде чем попасть в партийный список, получили личное одобрение Илмиянова и только потом утверждались съездом. После своей отставки с поста 1-го заместителя руководителя аппарата президента он де-факто руководил штабом партии СДПК, занимался формированием партийного списка, контролировал партийную фракцию в парламенте. Поскольку СДПК и тогда, и сейчас составляет костяк правительства и реально правит государством, значит Илмиянов и после своей отставки, не имея де-юре государственной должности, имел обширный доступ к административному ресурсу и играл существенную роль в принятии важных государственных решений.
Во время судебного процесса с Илмияновым я воочию убедился в том, что на меня в суд подал не обычный гражданин, а монстр, прикрывающийся авторитетом президента и имеющий огромное влияние на судей всех рангов. В Свердловском районном и Бишкекском городском судах меня вообще не слушали. Нас лишили фундаментального права сказать хотя бы одно слово в доказательство своей позиции. Нас просто заткнули, нам не дали даже возможности выразить свое возражение к иску, что категорически недопустимо в демократическом государстве. Это нарушение самой основы гражданско-процессуального права. Это не было судебным процессом, это было просто судилищем. Судьи настолько спешили с вынесением решения, что даже арестовали квартиру, которая принадлежит моей матери,  а не мне. Было арестовано то имущество, на которое просто показал пальцем адвокат Илмиянова. Судья даже не удостоилась проверить, принадлежит ли это имущество мне или нет. Коллегия Бишкекского городского суда, несмотря на отсутствие представителей Илмиянова и газеты «Вечерний Бишкек, не допросив их, оставила решение Свердловского суда в силе. Одним словом, сегодняшняя власть грубо нарушила мои гражданские и конституционные права. Это настоящая репрессия в отношении своих политических оппонентов и инакомыслящих. Я сужусь не с обычным человеком, а с целой государственной машиной и авторитарным режимом. Я категорически не согласен с решением выплатить 1 млн. 800 тыс. сомов в пользу Илмиянова и буду бороться до конца.

В этом вопросе мои взгляды теперь полностью совпадают с утверждением лидера партии «Бүтүн Кыргызстан» Адахана Мадумарова, который сказал, что «в Кыргызстане справедливости нельзя добиться через суд, поэтому люди жаждут революцию».

— 6 ноября выступая перед парламентом, президент А. Атамбаев признал, что судебная реформа в стране провалилась. Кто виноват в этом и есть ли надежда на ее успешное осуществление?

— К сожалению, атамбаевская реформа судебной власти, полностью провалилась. Власть не смогла навести  порядок в судебной системе, и переломить коррупционную ситуацию за эти пять лет. Тому есть ряд причин. Главной причиной я могу назвать нежелание президента Атамбаева, законодательной и исполнительной властей реального проведения реформы. Власть понимает под судебной реформой только отбор, кадровые изменения и назначение «своих проверенных» людей на должности судей, что превратило их в карманных чиновников, обслуживающих интересы аппарата президента. Однако сама сущность реформы осталась за бортом.

Судебное дело руководителя аппарата президента Д.Нарымбаева показало, что существует налаженная система «телефонного управления» судами и вмешательство окружения президента в принятии судебных решений. Ведь он подтвердил, что звонил председателю и заместителю председателя Верховного суда с выражениями своего предпочтения и «позиции президента». Разве это нормально?! А у нас «от имени президента» каждый день совершаются звонки в суды всех инстанций по десяткам дел.

Я убежден, что по иску И.Илмиянова судьи принимали решения из-за политической «целесообразности», поскольку они зависимы от аппарата президента. В западных демократических странах незаконное вмешательство в правосудие является тягчайшим государственным преступлением. А у нас давление на суд окружением президента воспринимается как закономерный процесс. Став советником президента, И.Илмиянов теперь легитимно приобрел огромные рычаги для давления на суд любой инстанции, хотя он и ранее обладал ими. Поэтому я не верю в справедливость судей, рассматривающих иск Илмиянова против меня! После его назначения на высокую должность мне приходят мысли о том, что судебное преследование в отношении меня одобрено самим Атамбаевым. Сегодня общественность относится к инициативе президента о судебной реформе с определенной долей скептицизма.

— Почему?

— Потому что президенту выгодно иметь подручных судей. Через них он устраняет политических оппонентов, закрывает рты независимым журналистам, очищает политическое поле перед выборами. Доподлинно известно, что в свое время власти создали оперативный штаб по «политической ликвидации» экс-мэра М.Мырзакматова и ограничению влияния партии «Улуттар Биримдиги». В результате ангажированных судебных решений он был незаконно осужден на 7 лет с конфискацией имущества по «модной» статье 304 («Злоупотребление должностным положением»), которая обычно применяется против оппонентов. По данной статье также были возбуждены уголовные дела в отношении экс-вице-мэров южной столицы Р.Мирзаматова, Д.Ходжаева, директора муниципального предприятия «Ош Тазалык» Ш.Атазова, начальников нескольких городских служб.

— Но президент А. Атамбаев, выступая 28 октября на открытии эстакадного моста в Оше, заявил, что М. Мырзакматова Бог наказал.

— Судебное преследование членов партии «Улуттар Биримдиги», в том числе меня и Мырзакматова, является ярким примером политического гонения. В авторитарном государстве репрессивная машина безжалостно работает над уничтожением оппонентов властей. В Кыргызстане происходит то же самое, поскольку судьи, прокуратура и силовые структуры подчиняются Атамбаеву. Тех, кто осмеливается перечить, как судья Конституционной палаты К. Сооронкулова, то в лучшем случае увольняют, в худшем — преследуют уголовными делами. Говоря о том, что кого-то наказал Бог, президент берет на себя функции Всевышнего.

Репрессивная машина не обошла стороной и близких родственников опального политика. Возбуждены уголовные дела в отношении родного брата экс-мэра К. Мурзахметова, старшей сестры А. Райымбердиевой, супруги Н. Касымбековой, двоюродного брата Н.Мурзахмедова, лидера фракции «Улуттар Биримдиги» в Ошском горкенеше Р. Мирзаматова «за воспрепятствования осуществлению правосудия». Это нонсенс! На самом деле воспрепятствуют правосудию именно чиновники президентского аппарата.

Для проведения судебной реформы нужно достичь независимости судей. Отбор судей не должен зависеть от политических сил. Должна быть отчетность судей, полная независимость при принятии решений. Суды должны работать только в рамках закона. Власть должна забыть про давление на суды в своих интересах и пойти на реальные шаги. Только тогда судебная реформа будет проведена, и мы увидим результаты. К сожалению, сегодня атамбаевская власть не может переступить через свои интересы.

— Каковы будут ваши дальнейшие действия?

— Мы обязательно подадим апелляционную жалобу в Верховный суд, где будем в рамках закона требовать вынесения справедливого решения. Но я не питаю надежды на справедливость судей, пока они подконтрольны президенту и его советнику Илмиянову.
Когда человек бессилен перед беззаконием, творимым авторитарной властью, то он надеется только на Всевышнего. Я глубоко верующий человек и уверен, что Аллах воздаст всем по заслугам, кто вынес несправедливое судебное решение и, тем, кто отдавал им приказы…

Беседовала Солто Темир.

Глава государства Алмазбек Атамбаев взял краткосрочный трудовой отпуск. Информацию об этом еще 10 ноября распространила пресс-служба президента. Сообщалось, что он проведет его в кругу семьи.

Однако позже выяснилось, что Алмазбек Атамбаев отправился в одну из клиник Китая для прохождения лечебно-профилактических процедур. Эти сведения просочились в СМИ, что позже пришлось подтвердить чиновникам Белого дома официально. Но чем болен президент, не сообщают.

Общественность принялась гадать, озвучиваются диагнозы от цирроза печени до аденомы простаты. В пресс-службе слухи опровергают, уверяя, что это обычная профилактика. К тому же известно, что проблемы со здоровьем у Алмазбека Атамбаева бывали и раньше, он перенес несколько операций. Что на этот раз тревожит президента доподлинно неизвестно.
Не сообщают в Белом доме и информацию о том, на каком самолете глава КР отправился в Поднебесную. И почему Китай, а не Турция? — негодуют в обществе. Ранее Алмазбек Атамбаев неоднократно лечился за рубежом и преимущественно в Анкаре. В феврале 2015 года по рекомендации врачей  президенту проведена операция на коленном суставе в одной из клиник Москвы. А до того в 2013-м он прошел медицинское обследование в военно-медицинской академии «Гюльхане» в Анкаре. В 2008 году в другой клинике столицы Турции ему была сделана операция на пищеводе. Отечественной медицине, похоже, глава Кыргызстана не доверяет.

Даже назначив главой Минздрава врача, долгое время практиковавшего в Турции, Алмазбек Атамбаев не проникся доверием к системе здравоохранения КР.

К тому же, это уже четвертый отпуск Алмазбека Атамбаева за неполный 2015 год. Первый раз отдохнуть глава КР ушел 9 февраля, после поездки в Сочи, где Атамбаев встретился с президентом РФ Владимиром Путиным и посетил ледовое шоу «Год после Игр». И сразу оттуда полетел в Турцию. В июне президент вновь взял отпуск. «Он проведет пятидневный отпуск в Турции в кругу семьи», — сообщала тогда его пресс-служба. С 17 по 21 августа Алмазбек Атамбаев в очередной раз уходил в краткосрочный отпуск. Опять же все покрыли завесой тайны.

Встает вполне закономерный вопрос, позволяет ли состояние здоровья Алмазбека Атамбаева занимать пост главы государства?

Соб.инф.

Сегодня лицо столицы — повсеместный мусор

«СДПК готова взять на себя ответственность за развитие нашего города», — говорили агитаторы три года назад, когда шли в Бишкекский горкенеш. Бишкекчане умылись обещаниями.

Надо же было дать название своей предвыборной концепции «Бишкек-креативный город», где они писали, что предлагаются конкретные мероприятия по созданию оптимальной городской среды, способствующей личностному развитию и проявлению индивидуальности горожанина.

Свежо предание несбывшихся обещаний. А ведь как все красиво звучало.Мы решили опубликовать их, как пособие для тех, кто готовит разные агитки для политпартий во время выборов. Может кому-то и пригодится.

— «Мы планируем построить новые школы и культурные центры, вернуть здания приватизированных садиков детям, повысить качество образования и увеличить количество научных центров.

— Обеспечить общественный контроль над милицией; установить в органах внутренних дел камеры видеонаблюдения с целью предотвращения противоправных действий сотрудников в отношении граждан, ряд других комплексных мероприятий.

— СДПК имеет специальную программу по проекту «Здоровая нация – благополучная нация». Ею предусмотрено к 2014 году открыть не менее четырех детских поликлиник.
— Увеличить в три раза надбавки к заработной плате медработников к 2014 году, ужесточить ответственность за некачественное лечение; включить в план развития города поэтапное приобретение необходимого количества транспорта для Скорой медицинской помощи, современного медицинского оборудования, а также ускорить ремонт зданий медицинских учреждений.

— СДПК будет решать проблемы в области инфраструктуры столицы и градостроительства через проекты детальной планировки основных районов и застройки отдельных кварталов и микрорайонов; установление красных линий городских улиц и транспортных развязок.
— Мы проведем реформу жилищно-коммунального хозяйства.
— Мы предлагаем посредством государственно-частного партнерства отремонтировать внутридворовые территории; провести оценку технического состояния инженерных сетей, разработать план мероприятий по модернизации и развитию коммунальной инфраструктуры.
— Для уменьшения потерь и искоренения коррупции в электроснабжении, СДПК планирует обеспечить внедрение нового электросилового оборудования с меньшим уровнем потерь: замену кабелей на пластмассовые, соединительных муфт с термоусаживанием, масляных выключателей подстанций на вакуумные; автоматизированной системы коммерческого учета электроэнергии в Энергосбыте г. Бишкека, РЭС и ряд других системных мероприятий.
— Приоритетным направлением будет обеспечение потребностей города в питьевой и технической воде. В связи с этим СДПК предполагает реконструировать водопроводные и канализационные сети; осуществить ремонт водопроводных и канализационных насосных станций; организовать водомерный учет потребления воды абонентами и населением, сократить нерациональное использование питьевой и технической воды.
— Основными направлениями развития теплоснабжения Бишкека являются сохранение и развитие сложившейся системы централизованного теплоснабжения на базе комбинированной выработки электрической и тепловой энергии на ТЭЦ г. Бишкека.
Согласно программе СДПК, необходим контроль за стабильной работой лифтового хозяйства города, значительное улучшение технического состояния лифтового парка, сокращение аварийных ситуаций, соответственно, обеспечение благоприятных и безопасных условий для жизнедеятельности горожан.
— Острейшая проблема города – транспорт и дороги. СДПК разработала специальную программу по ее решению. В числе первостепенных задач — обеспечение необходимым количеством общественного пассажирского транспорта, особенно окраин города. Кроме того, планируется строительство транспортных развязок, с привлечением инвесторов осуществить строительство подземных переходов на пересечении улиц Московская-Советская, Советская-Ахунбаева, Ахунбаева-проспект Мира.
— Сегодня вокруг Бишкека образовано 48 жилых массивов, где проживает порядка 260 тысяч человек. Их инфраструктура обеспечена только на 30%, то есть, люди ограничены в самых простых и необходимых для жизни вещах, таких как питьевая вода, электричество, газ, дороги, телефон, общеобразовательные школы и детские сады. Эти вопросы СДПК взяла под свой контроль.
— Мы хотим жить в чистом и зеленом городе. СДПК имеет свою программу по превращению Бишкека в образцовый город республики. Для этого необходимо обеспечить строительство мусороперерабатывающего завода к концу 2014 года.